23 | 07 | 2018

Шоколадные страсти. Из серии ДЕТИктив.

И.ИСТОМИН

ШОКОЛАДНЫЕ СТРАСТИ

Из серии "ДЕТИктив"

Приключение третье

25

Если вы думаете, что после нашего последнего сенсационного раскрытия кражи леса на Кедровой горе, когда к нам прилипла кличка "командойлы" (ну, вы помните, что великого писателя звали Конан Дойл, а наша команда в числе меня и Коляна занимается расследованиями всяких происшествий, потому и возникло это название нашего сыщицкого коллектива - командойлы), мы с Коляном утихомирились? Спешу вас разочаровать - мы вляпались, точнее не скажешь, в новую историю! И это при том, что мы еще не успели отойти от прошлого расследования лесных событий. Новое приключение настигло нас прямо в ходе прежнего приключения. Как говорит мой отец: "Где бы какая собака ни шлялась, а тебя укусит обязательно!". Все верно, моя интуиция опять подбросила мне новые проблемы.
Спешу добавить, что по примеру известных сыщиков, ну, там комиссара Мегрэ или самого Шерлока Холмса, по каждому расследованию я начал вести дневник. Поэтому описание нового приключения, как я его назвал "Шоколадные страсти", вы можете видеть в хронологическом порядке. В дневнике я описываю только то, что относится к моим сыщицким делам, а остальное отбрасываю, потому как оно все скучное и пресное. Эх, люблю я приключения! А еще больше люблю что-нибудь расследовать и... Ладно, в общем, читайте и все узнаете.

14 февраля

СЛЕД

После третьего урока мы с нашим девятым "Б" классом лениво тянулись по коридору в кабинет физики. Вчера была дискотека, по домам разошлись поздно, и мы первые несколько уроков откровенно дремали.
Я тащился в сторону двадцать девятого кабинета и зевал на ходу.
Мы с моим другом Колькой после всех наших лесных событий хотели спать больше других. А все оттого, что чуть ли не каждый вечер до самой ночи еще и еще раз вспоминали наше приключение с лесовозами, как ловко мы провернули расследование с "Уралами". Мне сейчас хотелось только одного - дождаться окончания уроков и добраться до своей кровати...
- Стас, иди сюда!
Вернее, прозвучало: "Стасдисьда!", но вы же знаете, что мой друг всегда умещает все, что говорит, в одно слово. А уж делить это слово на куски, из которых можно сложить понимаемую фразу - моя участь.
- Где твой фотик, дай мне его на пару часов, надо кое-что заснять для моей коллекции...
Да, и знаки препинания в Колькиной "речи" расставлять - тоже моя, как красиво говорят политики с экрана, прерогатива. Поэтому, если в дальнейшем вы будете видеть правильно сформированную прямую речь Коляна, знайте, что это подстрочник - понять то, что "говорит" мой друг, могут только его родители, некоторые учителя и я.
- А можно я с тобой? - Скажу прямо, никуда идти не хотелось, потому что на физике я надеялся занять место заболевшего Митяя на задней парте и поспать, но слишком уж возбужденный вид моего другана почему-то вызвал во мне ощущение... как бы это сказать... волнения, что ли. Сам не знаю почему, но ноги мои против моей воли зашагали вслед за коллекционером автоприколов, каким является Колян.

...Сам по себе Колька обычный парень, но природа вложила в него такой запас энергии, что если бы всю ее использовать в мирных целях, то хватило бы на освещение небольшого города, а уж нашего села - так в полной мере! Но этот рыжеволосый и конопатый атомный реактор расходовал свою энергию куда попало: то на создание вертолета, где вместо мотора хотел использовать резиновый жгут (хорошо, что он его не доделал, а то бы, свалившись с небес, устроил небольшой атомный взрыв!); то на конструирование велосипеда на солнечных батареях (проект рухнул в прямом смысле этого слова - обычная чугунная батарея, пристроенная к багажнику, на первом же повороте уронила хозяина вместе с великом в канаву, после чего устройство мирно перекочевало в металлолом); то на создание автопоилки для коровы, причем в качестве насоса Колька решил использовать челюсти самой коровы, - все равно жует, не переставая! - но получил от матери такой нагоняй, что обходит стайку, где стоит корова, стороной... Но главное увлечение моего друга - автомобили. Он знает про них не только все, но и больше. Каждый шофер в селе считает за честь поздороваться с Коляном за руку, потому как нет ни одного из них, кто бы хоть раз да не обратился к моему другу за помощью: Колян всегда знает, у кого, где и почем приобрести нужные запчасти. По отпечаткам колес он может рассказать и об автомобиле, и о его хозяине столько, что если бы они услышали то, что рыжий говорит о них, никогда бы друг с другом не подружились!

Я кое-как успевал за Колькой, а он, не разбирая дороги, определенно рулил к магазину "Русский шоколад".
Если Колян решил "оцифровать" что-либо, что связано с машинами, а это и было, несомненно, "что связано с машинами", то это значило только одно - он нашел необычный экземпляр, какого в его коллекции еще не было. Мечты стать шофером у него трансформировались в жажду изучить все, что относится к автомобилям.
Возле магазина он вынул фотик и начал во всех ракурсах щелкать какой-то след от колес, оставленный на снежном бортике каким-то автомобилем.
- Ну, ничего себе... На таких уже сто лет не ездят... Интересно, зачем он нацепил ее на свою колымагу... Вот жмот, неуж-то на новую резину денег жалко... Давненько я звездочки не видел... - Колян ползал по снегу и бормотал себе под нос все то, что он в это время думал по поводу снимаемого объекта.
Меня же почему-то заинтересовало другое: из магазина доносились громкие женские голоса и мужская ругань. При этом женский голос обвинял кого-то, а мужской как-будто оправдывался.
Женский голос доказывал:
- Что ты мне тут заливаешь? Все по фактуре... Мы считаем каждый грамм, каждую мелочь просчитываем, а ты мне поёшь, что мы его прикарманили! Ты лучше скажи, кому вы его торганули по дороге?...
Женщина, чувствовалось по голосу, была в ярости. А мужской голос, явно молодого парня, растерянно, как мне показалось, оправдывался:
- Да не брали мы, пропади он пропадом! Все коробки, как на базе загрузили, так вам и привезли. Поищи получше, а то проверь свою продавщицу, или потряси ее хорошенько, прикурковала небось...
После этих слов перепалка достигла таких визгливых высот и далеко не высокоэтических идиоматических оборотов, что слушать все это дальше стало уж совсем ни к чему. Мама бы давно уже оттащила меня за уши от этих спорщиков, боясь того, что мой культурный уровень мог бы резко скукожиться.

Но все же я заглянул в двери и увидел, как безразмерной толщины тетка, вздымая вверх свои толстые руки, орала на худенького прыщавого парня в синей спецовке, а тот, приняв боевую стойку, изо всех сил пытался осадить разъяренную хозяйку торговой точки.
Не успел я проявиться в двери, как тетка мгновенно переключилась, и тем же тоном, каким отчитывала парня, обрушилась на меня.
- Тебе чего здесь надо? Иди отсюда! Мы сегодня не торгуем. Зайди в другой раз, - и добавила, когда я стал уходить, - шляются тут всякие...
На улице Колька уже снял на фотик все, что ему надо было, и теперь стоял на корточках, изучая заинтересовавший его след от машины.
Присел рядом и я. След и впрямь был необычным - в снегу виднелись отпечатки рисунка протектора, похожие на звездочки.
- Это покрышка такая, старой модели. Теперь эту резину уже почти не применяют. Интересно, зачем ее Тишка нацепил? И где он ее взял?
- А ты знаешь, от чьей это машины след?
- А чего тут не знать, передняя-то резина, лысая, Тишкина.
Вот в этом весь мой друган! Он о машинах односельчан знает такие тонкости, что совершенно спокойно по следу протектора, как хиромант по ладони, может прочитать, кто, куда и зачем поехал.
- Слушай, они орать когда-нибудь перестанут? - Колька спросил это совершенно незаинтересованным тоном, просто потому, что крики были слишком громкими, и не обратить на них внимание было невозможно.

Но на меня это простой вопрос подействовал так, будто меня шарахнули обухом по голове! Слыша перепалку в магазине, я смотрел на след "звездочки" и ловил себя на том, что плечи мои поднимаются к ушам, а губы оттопыриваются так, что любой прохожий, кто бы смог меня сейчас видеть, немедленно перешел бы на другую сторону улицы.
- Ты чего? - Колян уставился на меня, как баран на ворота. - Что, опять?
Уж кому-кому, а ему-то было точно известно, что такие превращения с моим организмом происходят в минуты, когда я чувствую приближение нового приключения!
Каким-то невероятным и тайным образом эти крики из магазина вызвали во мне неистребимое желание...

...Скажу по секрету, что в некоторые очень важные минуты, еще не понимая, зачем мне это надо, я чувствую приближение тайны, которая в дальнейшем лишит меня покоя и сна, заставит бросить все дела и посвятить мои последующие дни только одному - сыску! Я уже давно знаю, что мое призвание - быть сыщиком, потому как, всем известно, что среди моих однокашников только мне присущи эти неистребимые качества следователя - нюх на преступление и талант для его раскрытия. Я немного хвастаюсь, но это на самом деле так!
Вот и Колька бы сказал...
Но он произнес совсем другое:
- Эх, плакал твой мокик... Ты забыл, как клялся отцу, что больше никогда не будешь заниматься чепухой? Тот раз мокик тебе обломился, обломится и сейчас. Ну и что, что следователь тебя похвалил, но отец-то тебе мокик не купил? Не купил! Ну, орут, ну и что? Пусть орут. Да они готовы из-за хлебной крошки удавить друг друга! Подумаешь, ящик шоколада потерялся! А вот зачем Тишка старую резину поставил, это поинтереснее будет...
- А ты откуда про ящик знаешь?
- Да они из-за него уже полдня ругаются!
Друг хотел отбить у меня интерес к этому делу, но по его неуверенному тону я понял, что и у него в голове что-то стало роиться.

15 февраля

НИКТО НЕ БРАЛ, А ГДЕ ТОВАР?

Вчера мне все же удалось поговорить с продавщицей магазина, хоть мы с Кольшей и прогуляли один урок.
Худая, с некрасивым бледным лицом, Зина, так зовут помощницу хозяйки магазина, вышла, чтобы пройти в склад. Мне почти ничего не пришлось спрашивать, женщина сама готова была на первого встречного излить свою обиду за то, что ее подозревают в воровстве. Она до сих пор всхлипывала и сквозь причитания говорила:
- Да я в жисть никогда и крошки не украла... А тут... Ящик шоколада, мол, закурковала... У-у, прыщавый черт! Я б тебе сказала, если б не Надька...
Я изобразил глуповатого любителя сплетен и спросил:
- Неуж-то целый ящик?
- А не то! Сам где-то загнал по дешевке, а теперь валит на меня, сморчок недоношенный...
- А когда вы узнали, что одного ящика нет?
- Дык... - Зинка как-то странно помялась, - когда все приняли, тогда и узнали. А он сразу в бутылку - вы че, говорит, лапшой меня кормите, все я вам отдал! Поди что уже не в первый раз припрятываете! У, охламон!
- А он один был или с помощником?
- Да банда у них там целая! Расползлись по Алтаю как тараканы... Только бы кусок урвать... Ничего, не обеднеют... У них мильёны в кармане, что им какая-то коробка шоколада... А приехали они вдвоем. Один таскает коробки, а другой зырит, как бы чё не сперли!
- И где они сейчас?
- Надька у них бумаги все забрала, не отдам, говорит, пока коробку не найдете! Вот они и остались, сейчас в кафешку уехали, а потом опять сюда приедут, или место для ночевки искать будут... Не знаю...

Получается, что хозяйка магазина обнаружила пропажу ящика с шоколадом и свалила все на парней, что привезли товар. А те отрицают и считают, что шоколад увели хозяйка магазина Надежда и ее помощница Зинаида. То есть, и в машине его нет, и в магазине не видно. В кузове все на виду, тем более там был напарник, а магазин такой маленький, что женщинам там ящик спрятать вроде совсем невозможно. Странно... И зачем кому-то из них именно в момент получения-передачи товара понадобилось красть шоколад?
Сами понимаете, что на уроках голова моя была забита совсем даже не физикой с математикой, а шоколадом. И сладко мне от этого не было. Кольки тоже где-то не было, потому обсудить эти шоколадные страсти мне было не с кем.
Мой одноклассник Славик, кстати, самый умный из класса, видимо, сразу просек, что я встал на тропу сыска, потому что на перемене подошел ко мне и в упор спросил:
- Ты что, опять бандитов ищешь?
- С чего ты взял? - Еще не хватало, чтобы он путался под ногами.
- А у тебя опять глаза внутрь смотрят и плечи к ушам поднимаются!
Пришлось этого умника послать подальше, но, думаю, он далеко не уйдет, а будет шпионить за нами. Но ничего, будет приставать, припугнем, отстанет как миленький!

После уроков ноги сами привели меня опять к магазину.
Машина, которая вчера привезла товар, стояла тут же, но в магазине было подозрительно тихо.
Я сунул голову в дверь. Покупателей не было, но хозяйка магазина и тот парень, что привез товар, были тут. Они сидели на ящиках и тихо беседовали.
Я встал возле прилавка подальше и прислушался.
- Я тебе клянусь, не могла она заныкать ящик! Да у нас тут и ныкать-то негде. Глянь, все на виду. А мне вообще шоколад противен, я от него толстею. - Надежда провела толстыми руками по необъятному животу. - Может, перероете еще раз у себя в кузове? Или забыли на базе?
Разговор уже шел на более мирных тонах, не то, что вчера.
- Да мы уж на сто раз перерыли все! - Парень нервно кусал губы. - Леха даже в кабине все перевернул. А на базе я точно помню, все тютя в тютю было!
Хозяйка шумно выдохнула, встала и уставилась в окно.
- В милицию не будем заявлять, а то греха не оберешься. Если вы не виноваты, то мы тем более. Вы платите две трети стоимости за ящик, и мы разбегаемся.
Парень тут же вскочил.
- Ты че, сдурела? На кой черт нам платить, если ящик в вашем магазине исчез?! Это вы нам должны заплатить!

Разгорающаяся перепалка могла бы еще ярче вспыхнуть, но тут Надежда заметила меня.
- Чего тебе, парень? - Лицо ее было красным, видно, пропажа ящика сильно расстроила. - Бери, что тебе надо, мы закрываемся.
- Мне бы шоколадку... - Я сморозил первое, что мне пришло в голову. И опять нарвался на крик.
- Что вас всех сегодня на шоколад потянуло? - Тетка мгновенно перешла на крик. - Нет шоколадок! Иди в другом магазине поищи. Мы закрываемся!
Но мне этой информации было мало. Я набычился, и как-будто в ярости, выпалил:
- А мне шоколад сейчас нужен! У меня сестренка маленькая.
- Я тебе русским языком сказала - шоколада нет! Иди в другой магазин!
И вдруг без всякого перехода, повернувшись к парню, спросила:
- А Леха не мог по дороге кому толкнуть?
- Как он толкнет, если ключи от кузова у меня?
- А он никуда не отлучался, когда ты коробки таскал?
- Да ты что, мать? Это у нас строго - один таскает, другой приглядывает.
Я понял, что мне пора уходить. В открытую дверь ворвался морозный воздух... и вслед за ним - Колян!
- Я так и знал, что ты здесь, рванул за тобой, я узнал кое-что...
Конечно, тетка с парнем ничего не поняли из того, что пропулеметил Николай, но я сразу сообразил, что так просто он бы меня не стал искать.

16 февраля

ТИШКА


Я вот до сих пор думаю - неужели это видно только мне самому, что шоколад спер Тишка? Колька мне вчера, еще больше сокращая свое единственное слово, выпалил следующее:
- Тишкапятьсмнилрзинуснялзвздчкиипставилстаре!
В переводе на нормальный язык это означало, что Тишка опять "переодел" колеса - снял "звездочку" и надел старые стертые покрышки.
Целый час я пытался убедить Кольку, что Тишка это сделал потому, что специально надел "звездочку", чтобы украсть шоколад, а потом снял "звездочку", чтобы никто не подумал, что это он украл... Но Колян никак не хотел меня поддержать в моем открытии - не мог Тишка украсть, потому что он тюхтя, он только шаньги у матери может стащить, а на уголовщину его не хватит. Этот бугай умеет только жрать и спать, потому и не работает, гоняет на отцовском старом "Москвиче", а деньги на бензин у матери требует.
- Ну, как ты не можешь понять, что Тишка не стал бы так просто менять покрышки, если бы не хотел шоколадом поживиться! Это он так следы заметает!
Но Колян твердо стоял на своем.
- Зря ты его в герои криминала записываешь, он еще зазнается. Да у него ума хватает только у матери сотню выпросить, а потом девок по деревне катать. Если бы не сосед его Васька, который более-менее разбирается в машинах, так давно бы уже "Москвич" в огороде ржавчина съела.
- А что, Васька даром машину ремонтирует?
- Ну, Тишка ему за ремонт дает "Москвич" покататься. Тот на нем иногда и в город гоняет.
Да ладно бы Колька, а то и наш "вундеркинд" Славик туда же, - и от кого он только узнал? - пристал как банный лист:
- Не мог Тишка украсть, у него мозгов только жрать. Он сосед мой, я его знаю. Но я думаю... - и углубился в размышления.
Ну, думай, думай, лишь бы не приставал.

Продолжение того же дня.

Тишку я не знал. Точнее, видел как-то, когда он еще в школе учился, толстый такой, вечно у малышей деньги отбирал и пирожки лопал. Надо бы к нему сходить, глянуть, каким он стал. Хотя...
Славика, как ни странно, я встретил возле своего дома. Он обычно далеко не отходит от своего дома, потому что ростиком он не вышел, был маленьким, и родители боялись, что их вундеркинда кто-нибудь обидит. Славик стоял перед моими окнами и, задрав голову, казалось, высматривал меня. Он всегда задирал голову, потому что шапка как на оси вращалась на его огромных ушах и падала попеременно то на глаза, то назад на дорогу.
- Привет! Ты чего тут болтаешься? - Я и вправду был удивлен, что стоило мне подумать о Славике, как он оказался тут как тут. - Папа с мамой не наругают?
- Не-а! - Мальчишка нисколько не обиделся, а наоборот, подскочил ко мне и, приставив руку к своим губам, таинственно зашептал:
- Тишка только что приехал, загнал "москвича" во двор и зашел в дом.
И что? Какая в этом секретность? Вот ведь новость!
- Ты что, следишь за ним, что ли? - Активность парня меня одновременно и радовала и пугала.
Славик радостно закивал головой и уставился на меня, явно ожидая похвалы.

Еще этого не хватало! Этот шкет со своей старательностью может только все испортить. Надо как-то его отвадить, а то...
- Слушай, а не пошел бы ты, а? С чего ты взял, что мне это интересно? И вообще, мотай-ка ты домой, мать узнает, опять без конфет останешься.
Про конфеты я специально добавил, мне показалось, что Славик обидится и уйдет домой. Весь класс знает, что при виде конфет у него едет крыша, а если ему удается где-то раздобыть хотя бы горсть леденцов, то он начинает пожирать их со страшной скоростью, будто боится, что у него отнимут это богатство.
Но Славик не обиделся, а вытаращил глаза и горячим шепотом возразил:
- Ну, как же тебе неинтересно! Ведь Тишки не было дома со вчерашнего дня, а вместе с ним ездил и Васька тоже. Они приехали поддатыми и веселыми. Васька громко хохотал и все время толкал Тишку плечом, при этом он говорил: "А ты боялся! Все ништяк! Купи Зинке мороженку!".
Оп-па! Молодец Славка! Это уже кое-что. Моя версия подтверждается!
- А ты как все это услышал? В машине, что ли, сидел?
- Еще чего! Я недавно щенка нашел, и чтобы родители не узнали, вырыл ему норку в снегу как раз возле Тишкиного забора. Сегодня пошел кормить и все услышал, а сквозь дырку в заборе увидел, как они несли в дом бутылки с пивом.

Та-ак, ценность Славкиной информации была на самом деле очень даже велика, потому я уже иначе смотрел на нашего новоявленного помощника.
- Славка, ты знаешь, кто такой сексот? - Конечно, вундеркинд этого не знал, это же ему не физика с химией. Он выпятил губу и, как мне показалось, стал мысленно перебирать страницы учебников. - Секретный сотрудник! Это должность такая в разведорганах. С этого дня я буду тебя так звать, а ты не спускай глаз с Тишкиного дома. Кстати, и с Васьки тоже. Что-то не нравится мне, что они ни с того, ни с чего разбогатели и радуются жизни, как-будто банк ограбили.
Видели бы вы, как сразу изменился этот лопоухий всезнайка! Видимо, слава Джеймса Бонда дошла и до этого любителя карандаша и дисплея - Славик тут же подтянулся, воровато осмотрелся и выдал:
- Вас понял. Есть установить наблюдение!

17 февраля

СИЛА СЛОВА

Вчера мы с Кольшей весь вечер ухахатывались, когда вспоминали, как Славка стал копытом землю рыть, когда я его обозвал сексотом.
- Ничего, это нам на руку. Пусть следит. Только надо ему сказать, чтоб не очень-то высовывался, а то Тишка с Васькой могут чего-то заподозрить и "залягут на дно".
(Колька тоже, видимо, почерпнул из бандитских сериалов, как гангстеры после того, как обчистят банк, всегда "ложатся на дно", то есть прячутся где-нибудь, где их не достанет полиция, и несколько месяцев ни гу-гу).
В школе Славик перестал разговаривать с одноклассниками, с таинственным видом ужимался в парту и все время смотрел на часы. Видимо, с нетерпением ждал окончания уроков, чтобы продолжить наблюдение за Тишкой. Народ удивленно переглядывался между собой, когда Славка вместо того, чтобы, как всегда, прицепиться к учителю со своими глубокозаумными вопросами, пулей вылетел из школы.
- Ох, и наломает дров наш "жучок"... или нам наломают бока его родители, когда узнают, во что мы втянули их гениального отпрыска! - Колька ухмыльнулся, хотя и понимал, что сейчас наблюдение за Тишкой было очень даже кстати. - Но, честно говоря, мы его наоборот - хотели отвадить, но он сам напросился! Только поймут ли это его папа с мамой?
- Кстати, как твои "звездочки"? - Меня не покидала уверенность, что эти старые протекторы имеют прямое отношение к событиям в магазине.
- Пропали "звездочки"... - Колька шумно выдохнул. - То ли я ошибся, не Тишкина это была машина, то ли...
- Да ты что? Это же здорово! - Сообщение друга о том, что покрышки пропали, только подтвердило мою версию! - Узнай по своим каналам, не прикупил ли кто эти покрышки в последние дни!
Николай удивленно таращился на меня.
- А что тут "здорово"? Покрышки пропали, а ты радуешься. Но, вообще-то, ты подсказал идею, надо пробежаться по адресам, вариант вполне разумный.

Мы вышли из школы и двинулись в сторону моего дома.
Неожиданно сзади послышался голос:
- Стас, Николай, подождите!
К нам со всех ног мчался Славик. Еще издалека он стал махать руками и, захлебываясь, кричать:
- Они дерутся! Пойдемте скорее! - Шапка на нем, точнее, на оттопыренных ушах Славика прыгала и в итоге свалилась, а вслед за ней растянулся на скользкой дороге и сам хозяин треуха. Когда мы его подняли и отряхнули от снега, наш внештатный сексот хотел было в том же ключе продолжить, но Колька рявкнул ему одно только слово "зткниськзявкапокастршиегврят!", и паренек, продолжая таращить глаза, захлопнул рот.
- Понял, да? - Я нацепил шапку сексосту на глаза и продолжил. - Тут есть, кому тарахтеть быстрее пулемета, потому вдохни поглубже и начинай с толком и расстановкой докладывать о своих наблюдениях.
- Так пока я с толком и расстановкой, они там ее убьют!
Ага, значит, Зинуля не выдержала и пришла навестить дружков, а они ее не поделили!
- А за что они ее бьют?
- Она вошла к Тишке в калитку и с ходу закричала: "Вы мне чего обещали? Мою долю еще вчера отдать! А я вижу, вы уже все пропили! Отдавайте мои деньги, а то я в милицию заявлю!". Вот тут-то они схватили ее и потащили в дом! Васька ей даже рот ладонью закрыл!
- И это все? И это, по-твоему, бьют?
- А зачем тогда они ее в дом потащили?
- А вот сейчас мы это и узнаем.

Мы с Коляном двинулись к Тишкиному дому. Славик семенил следом и лопотал:
- Я как прибежал домой, сразу же стал наблюдать. Вчера они допоздна пили и ходили за вином. Я слышал даже, как Васька уговаривал Тишку забрать покрышки обратно, чтобы, как он сказал: "повторить халяву".
- Так ты что, весь день под забором лежал?
- Нет, конечно! У меня Бимка знаете какой умный? Он сразу понял, что я наблюдаю за Тишкой и Васькой, и как только те выходят из дома или заходят во двор, сразу лает. Я слышу и бегу к нему. Настоящий розыскной пес!
Умора! Там пса-то, наверное, с гулькин нос! Представляю - Славик геройски преследует бандитов, а из кармана у него "розыскной" пес выглядывает!
Мы прошлись возле Тишкиного дома, стали за сараем и прислушались.
В доме было тихо.
- Убили! - Славик возбужденно зашептал. - Надо было раньше идти! А вы все - погоди, да погоди... Пойдемте в дом, надо преступников задержать, пока они не смылись. Они же могут тело расчленить и...

Неожиданно внутри коридора взвизгнула дверь, и раздался женский смех.
- Странно, ее расчленили, а ей смешно! - Колька дал легкий подзатыльник Славке. - Эх ты, секретный сотрудник! Ты уж в другой раз дождись, когда труп из дома по частям будут выносить, потом и беги докладывать!
Славик сконфуженно уставился в землю, а я неожиданно подумал - отчего это Зинка смеется? Ей дали денег, или пообещали отдать в следующий раз?
Васька и Тишка вывалились на крыльцо и застыли в дурашливом поклоне, а вслед за ними, явно рисуясь, медленно выплыла сама Зинка.
Мы заскочили за дровяной сарай и стали сквозь щели в стенах наблюдать за спектаклем. Славкин Бимка мгновенно зарядился писклявым лаем, но "артисты" на него не обращали никакого внимания. Они куражились, представляя себя галантными кавалерами в обществе изысканной дамы.
- Мадам, просим Вас сойти по ступеням нашего дворца! - Васька снял свой куцый треух и стал поводить им перед собой, как мушкетер шляпой. Но, будучи не в ладах с равновесием, поскользнулся на нечищеном крыльце и растянулся возле ног своей "мадам". Тишка закатился в хохоте, а Зинка согнулась и, взяв неудачника за шкирку двумя пальчиками, якобы галантно произнесла: - Вы не ушиблись, милейший?

Тьфу ты! Эти трое в задрипанной одежде еще изображают светских львов! Было даже не смешно, а омерзительно видеть, как кривляются без меры захмелевшие придурки. Видимо, воровские деньги, которые они конвертировали в вино, развязали им языки.
Васька, тем не менее, обретя потерянное равновесие, продолжал кривляться.
- Не хочет ли мадам посетить личный супермаркет на предмет приобретения дополнительного количества веселящего продукта?
Ага! Похоже, эти придурки еще и отовариваются в магазине, где работает их подруга! То есть - уворовали в этом магазине ящик шоколада, продали его, а деньги хозяйке шоколада возвращают в обмен на водку? Поистине бизнес по-русски: "машину водки продали, а деньги пропили!".
Так, а не было ли сговора еще и с хозяйкой магазина? Это надо как-то разведать...
Колька не дал мне развить мысль. Он оттащил нас от щелей в дровянике и, отведя в сторону, затараторил:
- Пока у них мозги набекрень надо им пистон вкрутить они сейчас по дури могут все рассказать!
- Точно! А что за "пистон"?
- Я знаю! - Славик даже шапку снял. - Надо их испугать! Они же не знают, что мы про них знаем, а это можно использовать!
Мгновенно крутнувшись на одном месте, наш сексот умчался в свой дом и скоро выскочил из калитки, неся что-то в руках.

Из Тишкиного двора было слышно, как Зинка пьяно хохотала, а Васькин голос громко доказывал, что если бы не он, так бы все и прокисли, как простокваша.
Славик вихрем промчался мимо нас, и не успели мы схватить его за куртку, как он влетел в Тишкину калитку. Троица в это время закатывалась от хохота, видимо, от какой-то очередной плоской Васькиной шутки. Славик подлетел к ним и сходу, протянув к ним руку со своей черной штучкой, придерживая другой рукой сползающую на глаза шапку, что-то пропищал.
Эффект, который Славкин писк произвел на этих придурков, невозможно полностью выразить словами - это надо было видеть!
Троица мгновенно замерла и, разинув рты, уставилась на мальца. Это было похоже на то, если бы Славка, обладая мастерством гипноза, приказал им окаменеть. Тишка, тот вообще, как ржал в полуприсяде, так и замер в этой же позе, разинув рот, с торчащим оттуда окурком. Зинка вытаращила глаза так, будто они ей надоели, и она ждала, когда они окончательно выпадут.

Васька очухался первым. Он выхватил у Славика черную штучку, бросил ее на землю и начал в остервенении топтать, пытаясь, видимо, растереть ее в порошок.
Наш друг, мгновенно сообразив, что после этого Васька то же самое сделает и с ним, юлой крутнулся на месте и рванул к калитке. Мы тоже, не особо заботясь о скромности, со всех ног пустились прочь от сарая, из-за которого наблюдали за спектаклем. Славик, будто бы мы плелись иноходью, просвистел мимо нас и влетел в калитку собственного дома. Нам не оставалось ничего другого, как последовать за ним.
Видимо, состояние аффекта, в который слова нашего сексота вогнали троицу противника, да еще разбалансированность, в которой они пребывали после непомерной дозы алкоголя, позволил нам удрать от них. Славик еще успел закрыть засов на калитке и накинуть все крючки на двери в доме, сколько их там было.

Сквозь тюлевые шторы на окнах мы наблюдали, как озверевшая банда подлетела к воротам, и услыхали грохот от их ударов по ним. Спасибо Славкиным родителям, что соорудили прочные ворота, а то от калитки осталась бы одна труха.
"Пограничный" пес катался шариком по двору и заливался лаем, и мы не сомневались, что пролезь кто-нибудь из троицы во двор, "пограничная" козявка кинулась бы на него, как Матросов на амбразуру.
Мелкие собаки всегда бесстрашны и беспощадны. Видимо, это знали и мужики, потому как в четыре руки сняли уже было залезшего на забор Тишку. Зато ругань из-за ворот неслась беспрерывно.
Неожиданно Славик, выслушав очередное наиболее злое ругательство в наш адрес, выскочил из дома и крикнул с крыльца:
- Кричите громче! А то плохо слышно! Мы все записываем на магнитофон и сейчас будем звонить в милицию!
После этих слов ругань за воротами стихла, и со словами: "Ну, мы еще доберемся до вас, сопляки!", народные мстители, постоянно оглядываясь и грозя кулаками, двинули к Тишкиному дому.

- Что ты им сказал? - Колька схватил Славика за куртку и притянул к себе. - Они же могли тебя, да и нас тоже, разорвать на части! Говори!
Славик, с испугом глядя на парня, чуть заикаясь - сказывался перенесенный стресс - пролепетал:
- Я у н-них б-брал интервью!
...Когда мы подробно расспросили его обо всем, то хохотали как буйные из психушки после веселящего укола! Мы катались по полу, задыхались и заливались слезами. Славка хохотал вместе с нами, но слегка удивленно и чуть с обидой.
Оказалось, что этот умник схватил дома какую-то сломанную музыкальную игрушку с миниатюрным микрофоном и, подлетев к веселящимся недотепам, с ходу сунул им микрофон под нос и попросил у них интервью для выдуманной школьной радиостанции как героям, совершившим удачное бандитское ограбление! Еще он добавил, что об этом "геройском" подвиге знает вся школа, и все хотят свежей информации!
- А тебе не жалко свою журналистскую аппаратуру? - Колька с трудом выговорил эту фразу, потому что уже не мог не то, что смеяться, но и шевелить челюстями в скоростном режиме. Потому выговоренное им словосочетание было вполне понимаемым и вызвало, надеюсь последний, взрыв хохота.

18 февраля

БАНДА ИСЧЕЗЛА

Вчера до самого прихода Славкиных родителей мы снова и снова вспоминали и обсуждали произошедшее. Ну, умник! Ну, придумал!
- Как тебе на ум такое пришло? Они же могли всех нас, как ты говоришь, расчленить и в порошок стереть! - Кольша таращился на Славку, а тот слегка удивленно отвечал: - Так ты же сам сказал, что им надо "какой-нибудь пистон вставить", пока они веселятся! Вот я и вставил!

Нам бы с моим Ватсоном никогда такое на ум не пришло бы! Вот это вундеркинд! Отчебучил такое, что оно враз перевернуло все наши планы по расследованию "шоколадного" преступления. Смеяться уже не было сил, потому теперь, когда "веселуха" прошла, возникло ощущение, что с этого дня наша жизнь в опасности.
Дождавшись родителей, Славка упросил отца сходить к каждому из нас домой, чтобы, как он выразился, "забрать у нас апгрейд" для своего компьютера. А сам, отчаянно хромая, соврал, что ушиб ногу. Папаня, конечно же, ради своего сынка готов был на все, потому безотказно, не вылезая из пальто, проводил нас мимо вражеского дома домой. Правда, Славикова мама, похоже, что-то заподозрила, но промолчала, потому можно было считать, что день закончился без жертв. Пришлось отдать сексоту некоторые игровые диски, но в свете происшедшего это было несущественно.
Как ни странно, Тишкины окна были не освещены. То ли ушли догуливать, то ли сидят в темноте, переваривают услышанное...

Денек сегодня сиял небесной голубизной и слепил солнцем. Ночью прошел снежок, потому все белело вокруг так, что глазам было больно. Мы шли из школы втроем по улице и перекидывались снежками. Мыслей о вчерашнем дне уже не было никаких, но тут Славик задумчиво пробормотал:
- Что-то Бимка молчит. Я утром ходил его кормить, он веселый и вроде не больной, а молчит...
Оп-па! Вот это новость! Мы с Коляном преглянулись.
- Ты хочешь сказать, что... - Я еще раз поглядел на Ватсона. Ага, значит бандитской троицы нет на месте! А иначе бы "пограничный" пес отсигнализировал бы об их присутствии.
- Слушай, Вячеслав (ну, как этого умника не уважить!), ты сейчас глянь, какие следы на снегу возле Тишкиного дома? Ночью выпал снег, по следам можно все прочитать. И сразу нам сообщи. А мы пока туда не пойдем. Только осторожно, мы ж не знаем, что у них на уме.

Славкины глаза вмиг заполыхали огнем свершений, и мы поняли, что наш "рыцарь" опять вскочил на своего коня и готов к новым подвигам. Потому можно быть уверенными...
- Только просьба - не рискуй! Если с твоей головой что случится, мы тоже наложим на себя руки. Нам не жить без тебя! - Я все это выговорил на полном серьезе, но увидев недоверчивый взгляд юного "командойла", улыбнулся. - Ты, правда, не рискуй сильно, нам твоя голова еще понадобится.
Последние слова Славка вряд ли слышал, потому, как уже набирал скорость в сторону своего дома.
- Слушай, Ватсон, - я смотрел на снежное облако, клубящееся вслед за нашим сексотом, - а ведь Славка вполне подходит для вступления в наши стройные ряды "командойлов". Да и энергии у него ничуть не меньше, чем у тебя.
Вместо ответа Колька выразительно покрутил пальцем у виска.
- Ты не учел того, что родители Славки еще не знают, чем занимается их отпрыск во внеучебное время. Узнают - ты мальчика еще не раз пожалеешь!
Да, это обстоятельство я не учел. Ну что ж, в качестве сексота парень тоже неплох, тем более, что дай ему инициативу - он такого своей вундерголовой натворит, что лопатой не расхлебаешь!

Не успели мы дойти до поворота к моему дому, как увидели снежное облако, приближающееся к нам с невероятной скоростью. Облако затормозило возле нас, из него выскочил Славка и с ходу затараторил:
- Их нет дома! Видны только присыпанные снегом следы Тишкиной машины, а на двери висит огромный замок!
Вот так. Банда скрылась в неизвестном направлении!
И что теперь? Где их искать? Ну, Зинку мы найдем в магазине, она все же, в отличие от Васьки с Тишкой, работает. Но я не верю, что она так прямо и выложит, где отсиживаются ее подельники.
- А если они уехали надолго? - Славик уже, наверное, жалел, что так напугал бандитов. - Где мы их будем искать?
Об этом же думал и я. Если воришки сильно испугались, то могут спрятаться надолго, и найти их будет непросто. Ладно, если спрятались где-то поблизости, а если уехали из села, то...
- Колян, ты сходи, посмотри следы, может быть, что-то увидишь. Снег выпал недавно, все равно можно что-нибудь найти! Ты, Славка, иди домой и слушай своего Бимку. Как только залает, беги к забору и смотри в дырку и слушай, собирай информацию. А я...
Что делать мне, я не знал. Очень хотелось поспрашивать Зинку, но после вчерашнего она вряд ли что-то скажет. Схожу-ка я в школу, может быть узнаю у ребятишек второй смены, есть ли у Васьки с Тишкой родственники.

19 февраля

ШОКОЛАДНАЯ ВАЛЮТА

Вчера я так ничего толком не узнал, потому что...
Потому что... я влюбился!
Вам будет смешно, но влюбился я в... спину!
Оказывается, и так бывает.

Шел я в школу, сияло солнышко, искрился снег. Скоро март, потому с крыш уже свисали сосульки, воробьи торопились поднять со снега какие-то крошки, видимо, кто-то из малышей в этом месте выворачивал свои карманы, а в них, как обычно полно всякой трухи.
Мне было легко и весело. Как вдруг...
По другой стороне улицы впереди меня шла девчонка.
Ничего необычного в ней не было - шапочка, курточка, джинсы, сумка... Но удивило, что она шла одна. Обычно девчонки всегда ходят стайками. Если же кто-то идет в одиночку, то это признак не в ее пользу.
А эта шла спокойно. Фигурка у нее была стройненькая, русые волосы, что выбивались из-под шапочки, были не сильно обрезаны и слегка кудрявились.
Мне сильно захотелось увидеть ее лицо! Я рванул вперед, но девчонка свернула за угол, и мне пришлось притормозить. До школы оставалось несколько метров, и я уже собирался опередить ее в дверях, но тут ко мне подскочил Гришка, мой одноклассник, и стал трещать мне про футбольные соревнования, предлагая мне тоже "попинать пузырь".
Он отнял у меня пару минут, но этого хватило, чтобы девчонка зашла в школу.
Отделавшись от Гришки, я рванул в двери, но...
В общем, девчонка пропала. Я носился по раздевалке и по этажам, но кого я искал, я и сам не знал. С этой дурацкой модой все стали похожи друг на друга, как лягушки - одинаковые джинсы, куртки и шапки. Тем более, что лица я ее не видел...

Весь день я вспоминал эту курточку, шапочку и джинсы...
Утром я вышел пораньше, надеясь, что увижу знакомую одежду, но ничего не получилось. В школе я обежал все классы - а вдруг опознаю! Бесполезно.
Тут ко мне подскочил Колян и запулеметил:
- Облдетьвшкле... - простите, буду переводить - обалдеть, в школе появилась новая валюта - шоколадные обертки! Малышня возле буфета меняется обертками, торгуя друг у друга пирожки и вафли!
- Ты хочешь сказать, что после пропажи ящика шоколада в школе появилось полно шоколадных оберток?
- Не знаю. Но то, что обертками торгуют - факт. А фольга идет как разменные монеты. Каждая обертка стоит несколько рублей, и цены постоянно растут.

...Не мною замечено - как только приближается весна, в школе появляется новая "зараза": то повальное увлечение бумажными самолетиками, когда без сомнений вырываются листы из тетрадей, а после уроков дежурные выметают горы бумажной авиации; то вдруг вся мальчишечья братия берет в руки рогатки и перестреливается жеваной бумагой; то лавиной идет по школе игра "в стенку", звон монет при этом слышится из каждого угла и не только на переменах.
А вот теперь "шоколадные" деньги!
- И много этих фантиков? - Что-то меня заинтересовало в этом.
- Да полно! Могу тебе еще одно сообщить - много одинаковых оберток!
Вот! Вот что мне нужно было! Колька опять попал в точку! Надо срочно провести расследование, чья это идея - объявить обертки валютой!
Мысль моя лихорадочно работала - с чего начать? Как найти первоисточник новых денег?
Так, кажется, я придумал!
- Давай сюда всю мелочь, да и на "червонцы" не скупись (это мой отец называет десятки червонцами, хотя цвет их уже полвека не красный).
Колька вытаращил глаза, но безропотно вынул из карманов всю наличность. Маловато, но пока хватит. Я приложил и свои финансы, и мы рванули в буфет.
С кульком пирожков мы пошли по начальным классам, потому как только в этом бедламе как в мутной воде можно было поймать какую-то рыбку. Предлагая пирожки в обмен на "шоколадные" деньги, мы попутно выспрашивали малышню, откуда у них столько оберток. Цены пришлось очень быстро завысить, иначе нас бы мигом оставили без выпечки.
Эти короеды вертелись, крутились и носились возле нас, как муравьи. Шум на первом этаже был таким, что, казалось, потолок вот-вот обрушится.
На последнем пирожке, стоимость которого выросла чуть не в пять раз, нам, наконец-то, улыбнулась удача. Рыжий малец, одной рукой схватив пирожок, а другой выцарапав из кармана чуть ли не пачку оберток, постоянно приплясывая и порываясь дать деру, через слово протараторил про какого-то Дрындю из седьмого "Б", будто он заявился к малышам и объявил о новой валюте.

Навык, полученный мной в общении с Коляном в качестве переводчика, позволил мне понять всю информацию, переданную мне конопатым "астероидом", в то время как Колян мало что понял! Ведь мой Ватсон себя не слышит, когда "пулеметит", потому слух не тренирован. Ему главное - высказаться!
- Ты хоть одно слово понял, что он сказал?
Ха, это мне Колька говорит! Во, дает!
- Конечно, понял! Кстати, он говорил гораздо медленнее тебя! - И пока Колян поднимал от удивления свои брови, я уже наметил следующие действия.
- Теперь твоя задача - найти Дрындю. Класс примерно седьмой. Не проколись - узнай только, нет ли у него еще пачки "денег". Если нет, спроси, у кого можно взять и постарайся взять побольше.

Ватсон умчался искать "первоисточник", а я ринулся занимать деньги. Через пару перемен у меня уже было достаточно средств, чтобы еще прикупить новой валюты.
Дрындя отыскался не сразу. Он на каждой перемене бегал за угол курить, потому Николай нашел его только к концу уроков. Мы зажали "фальшивомонетчика" в углу раздевалки и, делая страшные рожи, припугнули, что если он все не расскажет, то мы его выдадим. А чтобы он не дрыгался, втюрили ему номер статьи и срок, который он может получить за операции с фальшивыми деньгами.
Дрындя, сопя своим толстым носом, мигом раскололся. Не обладая необходимым абстрактным мышлением и нужным комплектом мозговых извилин, он жутко перепугался, что его могут привлечь за "валюту" и выложил нам, что обертки он собрал в своей деревне, где он живет, у тетки. А надоумил его использовать обертки как валюту какой-то мужик, который приехал к тетке в гости. Как зовут мужика, он не знает, но лицом тот сильно походил на тетку - такой же скуластый и худой.
- И с родимым пятном на ухе, - добавил, как бы между прочим, Николай, шлепая Дрындю по карману.
- Ну, было, вроде, пятно. - Толстогубый придурок весь покрылся потом и, скорее всего, мечтал скорее дать деру. Пока он тут, мне хотелось еще кое-что выпытать у него.
- Мужик на машине приехал? И когда?
- Да не знаю я, - взмолился Дрындя. - Я видел его только за столом. С ним еще какой-то мужик был, толстый такой. Он еще злился, что не успел покрышки сменить.
Вот, это уже кое-что! Мы отпустили "валютчика", пригрозив, чтоб о нашем разговоре никому, особенно тем мужикам из деревни, а то загремит на нары, как миленький. Дебил даже отдал нам все шоколадные обертки, чтобы скорее удрать от нас.
- Колян, а ты про какое родимое пятно на ухе говорил? - Я удивленно оглядел Николая. - Когда ты успел его заметить?
- Да я на всякий случай, чтобы отбрехаться в случае чего...
Надо же, какой предусмотрительный! Вот что значит - опыт работы!

20 февраля

СЛЕДОВАТЕЛЬ

Прекрасно! Мы их нашли!
Итак, что мы имеем: пачка шоколадных оберток - улики налицо; село, где спрятались воришки; описание внешности мужиков, сильно совпадающие с Васькиными и Тишкиными; сестра Васькина, и мое предположение, что, скорее всего, она работает... продавцом в сельмаге!
Это последнее стрельнуло у меня в голове как молния - точно! Вся механика преступления мгновенно высветилась в моем мозгу.
Утром я только об этом и думал.
Надо найти Ватсона и отправить его в ту деревню, где спрятались "шоколадники". Но, как назло, Кольки нигде не было. Его одноклассники сообщили, что парень отпросился, будто бы "съел чего-то". Странно, вроде бы мой напарник никогда не жаловался на желудок - грыз и ел все подряд.

Ага, значит... значит, "собака Баскервилей" взяла след!
В том, что Колян ринулся по следу Тишкиной колымаги, это точно. Теперь можно было не сомневаться, что совсем скоро мы в деталях будем знать, когда, куда, на чем и зачем смылись прохиндеи - Колян читает автомобильные следы, как слепой по книге с выпуклыми буквами!
Совсем неожиданно в школьном вестибюле я встретился со следователем из ментовки. В прошлом расследовании мы с ним неожиданно подружились, и он даже назвал меня своим коллегой, нештатным помощником. Появление его здесь могло быть случайным, но... Он стоял у окна и всматривался в суетящуюся толпу школьников.
Увидев меня, он махнул мне рукой, улыбнулся и кивнул, чтобы я подошел к нему.
В руках он держал шоколадную обертку, и я подумал, что он пришел за Дрындей. Может кто уже донес на "валютчика"?
Мы поздоровались, и я спросил:
- Интересуетесь шоколадом? - В вопрос я вложил двойной смысл: если он заговорит про обертки, то про кражу он не в курсе, а если заговорит про шоколад, то мы с ним опять в одной упряжке, то есть он тоже занимается кражей в магазине "Русский шоколад".
Перед тем, как ответить, следователь достал из своего кейса еще пару оберток.
- Да, понимаешь, сынишка меня достал этими обертками. Выпросил денег на шоколад, а потом я обнаружил, что шоколадки лежат в столе, а оберток нет. Вечером заглянул к нему в портфель, а там этих оберток целая пачка. Сейчас гляжу, малышня тоже трясет этими обертками. Что это у вас - новая "эпидемия"?
Я засмеялся и рассказал ему о новой школьной "валюте", умолчав при этом, откуда и как она появилась.

Следователь мгновенно врубился в то, что я сказал, и, увидев какого-то мальца с пирожком в руке, мгновенно обменял свои бумажки на его пирожок.
- Ты смотри, действует! - Он отломил мне половинку пирожка, а когда мы их прикончили, посмотрел мне в глаза и чуть подмигнул.
- И много этой валюты в школе? - Следователь еще раз окинул галдящую толпу, а потом снова, непонятно улыбаясь, глянул на меня.
Та-ак, вероятно, он уже в курсе. Хотя он пока ничего конкретного по краже не спросил. Но должен ли я ему выложить все, что мы знаем? Меня взяло сомнение, потому как я до сих пор до конца не был уверен, верна ли моя версия, что шоколад украли именно Васька с Тишкой. Вот если бы мы узнали, куда они его дели, и доказали это фактами, тогда бы, возможно, я и решился бы все рассказать, А пока... Я помедлил с ответом, но сыщик продолжил сам:
- Значит, много. Ну, что ж, надо поговорить с директором школы, ведь изготовление и распространение валюты карается законом. - Следователь посмотрел в окно. - Кстати, передай Славику, что его сосед Нытин Василий Петрович уже один раз отсидел за кражу.
Он подмигнул мне еще раз и вышел из школы.
Челюсть у меня не отвалилась только потому, что в вестибюле было полно ребят, но вытаращенные мои глаза они уж точно углядели.

Он все знает! Но как? Ведь мы же никому ни слова! Как ему это удается? Вот и в прошлый раз следователь ни о чем меня не спрашивал, но, оказалось, что он все про нас знал. Удивительно!
Мне вспомнился Шерлок Холмс, как он, не выходя из дома, раскрыл очередное преступление1. Видимо, следователь тоже мастерски обладал дедуктивным способом расследования. Мы трудимся, придумываем версии, бегаем и ищем, попадаем в разные ситуации, а он, ничего вроде бы не делая, знает все обо всем. Здорово!
И еще - если он в курсе, значит, он ведет это дело. А раз ведет, значит, есть заявление в милицию. А от кого?

Мои размышления прервал легкий тычок в бок.
Сзади стоял Славик и вопросительно пялился на меня.
- О чем он тебя спрашивал? Ты ему все рассказал?
Я молчал, до сих пор находясь под впечатлением разговора со следователем.
Мы оделись и вышли из школы. По дороге Славик все так же пялился на меня, пытаясь понять, о чем мы говорили со следователем. Тут я вспомнил предупреждение сыщика.
- Он сказал, чтобы ты был поосторожнее. Васька уже отмотал один срок, а такие вдвойне опасны. - Мне была неизвестна статистика повторных преступлений, но для острастки Славкиного энтузиазма я прибавил строгости в голосе. - Твои родители еще не знают, чем ты занимаешься в свободное время? Смотри, не проколись.

Мне пришла в голову мысль, как использовать нашего вундеркинда, чтобы и ему было дело, и конфликта с родителями можно было избежать. Было опасение, что Славик сможет отбить у меня лавры мозгового центра, но иначе оградить парня от конфликта с родителями было невозможно. Все равно ведь не отстанет! Тем более, что он уже по уши влез в наше расследование.
- Предлагаю быть тебе нашим мозгом. Мы слишком много мотаемся и делаем немало пустой работы. Будет лучше, если мы будем собирать факты, все рассказывать тебе, а ты все это будешь обмозговывать и давать нам советы, в каком направлении лучше двигаться.
Славка внимательно смотрел на меня, но я говорил достаточно искренне. Этим самым удалось бы не только отвести нашего сексота от опасности, но и оставить его в деле.
Ответ парня доказал, что мне удалось направить энергию коллеги в нужное русло.
- Я понял. Вы хотите наказать меня за мое "интервью". Ладно. Сам понимаю, что мой "пистон" хлопнул впустую. - Славка с уморительной серьезностью нахмурил брови, перевел шапку из положения "вперед" в положение "назад" и добавил то, что и можно было от него ожидать, - но я буду помогать вам. Теперь мне надо перечитать всего Конан Дойла и найти учебники по расследованию преступлений.
Он так и сказал - учебники! Ну, вундеркинд, что с него возьмешь! Теперь можно было быть за него спокойным, уж будьте уверены - он влезет в изучение предмета с головой!

21 февраля.

СЕРОГЛАЗАЯ ДЕВЧОНКА

Колька ворвался ко мне под самую ночь.
Да, он на своем "козлике"2 ездил в ту деревню, о которой говорил Дрындя.
- Сначала я осмотрел следы возле Тишкиного двора, потом рванул в деревню. Они удирали по свежему снегу, потому все читалось преотлично! Я даже рассмотрел, как в одном месте на дороге они подрались. Тишкин зад оставил в сугробе здоровую вмятину, вокруг которого было сильно натоптано. Наверное, Тишка хотел повернуть назад, а Васька ему мозги вкручивал. На языке жестов, конечно. Но крови нет. Видно, поцапались еще не так серьезно. Машину загнали в дойку3 и сеном закидали, чтоб с улицы было незаметно. Самих я их не видел, но по следам все точно - там они. В магазине я еще рассмотрел продавщицу - лицо ее одно в одно с Васькиным.
- А шоколад в магазине был?
- Ты что?! Ты меня за дурака держишь? Чужое лицо в селе интересуется шоколадом... Я и так втихаря пристроился с краю прилавка, будто канцтоварами интересуюсь. На улице я, правда, поинтересовался у какого-то мальца, торгуют ли у них в магазине шоколадом, но они там все тупые как баклажаны - он так и не понял, о чем я его спрашивал! - Колька возмущенно покрутил пальцем у виска.
Ну да, где ж тому аборигену было понять стрекот моего дружка!
Я рассказал Кольше о беседе со следователем и новой должности Славика, на том и расстались.

Утром я вышел из дома пораньше, и на подходе к школе замедлил шаг, будто кого дожидаюсь. Пялясь будто бы в ту сторону, откуда должен был появиться Колян, на самом деле я... ну, вы поняли, куда я оглядывался.
Ее все не было.
Неужели она пришла в другой одежке, и я ее потерял навсегда?
Несколько раз мне показалось, что вон та девчонка - это она. Вроде и курточка та же, и джинсы те же. Но, когда девчонка приближалась, было ясно, что это не та, что я видел в прошлый раз. Походку, легкую и раскованную, я запомнил на всю жизнь. Много раз по ночам я вспоминал, как она шла впереди меня.

Она и Колька появились одновременно.
Друг летел ко мне на всех парах, еще за два десятка шагов до меня зарядил свой "пулемет" и начал строчить без передыху. Не буду переводить то, что он тарахтел, потому что девчонка подходила все ближе, и мне, по честности, совсем не хотелось слушать Колькину тараторию.
Она была одета так же, как и в прошлый раз, шла той же легкой походкой, и у меня комок подступил к горлу. Я уже видел ее пушистые ресницы, крылышки бровей и мелкие крапинки веснушек. Она еще не видела меня, потому...
... пшлемдрындюискжемемучто... - Колян со всего разгону врезался в меня, сбил с ног, и мы растянулись на дороге. Сразу встать не удалось. Со злости я схватил друга за воротник, потянул на себя и только с помощью этого приема оказался на ногах. Колька еще валялся у моих ног, и мне так хотелось дать ему пинка, но, глянув в ту сторону, где была девчонка, увидел, что она вовсю хохочет над нами, и злость в одно мгновение слетела с меня.
...онпоедетискжетимониспугаются... - друг, похоже, даже не понял, что произошло, он продолжал высказывать свою мысль, даже валяясь на дороге. Весь в снегу, без шапки, с красной рожей он выглядел так, будто его, как пельмень, вываляли в муке. Видимо, я был тоже не лучшего же вида, если девчонка, продолжала хохотать над нами, указывая на нас варежкой, будто приглашала и других поглазеть на двух вывалянных в снегу придурков.

От всего произошедшего я онемел и стоял как памятник пионеру с горном, а Колька, увидев меня, тоже заржал, как сытый мерин, и, стоя на коленях, стал отряхивать меня своей шапкой. Я, не моргая, смотрел на девчонку, а она, вытирая слезы варежкой, шла к нам и, как мне показалось, хотела высказаться по поводу нашей клоунской репризы. Это уж как всегда: стоит парням как-то оплошать, как девчонки тут как тут - торопятся строить насмешки!
Колька, заметив приближающуюся девчонку, мгновенно сориентировался и начал валить на меня то, за что самому надо было дать по кумполу.
- Песок надо подсыпать, если устоять не можешь, а то я к тебе, как к человеку, а ты... Ну, что стоишь, меня хоть отряхни! Настя, иди сюда, будем этого охламона отряхивать!
Девчонка подбежала к нам, и они вдвоем стали обрабатывать меня, а я стоял и не мог рукой шевельнуть - после того, как Настя посмотрела на меня, и наши взгляды встретились, я забыл, что такое слова и как они получаются. Я видел только серую радужку зрачков и пушистые темные ресницы.
Колян еще продолжал охлопывать меня, а девчонка опустила руки и, чуть улыбаясь, тоже молча смотрела на меня. Мне показалось, что это длилось вечность.
Наконец, друг выпрямился и, еще не видя наши переглядки, начал было выводить свои рулады, но, бросив взгляд на нас, поднял брови. Внимательно рассмотрев мое пылающее лицо, он перевел взгляд на девчонку и кинулся на выручку.
- Все, концерт окончен. Пошли, Стас, а то в школу опоздаем, - Колян схватил меня за рукав и потянул в сторону.
Через несколько шагов он зашептал:
- Ты что, не знаешь ее? Это же Настя из нашего класса! Она недавно приехала. Хочешь, познакомлю?
Я в испуге вспомнил, наконец, что я тоже умею говорить, и горячо зашептал, что не надо, что я сам... Видимо, позор, который я испытал, свалившись в снег на виду у той, ради которой я занял пост на дороге, не давал мне права принять руку помощи.
- Да ты что? Она самая обыкновенная! И учится тоже не очень... - Друг старался зря, я слушал его через слово, постоянно чувствуя, как за моей спиной сероглазая девчонка хохочет надо мной и показывает на меня варежкой.

В школе я в сотый раз вспоминал Настин смех, огонь позора сжигал мое сердце, потому на переменах я старался забиться в толпу, чтобы опять не нарваться на смеющиеся Настины глаза. Теперь все - сплошная позорища!
Но Колька все же нашел меня. Видя мой потерянный вид, друг молча постоял рядом.
- Она, наверное, уже всему классу рассказала, как мы ползали по снегу? - Я, видимо с такой тоской глянул на друга, что Колька сжалился надо мной.
- Ладно, не переживай. Она клевая девчонка, не злая. Я ей скажу, что ты по физике задачки как орехи щелкаешь, сразу прибежит к тебе, и про смех забудет. - Колян изо всех сил старался меня взбодрить, но, видя, что все его попытки не приносят успеха, начал злиться.
- Ну, что ты сопли распустил? У меня такая шикарная идея родилась, а ты... втрескался не во время. На меня глянь - я их в упор не вижу! Они мне все на одно лицо! И Настя твоя нисколько... - Тут увидев мое лицо, Колян, пошел на попятную. - Ладно, ладно, не буду. Но ты хоть способен что-то понимать? Слушать будешь?
- Давай... - Не хотелось ни слушать, ни думать. Но ведь не отстанет, пока не скажет!
- Сегодня утром мне мыслишка пришла - использовать Дрындю, как наживку. Он же часто домой ездит. - Видя, что я до сих пор слушаю его в пол уха, Колька все же психанул. - Ты меня слушаешь, нет? Вот остолоп! Ну и стой тут, слезами обливайся, а я к Славке пойду, он-то меня точно поймет!
Но я уже хоть и с трудом, но поймал Колькину мысль и схватил его за руку.
- Стой! Ты хочешь использовать Дрындю как живца?
- Ага, очухался! Сразу бы так! - Лицо друга повеселело. - Он же тупой, как бульдог, - я тут же представил тупую физиономию Дрынди с маленькими глазками - потому ему можно впарить любую страшилку, и он с ней тут же рванет к Ваське с Тишкой. Те наживку проглотят и расколются как фисташки!
Колян в плену своей пылкой идеи почему-то стал путать рыбу с орехами, но сейчас было не до этого - идея была классная! Надо было все продумать, чтобы те двое не заподозрили подвоха, и когда бульдог донесет им наши слова, сделали все, что от них требуется.

После уроков мы с Ватсоном долго обсуждали новую идею, и стыд моего позора потихоньку утих. Правда, ночью смеющиеся Настины глаза все время вставали передо мной, и я ворочался в постели, не зная, что мне сделать, чтобы смести с себя снег позора.

22 февраля

СИЛА ТЕОРИИ

Все же утром я вышел из дома во столько, чтобы перед самым звонком на урок с ходу проскочить школьный вестибюль, раздевалку и коридор, не боясь встретиться с Настей. Мне удалось за мгновение до появления учительницы влететь в класс и грохнуться на свое место. И что - мне теперь каждое утро так бегать?
На перемене Колька нашел меня сразу, так как уже знал где меня искать - в темном углу. Мне показалось, что, завидя меня, он хотел покрутить пальцем у виска, потому как его рука резко поднялась к голове. Но в последний момент, силой воли изменив первоначальную траекторию, Кольша, скривив рот, почесал в затылке.
- Ну, ты совсем чокнулся. - Друг вернул руку на место, в карман брюк и, почему-то оглядываясь, спросил: - И что? Какие идеи? Что толканем Дрынде?
Идей не было. И, как видно, идей не было у Кольки.
- Понятно... Тогда остается одно - использовать мозговой штурм. Мы для этого, похоже, не совсем годимся, а вот Славик... В его вундеровской голове обязательно что-нибудь сверкнет...
... и нам снова придется удирать! - В тон ему добавил я.
Мы расхохотались и пошли искать нашего мыслителя.

Славкины мозги мгновенно выдали серию предложений - от записки на шоколадной обертке типа: "Ваша шайка раскрыта, сдавайтесь!" до нанесения Дрынде ножевых ранений от якобы озверевшей хозяйки магазина "Русский шоколад". Под напором Славкиных идей, особенно последней, нами даже овладел ступор - мы бы такого в жизнь не придумали! Но, придя в себя, мы наорали на вундеркинда, что он чокнутый, и пригрозили, что совсем откажемся с ним сотрудничать, если он будет пороть всякую чушь.
Славка, не ожидавший, что его сногсшибательные идеи вызовут в нас непонятную ярость, испугался и, догнав нас, убежденно затараторил, что он еще подумает и обязательно придумает что-нибудь стоящее.

Наступал мужской праздник, и девчонки класса на переменке стали собираться кучками, шептаться, хихикать и таинственно вращать глазами.
Перед последним уроком староста нашего класса Маринка сделал объявление.
- Напоминаю всем, что завтра мужской праздник 23 февраля, потому просьба всем прийти в школу парадно одетыми. Девочки уже готовят поздравление и подарки. А после уроков мы с девятым "А" решили вместе провести праздничный фуршет и дискотеку, потому прошу вас, наши защитники, проявить мужество и не отлынивать от танцев. А то опять сбежите, и придется снова одним девчонкам плясать.
Фу ты, опять эти танцы! Как же эти девчонки любят кривляться под музыку! Замени им уроки дискотекой - они готовы целыми днями трястись под бдум-бдум. А нам, мужчинам, это надо?
Колька тоже не показал радости от идеи нашим классам объединиться.
- Лучше бы в футбол сразились - класс на класс. По двадцать человек в команде, в валенках по пояс в снегу - вот была бы потеха! А эти танцы-шманцы... - Колька представил, как все копошатся в снегу, и его разобрал смех.
А у меня вдруг остановилось дыхание. Настя ведь в девятом "А" учится!
Сквозь смех Колька все же уловил, что я замер. Он утер слезы и толкнул меня в бок.
- Не боись! Мы на эти танцульки не пойдем, да и все! Пусть трясутся, у нас есть дела и поважнее. Нам еще Дрындю надо обработать.
Правда, чего это я испугался? Мы на эти танцульки все равно никогда не ходим.
- Не в курсе, чего там Славик придумал? Тебе ничего не говорил? - Я глянул на друга. - К тебе он не подходил?

Как только я произнес последние слова, мне как будто пулей прошибло мозги - Славка мог и сам, по своей инициативе, что-то брякнуть Дрынде! Что после этого могло быть, мы даже боялись представить.
Колька это тоже понял, как и я, и мы рванули искать мыслителя.
В школе его уже не было. Мы кинулись к нему домой.
Вопреки нашим страхам Славка был дома и встретил нас совершенно спокойно. Мы, тяжело дыша от бега, схватили его за рубаху.
- Что ты сказал Дрынде?
Славик, а это было видно даже сквозь его очки, удивленно вытаращил глаза.
- Я его не видел еще. Да он мне пока не нужен, мой план пока еще в стадии разработки, продуманы всего два этапа возможных действий преступников, и не все еще версии последствий проработаны.
Неся эту околесицу, умник провел нас в комнату. Из того, что он сказал, я понял главное - Дрындю он еще не обрабатывал, потому можно было вздохнуть спокойно.

Стол был завален раскрытыми книгами.
Колян взял одну из них и прочел: "Курс молодого следователя". На обложках других виднелись названия: "Методы ведения предварительного следствия", "Разработка следственных действий" и тому подобное.
Весь стол был завален учебниками! Но не физикой с химией, а совсем иного рода!
Мы с Коляном листали страницы и пытались понять, что в этих книгах написано, но там было столько непонятных слов и выражений, что мы скоро бросили разглядывать книги и стали разглядывать Славку.
- Ты где это все достал, юный майор Пронин? Ты хоть что-нибудь в них понимаешь?
Нашему удивлению не было предела!
А Славка, когда понял, что мы безмерно удивлены, напыщенно произнес:
- Практика, не вооруженная теорией, зачастую ошибочна и порочна! Прежде, чем браться за какое-то следственное дело, нелишне тщательно изучить теоретические основы предполагаемых действий. Только такой путь ведет к успеху!
Вот это да! На наших глазах Славка стал расти и смог вырасти до потолка, но он неожиданно рассмеялся.
- Да это я так, выпендриваюсь! А на самом деле, эти книги оказались ... как бы это сказать... не по мне, что ли. Вроде и слова понятные (ага, слова для него понятные!), и ход мысли я понимаю, а уловить основу не могу. Видимо, это не мое. Но главное я уловил: чтобы стать настоящим сыщиком, надо много учиться, - он помолчал и добавил, - и еще я одно понял - меня это не сильно интересует. Вот когда я читаю книги великих физиков, ну, там Ферми или Эйнштейна, то тайна строения атома меня волнует гораздо больше, а возможность новых открытий с помощью формул и расчетов увлекает так, что я готов ночами их обдумывать.
Славик помолчал, а потом засмеялся.
- А вы подумали, что я с Дрындей, как в тот раз с микрофоном, опять выкинул какой-нибудь фортель?
Мы все расхохотались. Потом Славик позвал нас на кухню, и скоро мы с аппетитом уплетали пирожки, которые заботливо испекла будущему лауреату Нобелевской премии любящая его мама.
- Папа сначала ни в какую не соглашался искать мне эти книги! Но потом, опять под уговорами мамы, поехал в город к знакомому работнику прокуратуры и выпросил их для меня, - он глянул на нас. - Ты, Стас, можешь их забрать, если хочешь. Мне отдали их насовсем.
Увидев мои удивленные глаза, он добавил:
- Бери, бери. Тебе они нужнее.

23 февраля

ПРАЗДНИК

С утра уроки пошли насмарку4.
В начале каждого урока мы поздравляли всех учителей без разбору. А если учителя-женщины удивлялись - за что их-то? - мы хором добавляли: "Защита детства и отечества - забота каждого жителя страны!", и после этого все начинали хохотать. Сами понимаете, что остальная часть урока проходила совсем по другому сценарию - учителя-мужчины рассказывали про армию, а учителя-женщины про знакомых, у которых мужчины были офицерами.
Девчонки перед первым уроком поздравили нас стихами и песней "У солдата выходной", а потом подарили нам открытки "23 февраля". После каждого урока староста напоминала парням, чтобы они не удирали с дискотеки, с таинственной улыбкой обещая, что нас там ждет сюрприз.
- А, врет она все! - Колька был уверен, что ничего там такого не будет, это, мол, все девчачьи придумки, чтобы потом насмехаться над нашим неумелым топтанием под музыку.
- Сразу после последнего урока - ноги в руки и айда! Куда рванем?
Я было хотел ответить, что лучше всего пойти ко мне, но вдруг ни с того, ни с чего передо мной всплыли серые Настины глаза, и я молча опустил голову.
- Пойдешь на дискотеку?! Ты обалдел, что ли? - Колька был грозен в гневе. - Ты же танцевать не умеешь! Ты же всем ноги передавишь! Ну, дурак!
- Да я сам знаю, что дурак... но... не знаю... попробую...
Такой "изысканный" слог почему-то подействовал на Кольшу убедительней, чем разумная речь.
- Та-ак, значит ты влюбился... Я так и знал! Теперь конец всем нашим приключениям... Знаю я этих девчонок! Ладно, оставайся. Припозоришься, не жалуйся, предупреждаю! А я... Я свободный человек. Пока! "Гордым легче, гордые не плачут!"5
И с этой строчкой из стихотворения мой друг удалился, высоко подняв голову.
Мне тоже вспомнилась строчка из песни: "Друзья уходят как-то невзначай..."6.
Я остался один. Вмиг моя смелость скукожилась и нырнула в пятки. Захотелось догнать Кольку, хлопнуть его по плечу и сказать: "Че нам эти девки? Пошли видик глянем!". Но какая-то сила удерживала и не давала мне сделать даже один шаг вдогонку другу...

На фуршете-дискотеке все было как обычно: девчонки вырядились в гимнастерки из кабинета "обежалки"7, напялили пилотки и, любуясь собой, начали вышагивать перед нами. Получалось красиво, но не по-настоящему. Потом они начали издеваться над нами, вызывая каждого и командуя "налево", "направо". Парни дурачились, поворачивались кто куда, девчонки хохотали, думая, что парни на самом деле такие недотепы.
Настя стояла в сторонке. Видимо, ее еще не решились привлечь, как новенькую. Она смотрела на кривляние парней без улыбки. На меня, как мне казалось, она вообще внимания не обращала.
Наконец, девчонки накрыли столы, и парни ринулись к закускам, надеясь утолить голод после марширований. Но тут их ждал тот самый "сюрприз", обещанный старостой - нам не давали есть, пока мы не станцуем вместе с девчонками какой-то "бдум-блям".

Мне это уже совсем было ни к чему, и я запоглядывал на дверь, надеясь удрать при первой же возможности.
Наконец, эта возможность появилась - парням все же удалось малость перекусить, возникла пауза, и я, будто невзначай, двинулся к двери.
Уже взявшись за ручку, я вдруг услышал тихий голос: "Ты уже уходишь?".
Настя стояла рядом и смотрела на меня.
Ноги мои мгновенно приросли к полу.
- Нет, просто я... Жарко здесь... Хотел выйти подышать...
- Пойдем вместе. Здесь на самом деле душно, надышали.
Мы вышли в коридор и двинулись к окошку. За окном еще вовсю сияло солнце, но тени уже удлинились, в уголках оконных стекол появились морозные узоры.
Я стоял, смотрел в окно и боялся повернуться, хотя мне так хотелось взглянуть на Настю.
- Тебе не нравится праздновать? Давай сбежим!
- Куда? - Автоматически произнес я, тем самым невольно подтвердив, что согласен.
- Хоть куда, на реку сходим, горы посмотрим. Я ведь недавно здесь живу, еще ничего толком и не видела. Скорей бы уж лето! Говорят, у вас летом такая красота, что глаз не оторвешь. Хотя зимой тоже очень красиво. Я поднялась однажды по дороге в гору, и прямо дух захватило - все вокруг бело, небо синее-синее и даже дальние горы видно! Пойдем?

...Мы медленно шли вдоль реки, и Настя все расспрашивала меня и расспрашивала обо всем. Постепенно она меня растормошила, робость потихоньку ушла, и мне стало так хорошо рядом с ней, что я осмелел и начал рассказывать о нашем селе все, что знал.
Вскоре мы болтали, будто знакомы были сто лет. Меня понесло, и я молол языком, не переставая. Кто-то бы, кто меня знает, увидел сейчас, как я тараторю, ни за что бы не поверил, что я так могу.
Настины глаза постоянно менялись. Они могли улыбаться и мечтать, иногда хитро щурились, или раскрывались нараспашку от удивления. Иногда она так заливисто хохотала, что начинал хохотать и я, хотя таким хохочущим я себя совсем не помнил. Но частенько я видел в Настиных глазах такую затаенную грусть, даже боль, что мне становилось не по себе.

Чудеса! Никогда в жизни я так не разговаривал с девчонками. Они мне все казались пустышками, потому что трепались только о нарядах, да о парнях из старших классов. Ни с одной из тех, кого я знал, я бы не сумел так разговориться. Да и о чем мне с ними было говорить? Не о кружавчиках же!
А с Настей... Мы болтали обо всем, и она все, что я говорил, слушала с интересом! Удивительно! Никогда бы не поверил, что такое может быть.
Что, она другая, что ли? Я уже хотел было ее об этом спросить, но неожиданно Настя сама заговорила о том же, о чем думал и я.
- Знаешь, Стас, я удивляюсь - почему мне все интересно, о чем ты рассказываешь? Ведь я же раньше мальчишек вообще за людей не считала: все какие-то болты, гайки, железки... Ты не обижайся, пожалуйста, но мне всегда это было неинтересно. А вот сейчас ты рассказывал про рыбалку, и я иногда ловила себя на мысли, что я переспрашиваю тебя! Никогда в жизни не считала рыбалку интересным делом, а тебя слушала и удивлялась - как это на самом деле здорово - ловить рыбу! - Настя помолчала, а потом тихонько добавила, - сама себя не узнаю...
Вот те на! Оказывается, и она думает о том же. Чудеса! Получается, что, встретившись, мы с ней стали совершенно другими!

Стемнело. Над домами заклубился дым от печек. Надо было идти домой, но мне так не хотелось расставаться с Настей!
- Пора домой. Мы и так сегодня с тобой обошли все, что могли. Пойдем, покажу, где я живу, - она посмотрела на меня так, будто бы извинялась передо мной.
Мы дошли до Настиного дома. Уходить не хотелось. Последние шаги я растягивал, как только мог.
- Стас, можно мне тебя спросить? - Я кивнул, и Настя продолжила, - я слышала, что вас с Николаем называют "командойлами", только не поняла, почему. Ты мне... - она помолчала, - завтра расскажешь, почему?
...Домой я летел как на крыльях!
Радость переполняла меня - завтра я снова увижу ее! Она сама меня об этом попросила! Удивительно, какой сегодня замечательный день - мы почти полдня были вместе!...

Возле моего дома я встретил Кольшу. Радость моя, видимо, настолько четко проступала на моей физиономии, что друг даже поморщился.
- Сопли утри, донжуан! Да под ноги смотри, а то еще запнешься и лоб разобьешь. Ты хоть способен что-то соображать? Или Настя из тебя последние мозги вынула? Да уж, вижу, втрескался ты по самую макушку. А дело стоит и, похоже, все больше и больше накрывается медным тазом. Славка охладел к расследованию, ты свихнулся от любви, придется мне одному доделывать нашу работу.
Николай, говоря все это, смотрел в сторону, чувствовалось, что он сердит на меня, и только наше общее дело удерживает его, чтобы не плюнуть на все и уйти.
Надо было что-то такое сказать другу, чтобы он понял, что я еще не совсем пропащий человек.
- Коль... - я не мог найти нужных слов, - я понимаю, что ты сердишься, но пойми, я сам с собой не могу справиться. Да и, честно говоря, не... хочу. Я... - мне так хотелось сказать, что я влюбился, но язык не повернулся вымолвить это слово, - мне нравится Настя, она необычная девчонка. Ты подожди немного... я возьму себя в руки...
Почему-то язык выуживал из моей глотки совсем не те слова, которые я хотел сказать. Кольша смотрел на мои мучения и, видно было, что другу хотелось слышать совсем не это.
- Ладно, все понятно. Эх, было б в моих силах, я б тебе...
Николай не договорил, но я понял, что он хотел бы мне мозги вправить. Друг повернулся и зашагал от моего дома.

Я уныло поплелся домой, но сидящая внутри меня радость постепенно вернула мне хорошее настроение.
Дома был накрыт праздничный стол. Родители ждали меня, потому мама сразу начала нас с отцом поздравлять и подарила небольшие подарки: батя получил темный в полоску галстук (который он, кстати, тут же снял и повесил на меня), а мне достался компьютерный диск-учебник по физике.

Весь вечер мне хотелось петь. Мама сразу все заметила, потому что тоже весь вечер улыбалась и за ужином подкладывала мне в тарелку самые вкусные куски. Отец, не обращая на меня никакого внимания, держа в одной руке ложку и громыхая ею по тарелке, другой постоянно общупывал лежащее перед ним реле, пытаясь, видимо, сообразить, с какой стороны к нему подступиться. Вечно в делах, он даже за столом был занят своими проблемами, потому ему было не до моих сегодняшних чувств.
- Борис, мы в каком классе с тобой познакомились? - Мама, обращаясь к отцу, конечно же, сама прекрасно помнила, когда это случилось, но я сразу понял, что она разгадала все мои тайные мысли и путем такого вопроса давала мне понять, что уже обо всем догадалась.
Отец поднял голову, задумался.
- Мне кажется, я всегда тебя знал... Ах, да! Ты же к нам в восьмой класс пришла. Ну вот, тогда и познакомились! Будто сама не знаешь.
Батя опять уткнулся в свое реле, считая вопрос исчерпанным, а я сообразил, что мама тонко подвела меня к тому, что в своей любви я уже переросток.
Между тем мамин вопрос, все же задел в бате какие-то струнки, потому что он второй раз оторвал голову от реле и произнес:
- Чего это ты вдруг спросила об этом? - Батя нахмурил брови, до сих пор продолжая мысленно общаться с железкой, потом глянул на окно, - ах, да, весна же скоро...
Неожиданно взгляд его затуманился, он привстал, потянулся к маме и поцеловал ее в щеку. - Да, да, я помню, восьмое марта скоро...
На этом его интерес к возникшей теме улетучился. Поднеся свое реле к глазам, он выдернул из него какой-то проводок, хмыкнул, поблагодарил маму за ужин и, одевшись, ушел в гараж.

Надо же! А я в восьмом классе, да и пол девятого тоже даже и представить себе не мог, что со мной может случиться такое. Мало ли девчонок шныряло вокруг, а внимание я обратил только на Настю. Интересно и то, что мама тоже приехала к нам в село, и отец... Вот ведь как бывает!

24 февраля.

ССОРА

Утро было таким солнечным, что, казалось, сейчас выгляну в окно, а там зеленая трава, птички поют. Счастье переполняло меня.
Сегодня я снова увижусь с Настей!
В этот раз я уже заранее стоял на перекрестке и поджидал Настю.
Все произошло, как и в прошлый раз - они снова появились вместе.
Но сейчас Кольша шагал медленно и явно не торопился встретиться со мной. Мне хотелось подбежать к нему, хлопнуть по плечу и поделиться своей радостью, но завидев, с каким хмурым лицом мой друг приближается ко мне, я решил это сделать в другой раз.
Настя подошла ко мне с такими радостными глазами, что я мгновенно забыл и про Кольку и про весну.

- Давно ждешь? - Ее голос проник во все уголки моей души, и мне показалось, что подошвы моих ботинок оторвались от земли. Я протянул руку, Настя легко вложила в нее свою, и мы пошли к школе, касаясь плечами.
Восторг распирал меня. В школу идти совсем не хотелось.
Я уж было нацелился сказать Насте об этом и предложить вместо школы пойти погулять, но тут раздался голос сзади:
- Может вместо школы в ЗАГС пойдете? - Колька выкрикнул это и противно захихикал. - Зачем учиться, когда можно жениться?
Мы остановились. Повернувшись, я увидел своего друга прямо перед собой. Глаза его сверкали бешенством, лицо было багровым, а на лбу и носу черными пятнами лепились огромные веснушки.
- Ну, что стали? Только скажите, я могу за кольцами сбегать, у меня как раз есть обрывок собачьей цепи, кольца будут в самый раз! - Кулаки парня были сжаты. Казалось, он с трудом сдерживается, чтобы не пустить их в дело. Выговаривал слова он удивительно медленно, что доказывало высочайший уровень его злости.
- Так ты как раз с этой цепи сорвался, что ли? - Я тоже сжал кулаки. Хотелось так двинуть по этой рыжей морде, чтоб не задирался больше. Но, во-первых, Колян был посильнее меня, а во-вторых...
Я посмотрел на Настю. Она молчала, переводя глаза с одного на другого. Увидя, что Николай двинулся в мою сторону, Настя медленно и холодно сказала:
- Пустите в ход руки, я сразу уйду. Ненавижу драки. И вас буду ненавидеть.
Отойдя от нас, она отвернулась и стала поправлять шапочку.
Колька шумно выдохнул, сунул кулаки в карманы куртки и прошипел:
- Ладно, живи пока. Но ко мне не приближайся, а то врежу так, что мало не покажется. - Он обошел меня и зашагал в школу.

Настроение было испорчено. Подойдя к Настя, я буркнул:
- Чего надо этой рыжей морде? Чего он взбеленился, как бешеный кобель? - Ну, не из-за того же, что я забросил наше расследование на полпути? Может, я что-то еще не так сделал?
- Он ревнует. - Настя произнесла это так, будто давно об этом знала.
- Что-о? - Я разинул рот. - Он тоже в тебя влюблен? - Моему удивлению не было предела. - Он же сам мне доказывал, что девчонок в упор не видит, а я, мол, как дурак втрескался!
- Что он тебе говорил, я не знаю, а за мной он ходит с первого дня, как я первый раз в школу пришла. И возле дома по вечерам туда-сюда ходит. - Настя неожиданно рассмеялась, - а ты сам-то заметил, что только что сказал?
- А что я сказал? Что Колька девчонок... в упор... не видит...
И тут я сообразил, что она имела в виду - тоже влюблен!
Меня бросило в жар, а Настя начала хохотать и бросать в меня снегом. Затем сорвалась и помчалась по улице.
- Догоняй! Мы уже в школу опаздываем!

После школы мы опять бродили по селу и его окрестностям. Рассказывая Насте обо всем, что знал про мою родину, я сам удивлялся, как много у нас интересного. Я совершенно по-новому увидел улицы и дома; горы, окружающие нас, укрытые до тепла снежным покрывалом; обе наши реки, молчаливо текущие под ледяной крышкой.
Настю особенно поразила наш Царь-гора, похожая на огромного древнего богатыря, прилегшего отдохнуть и с удивлением рассматривающего копошащихся внизу людей.
- Мне кажется, она живая. Лежит этот богатырь под снегом и думу думает...
- А знаешь, как у нас здорово летом! Все вокруг зеленое, воздух такой, что хоть на хлеб мажь! - Я даже показал руками, как это можно сделать, чем вызвал у Насти смешливое удивление. - Раньше мы целыми днями пропадали на реке, купались и рыбачили. А вечерами жгли костры и варили уху.
- А мы тоже будем жечь костер и варить уху? - Видно было, что Насте сильно хочется всего этого.
- Да конечно! У нас такие удобные берега, что люди целыми семьями выходят на реку и проводят там все выходные.
- Я в городе всегда хотела как-нибудь выбраться в лес, чтобы горел костер и в котелке кипела похлебка. Но это удавалось слишком редко.
- Ничего, у нас этого будет навалом! - Мне представилось, как летом мы с Настей будем бродить по лесам, и захотелось, чтобы лето наступило как можно быстрей.

- Ты же мне хотел рассказать, почему вас называют командойлами? Раскажи, а! - Настя, было видно, с нетерпением ждала моего рассказа, а мне почему-то совсем не хотелось вспоминать о том, почему и как появилось это слово "командойлы". Сразу вспоминалось злое лицо Кольки и его сжатые кулаки.
Начал я говорить неохотно, но постепенно разговорился и неожиданно рассказал все - и про наше расследование по краденому лесу, и про нынешние "шоколадные" страсти. Не упомянуть про Кольку и про его заслуги в наших делах я не мог, даже получилось, что его участие было даже больше, чем мое.
Настя слушала так внимательно, что мне даже показалось, что она пытается глубже вникнуть в суть происшествий.
Так и оказалось.
- И на чем вы тормознулись сейчас? Ты сказал, что вы знаете, где сейчас эти мужики. Что вы думаете делать сейчас?

Как-то не хотелось вовлекать еще и Настю в наши дела, но заметив, что ее глаза зажглись так же, как и у Кольки со Славкой, когда они ступили на тропу сыска, я понял, что теперь уже никуда не деться, придется выслушивать и Настины советы тоже. Не хватало еще, чтобы и девчонка участвовала в этой темной истории.
- Мы пока не решили, что делать дальше, хотя варианты есть.
- Стас, ты прости, что я влезу с советом, но, думаю, ждать нельзя. Неизвестно, что еще придумают они. Как бы хуже не было.
- А что ты бы сделала на нашем месте?
- Из твоего рассказа я уяснила одну странную мысль - вы очень мало внимания уделяете женщинам. По-вашему получается, что они вообще не при чем. Просто существуют рядом с преступниками и все. А мне показалось, что и Надежда, и Зинаида, да и сестра Василия - главные зачинщики преступления.
Вот как! Не успела услышать о нашем (!) деле, как тут же начала давать советы. Ну, уж нет! Мы столько сделали для раскрытия кражи, а она тут как тут - женщины, видите ли, здесь главные!
Я не стал дальше продолжать разговор на эту тему, потихоньку его замял, и мы продолжили прогулки по улочкам нашего большого села.

Однако дома, лежа в постели, я вдруг вспомнил Настины слова. А ведь и правда - женщины очень даже при чем!
Надежда - хозяйка магазина. Судя по тону, каким она со мной разговаривала, Надежда не отличается высоким интеллектом и хорошими манерами, потому еще неизвестно, за счет чего выживает ее магазин в пучине конкуренции.
Ее помощница, продавец Зинаида, тоже не подарок, от нее за версту разит грубостью и глупостью.
Еще неизвестно, что за фифа продавщица Васькина сестра!
Так что получается - женщины очень даже при чем. А если глубже вникнуть, так может, они и есть главные зачинщики преступления!
Эх, жаль, не с кем посоветоваться! Славка уже, наверное, и забыл про наше расследование, с Колькой мы разругались... Ну, не с Настей же об этом говорить, хотя идею она подкинула и, похоже, своевременно. Эх!
Мне вдруг так стало тоскливо без Кольши... Поругались из-за девчонки! Раньше мы даже и думать не могли о таком. Впрочем, первым начал не я, да и Колька тоже не со зла на меня налетел. Сцепились как петухи! Или как бараны... А точнее - как козлы!
Нет, надо завтра с Николаем помириться, без него я не могу.
С этой мыслью я и уснул.

25 февраля

ВЫМАНИТЬ ИЗ ЛОГОВА

Утром мы с Настей опять шли в школу вместе. Кольки не было.
Не видел я его и на переменах. Славка тоже не видел его, мы решили, что Колян заболел. Втайне я надеялся, что мне еще удастся с ним помириться, потому что все яснее понимал - друг мне очень дорог, и долгую ссору с ним я не вытерплю, все равно буду искать повод наладить прежние отношения.
Неожиданно после уроков мы оказались втроем. Как юный вундеркинд оказался с нами, я не уловил, но они с Настей мгновенно нашли общий язык и горячо стали предлагать мне разные варианты дальнейшего расследования "шоколадного" дела.
Колькина идея с "наживкой" оказалась самой заманчивой. Но вот как использовать Дрындю в качестве "живца", мы не могли придумать. Не хватало Кольши, ведь у него же была какая-то идея. Жаль, что когда он пытался мне ее донести, я был не в состоянии толком выслушать, а теперь вот все, что предлагали мне мои теперешние помощники, казалось мне не совсем тем, что было нужно.

Неожиданно Настя, резко меняя тему разговора, как бы размышляя, тихо и медленно произнесла:
- А ведь я была права, мужчины были только исполнителями.
Я заметил, что она вдруг спохватилась, будто сказала лишнее, потому что уже в тот же миг громко спросила Славку:
- А что, если наговорить Дрынде, будто похитителей шоколада нашли, и они оказались теми самыми мужиками, что привезли в тот день товар Надежде? Он передаст все это Василию с Тихоном, те поверят, успокоятся и приедут обратно.
Настя назвала Тишку взрослым именем, и мне почему-то подумалось - ведь мы имеем дело со взрослыми людьми, которые живут по своим законам, непонятным нам, школьникам. Законы эти бывают жестокими, недаром Васька уже отсидел в тюрьме и чего он там нахватался, нам было неизвестно.

Наша игра все более становилась далеко уже не игрой, потому все наши задумки нужно было соотносить с этим фактом - перед нами преступники, которым, может быть, было наплевать, дети мы или не дети. Они, если посчитали бы, что мы стали у них на пути, могли бы поступить с нами совершенно безжалостно.
Настя со Славкой, видя, что я углубился в свои размышления, стали обсуждать очередной случай из школьной жизни, а мне вдруг вспомнилась фраза, которую Настя произнесла пару минут назад: "мужчины были только исполнителями".
Странно, откуда она это знает? Почему Настя произнесла это твердо, без сомнения? Это было догадкой, или...

Но вдруг мне пришла мысль насчет того, кто передаст то, что мы придумаем, Ваське с Тишкой. Это будет - продавщица Зинка! А то недоумок Дрындя что-нибудь не так ляпнет.
Но не успел я высказать свое предложение, как Настя сама заговорила об этом.
- Стас, я знаю, кто может быстро связаться с парнями. Думаю, продавец Зинаида сможет это сделать быстро и в наилучшем виде. Но нам нужно решить, будет ли толк от того, что они вернутся назад.
- Ну, а как не будет? Мы им сразу припаклюем (красивое слово нашел Славик!) целую кипу шоколадных оберток и слова Дрынди, где он их взял! Тут они и расколются!
Я тут же вспомнил, как в прошлый раз наш сексот брал у пьяной троицы "интервью", и мне стало страшно от того, что могут сделать с ним в ярости преступники.
Кроме того, что-то мне не верилось в искреннее раскаяние бандитов, но есть хоть какой-то толчок в дальнейшем нашем расследовании.
- А кто пойдет к Зинке? Придется идти тебе, Настя, нас со Стасом продавщица знает, как...- тут Славка, покраснев, видимо, вспомнил, как он "вставлял пистон". - В общем, пойдешь ты. А мы будем тебя прикрывать, если что.
Настя согласилась, и мы еще долго придумывали то, что она скажет Зинке и где.
В итоге мы решили, что сказать лучше всего в магазине после обеда, когда там будет меньше народу, и говорить не прямо продавщице, а так, будто невзначай.

Настя пошла в магазин, а мы остановились возле уличной доски объявлений, опасаясь приближаться к Зинке, но и быть недалеко, если что-то случится.
Настя пробыла в магазине совсем недолго, быстро вышла оттуда и, махнув нам рукой, быстро зашагала прочь. Мы побежал за ней.
- Шоколада в магазине не оказалось, - на ходу рассказывала Настя, - и я будто просто так сказала, что, наверное, скоро будет, раз преступников уже нашли и скоро привезут их из города на суд. Следствию еще не удалось найти ящик из-под шоколада, но улик и так много, потому они уж точно сядут.
- А как ты объяснила Зинке, откуда ты все это знаешь? - Трудно было представить, что продавщица этого не спросила.
- А мне не пришлось ничего объяснять, она тут же захлопотала, сняла фартук и попросила меня покинуть магазин, потому что магазин, мол, закрывается.
Отойдя подальше, мы остановились и стали ждать, что произойдет дальше.
И точно - спустя пару минут Зинка закрыла магазин и, затормозив едущий мимо "жигуленок", куда-то уехала.
- В деревню подалась - сообщить дружкам приятную весть и предупредить, чтобы главную улику, ящик, уничтожили! - Прокомментировал Зинкин побег Славка. - Ну, теперь они точно в наших руках! Приедут, как миленькие, а мы им - хлоп! - и предъявим улики в виде оберток и Дрындины слова. Помяните мое слово - сами явятся с повинной!
Все же до чего наивен этот юный Ломоносов! Как же, явятся они, жди. Вот если бы, на самом деле, ящик найти...

Мы шагали в сторону школы и фантазировали, как Зинка бежит к своим дружкам с радостной вестью, что сообщила ей Настя.
И все же, я подумал, мы сильно рисковали. Было бы у продавщицы побольше ума, она бы так просто Настя не отпустила, а попыталась выведать у нее все до копейки, и там еще неизвестно, как развернулись бы события. Но, видно, весть была для нее очень важной, раз торговка так быстро заторопилась в деревню.
Славка скоро сбежал от нас, вспомнив, что учитель физики просил его помочь подготовить лабораторную работу к завтрашнему дню.

Мы наконец-то остались вдвоем с Настей.
Солнце трудилось вовсю: с крыш свисали сосульки, снег в освещенных местах уже подтаивал, горы в некоторых местах тоже поблескивали ледяной коркой.
Мы шли молча. Настя восторженно осматривала окружающие село скалы.
- Никак не могу привыкнуть, что каждый день я могу видеть горы. Царь-гора - это вообще фантастика! Вот бы подняться на нее! Оттуда, наверное, даже за горизонт можно заглянуть
- Да запросто! Мы каждое лето туда ходим. Вот растает снег, тропа подсохнет и можно идти.
- Что, прямо на самую гору?
- Конечно! Если ты один раз сходишь туда, то тебя будет тянуть на вершину снова и снова.
Настя смотрела на меня такими восторженными глазами, что я рассказал ей пару легенд, связанных с Царь-горой. Особенно ее поразила одна из них, что будто бы на самой вершине, если начать играть на комузе8, душа покидает человека и парит рядом с ним, отчего можно увидеть самого себя.
Воображение Насти распалилось до такой степени, что, казалось, она готова прямо сейчас бежать туда.
- Мы на вершину сходим, да ведь? - Она схватила меня за руку и начал тормошить, - ну, пообещай мне, Стасик, не, пожалуйста!
- Конечно сходим, что за вопрос!
Настя от восторга запрыгала на месте, затем в порыве чувств приблизилась ко мне и... поцеловала меня в щеку!
- Мы прямо вот туда пойдем, на самый пик? - Она, будто бы ничего не произошло, отпрянула от меня и показала на вершину Царь-горы. - Ой, скорей бы лето!

Она еще чего-то там восторженно лопотала, а у меня, как мне казалось, то место на щеке, где побывали Настины губы, начало пылать адским огнем. Сознание на некоторое время покинуло меня - я чувствовал только горячее прикосновение губ и ничего больше.
Настя, оторвавшись от созерцания горы, тоже заметила это мое состояние, и тоже, видимо, начала понимать, что произошло. Щеки ее зарделись, она, пытаясь отвлечь от потрясения, взяла меня за руку и потянула за собой.
- Пойдем, хотя бы вон на ту горку взойдем! Ну, хоть чуть-чуть поднимемся! - Она готова была прямо сейчас карабкаться по заснеженным скалам, а у меня ноги приросли к земле. Я держал в руке ее тонкие пальчики, и мое сердце в груди трепыхалось, будто птица в клетке. Мне ужасно хотелось... чтобы Настя поцеловала меня еще раз!
- Стасик, очнись! - Она уже начала пугаться моего молчания и трясла за плечо, потому я, сглотнув от волнения, потряс головой и севшим голосом произнес: - Прости, я... мне... что-то жарко.
- Ну, я же нечаянно! Я же не знала, что для тебя... что ты... такой чувствительный. Я больше не буду!
Я в ужасе уставился на нее, потом как-то уж совсем плачущим голосом промямлил: - Не будешь?
Видно в моем вопросе было столько горя, что испуг мгновенно слетел с Настиного лица, и она начала хохотать, утирая варежкой слезинки. Скоро и я, сначала тихонько, а потом все сильнее и сильнее стал смеяться, и скоро мы оба закатились таким смехом, что долго не могли остановиться. Настя, бегала вокруг меня, кидалась снегом, стряхивала его на меня с пихтовых веток, а я со сбившейся шапкой пытался ее догнать.
Шли мы домой мокрыми от снега и веселыми. Не знаю, о чем думали встречные прохожие, но нам до них не было никакого дела.
Мы были счастливы и все!

26 февраля

НЕОЖИДАННАЯ РАЗВЯЗКА

Все же вчера перед расставанием я задал Насте вопрос, который весь день крутился у меня на языке.
- А ты откуда взяла, что мужчины в краже шоколада были только исполнителями?
Было видно, что Настя стушевалась. Она как-то смущенно посмотрела на меня, а затем, помявшись, сказала то, что - в который раз! - вогнало меня в ступор.
- Дело в том, что следователь - это мой дядя, и мы с ним... иногда... разговариваем о его делах.
Не дав мне возможность уточнить то, что я услышал, Настя быстро попрощалась и, махнув мне рукой, скрылась в доме...

А утром все перевернулось вверх дном!
Мы еще все спали, когда кто-то забарабанил в дверь.
Отец вышел и скоро вернулся, а следом за ним в дом ворвался Славик и закричал:
- Колька в больнице! Его чуть не убили! Будут операцию делать!
Мы все всполошились. Я оделся быстрее всех, и мы со Славкой рванули к больничному городку.
В коридоре хирургии мы увидели Колькину маму. Она стояла у стены и плакала. Недалеко, тоже у стены, стояла моя одноклассница, Аленка, и тоже платочком вытирала слезы.
- Что? Что случилось? - Мы налетели на маму Николая, но она, часто всхлипывая, не могла ничего сказать, только еще глубже уткнулась в платок.
- А ты что здесь? Не знаешь, что случилось с Кольшей? - Я пытался отнять Аленкину руку от ее зареванного лица, но она вырвалась и отвернулась. Потом резко повернулась ко мне и зашипела:
- Все из-за вас, из-за вашей дурацкой игры в сыщики! Это ты во всем виноват, ты втянул Кольку в свое идиотское расследование. Сам-то вон, жив-здоров, а он, может быть, уже умирает!
Она снова зарыдала, а я замер, как громом пораженный - из-за меня? Умирает? Ничего не понимаю!
- Ты можешь толком объяснить, кто его так?
- А ты не знаешь! Ты ж его сам послал в эту чертову деревню прямо в руки к преступникам! Или скажешь, не ты? - Аленка зло сверкнула зареванными глазами и снова отвернулась.

Вон оно что! Видно, Колька, поругавшись со мной, решил сам закончить расследование и нарвался на Ваську с Тишкой, а те не стали с ним церемониться и...
Я вышел на крыльцо, и поверьте - мне стало так... не могу даже сказать... мне стало так больно за друга, будто я сам получил ножом в сердце!
Ну, что же ты наделал, Колян? Ну, как же так?
Славка стоял рядом и, глядя на меня, молчал.
Эх, Колян, Колян, зачем же ты поехал туда? Ведь ты же знал, что Васька уголовник, а Тишка, придурок, его подпевала. Что тебя потащило в их логово? Неужели злость на меня была так сильна, что ты потерял голову и безоглядно ринулся навстречу опасности?

Я смотрел в небо, и слезы катились из глаз.
Но кто его нашел? Как он оказался в больнице?
Славка потянул меня за рукав, я оглянулся и увидел приближающуюся к нам Настю. У нее тоже были зареванные глаза, но она быстро шла в нашу сторону, и, завидев меня, махнула мне рукой.
Почему-то мне даже смотреть на нее не хотелось. Ведь это из-за нее мы поссорились с моим другом.
- Тебя зовут. Туда... - она показала рукой куда-то назад. Я глянул туда, куда показывала Настя, и увидел стоявшего возле милицейской "Волги" следователя. Он махнул мне рукой, и я поплелся в его сторону.
Поздоровавшись, следователь пригласил меня в машину, и мы расположились на заднем сиденье. Я понуро смотрел в пол, а следователь, похоже, не знал, с чего начать.
Наконец, он хмыкнул, и неожиданно я услышал смешок. Глянув на следователя, я опешил - он... улыбался!
- Стас, успокойся. С твоим другом ничего серьезного. Правда, его основательно помяли и сломали пару ребер, но для настоящего мужчины - а я думаю, твой друг настоящий мужик, - такие раны не смертельны.
- Правда? - У меня будто камень с души свалился. - Но как, где это произошло?
Вместо ответа следователь открыл окно и позвал: - Настя, Вячеслав, идите сюда!

Когда мы расположились в просторном салоне "Волги", то услышали следующее.
Оказывается, дело о хищении ящика шоколада - это часть общего дела о хищениях в пределах даже не села, а всей области. Следствие уже долгое время искало мошенников, создавших прибыльный противозаконный бизнес, основанный на сбыте "левого" товара. Трудности были в том, что не все участники этой бандитской затеи знали, что проходит через их руки. "Левый" товар вместе с "чистым" развозили на машинах по дальним селам, и там, с помощью нечистых на руку продавцов сбывали по сниженной цене.

Вот и в нашем случае все могло пройти гладко, если бы не вмешался случай - из-за болезни шофера его заменили другим, совершенно непричастным к этому "бизнесу" человеком. Примешалось к этому и то, что Надежда, хозяйка магазина - тоже участница банды - пожадничала и затребовала с шофера две трети стоимости якобы утерянного ящика шоколада. Другие экспедиторы обычно умалчивали о незаконных сделках, а этот парень, что крутил баранку в этот раз, написал заявление о пропаже.
На мой вопрос - почему же сразу не взяли Ваську с Тишкой? - следователь ответил, что с помощью этой парочки хотели выйти на основных главарей банды, потому и молчали.
- Когда вы спугнули этих двоих, и они сбежали, мы уж решили, что нас опять ждет очередная неудача. Но вы сумели очень ловко найти их логово, используя то, что в школе появилась "шоколадная" валюта. - Следователь опять, как в прошлый раз, подмигнул мне, и я понял, что наша с ним дружба, а, точнее, сотрудничество по-прежнему остается в силе.
Немного помолчав, он добавил:
- В тот день, когда вы с другом фотографировали следы колес возле магазина "Русский шоколад", я случайно оказался недалеко от вас и видел твое лицо, видимо, в тот момент, когда ты почувствовал приближение нового приключения. И я сразу понял - ты опять вышел на тропу сыска. Зная тебя давно, я подумал: "Этот парень нащупал что-то серьезное!" - и не ошибся! А тут поступило еще заявление шофера того грузовика, что вез "левый" шоколад, и ничего не оставалось, как вступить в игру.
Немного помолчав, следователь продолжил:
- В этот раз вы опять нам здорово помогли. Мы шли своей дорогой, а вы своей. Сами не зная того, вы сумели провести такую работу, что без нее мы могли бы пропурхаться намного дольше. Была даже опасность упустить эту бандитскую группировку, но...

Следователь, как мне показалось, облегченно вздохнул, а затем посмотрел на Славку.
- А вот тебе, дорогой, в другой раз, если он появится, надо быть поосторожнее. В нашем деле нельзя действовать, сломя голову. Тут даже не семь раз, а семьдесят раз проверь, а потом отрежь! Тем своим "интервью" ты сильно рисковал, с бандитами шутки плохи.
- Да я и сам все понял...потом, когда учебники почитал... Непродуманные следственные действия в нашем деле недопустимы. - Славка покраснел и опустил голову.
- В нашем деле? - Следователь закинул голову и захохотал. - У тебя и учебники есть? Ну, парень, ты даешь! Ты никак в юристы хочешь податься?
- Да нет... Я уже... передумал... Мне больше физика нравится.
- Ага! Ну, ладно. А то смотри, я б тебе протекцию в юридический ВУЗ составил. Нам такие башковитые люди нужны!
Пришла пора и мне задать пару вопросов.
- А до того, как Настя вам все рассказала... - я глянул на нее, она сидела рядом со мной, закусив губу, но молчала. - ...Откуда Вы знали, чем мы занимаемся? Я ведь помню про ваш вопрос в школе о "шоколадной" валюте. Тогда уже было понятно, что Вы не просто так о ней спросили.
- Стас, давай договоримся так: я тебе говорю все, что могу. У нас тоже свои секреты. Иначе бы ловить преступников было очень даже непросто. Я ведь и в прошлый раз, и сейчас не запрещал вам вести расследование. Мое доверие к вам велико, вы люди серьезные и пытливые, но все до мелочей я вам рассказывать не могу, у нас есть своя служебная тайна.
Глаза следователя посерьезнели. Затем он продолжал:
- Но, к сожалению, вы еще по молодости допускаете много ошибок. Взять, например, то, что случилось с вашим другом.

Оказывается, Николай, мой бесценный "атомный реактор", совершенно верно сообразил, что без главной улики - украденного ящика от шоколада - нам не обойтись, бросился ко мне, чтобы мы вместе придумали, как его незаметно найти и забрать. Но я был поглощен своей любовью, да еще и Колькина ревность подействовала, и доктор Ватсон решил все сделать сам. Находясь в возбужденном состоянии, он рванул в деревню, где затаились бандиты. Ему удалось утащить из магазина ящик... но в последнюю минуту продавщица заметила это, и, выскочив на улицу, начала орать, что ее обворовали. На крик торговки выбежали Васька с Тишкой, узнали свой ящик, узнали и Кольку и, недолго думая, стали зверски его избивать. Как видно, нервы у них были на пределе.
Все закончилось бы для Кольки гораздо хуже, если бы в это время в деревню не въехал милицейский "УАЗик" как раз с целью взять этих бандитов. Те, увидев машину, оставили Николая и бросились наутек, но их скоро поймали и вместе с продавщицей привезли в отделение. Николаю сначала оказали первую помощь в местной больнице, а потом за ним приехала скорая.

Сейчас городские следователи ведут дознание. Банда уже во всем призналась, правда, хозяйка магазина какое-то время отпиралась, что она вовсе не при чем, но Зинка, выгораживающая своего дружка Ваську, рассказала милиции все до мелочей, и теперь Надька примолкла и требует адвоката.
- Так что завтра ваш друг сможет с вами поговорить, а пока идите домой и повторяю, хорошенько проанализируйте, как вы действовали в этом деле. Если будут вопросы, я всегда к вашим услугам. - Следователь пожал нам руки, и когда Настя и Славка вышли из машины, придержал меня. - Подожди, мне тебе еще надо кое-что сказать.
Думая, что он хочет еще что-то добавить к сказанному, я приготовился его слушать, но он почему-то молчал и смотрел в окно машины, за которым невдалеке стояла Настя, и как мне показалось, тревожно смотрела на нас.
- Я вижу, вы с Настей подружились. - Я смущенно опустил глаза, а следователь продолжал, - потому у меня к тебе просьба - береги ее. Насте сейчас очень непросто... - он помолчал и, как мне показалось, с трудом добавил, - у нее отец тоже... был... работал в милиции и погиб от рук бандитов... Это мой брат, потому я уговорил Настину маму переехать в наше село. Мне показалось, что им тут будет легче.
Затем он долгим взглядом всмотрелся в мое лицо и добавил:
- Я рад, что Настя подружилась именно с тобой.
У меня сжалось сердце - вот уже столько времени мы с ней знакомы, а она о своем отце ни разу не упомянула. А ведь ей так больно! Я готов был прямо сейчас выскочить из машины, обнять Настю, чтобы защитить ее от всяческого зла, наговорить кучу ласковых слов, чтобы в ее глазах всегда светились искорки смеха. А я-то все думал, почему иногда Настины глаза были такими грустными?
- Ну, ладно, беги. Как-нибудь заходите к нам вместе с Настей, поговорим

27 февраля

ГЕРОЙ

Сразу после школы мы с Настей и Славкой побежали в больницу к Кольке.
В коридоре мы опять встретили Аленку, но сегодня она уже не плакала, а улыбалась. Лицо ее вместо вчерашнего, зареванного и красного, светилось улыбкой, да и голос был каким-то воркующим.
- Ну, как там Николай? Операцию уже сделали? - Мы налетели на нее с вопросами, от чего она слегка опешила, но потом рассмеялась.
- Что, соскучились? Да вон он, сам идет! - Аленка показала куда-то мимо нас пальцем, мы оглянулись... и увидели нашего героя!
По коридору, осторожно ставя ноги, двигался Николай... но на кого он был похож! Забинтованы голова и нижняя челюсть, один глаз был украшен огромным фингалом, а другой совсем заплыл, лицо в боевой раскраске всех цветов радуги, одна рука была на перевязи, другой он работал как вертолет задним винтом, чтобы удержать равновесие - ну, прямо Терминатор после попадания в него артиллерийского снаряда!
- Кто тебе разрешил вставать, Колюша? У тебя же все болит! - Аленка подлетела к парню и нырнула ему под мышку. - Врач увидит, вообще вставать запретит!
Девчонка с такой лаской вела к нам перебинтованного мужика, что мы враз поняли - Аленка не просто сиделка, здесь совсем иное. Да и кривая, но заметно смущенная скупая улыбка ее подопечного доказывала - у него тоже отношение к Аленке не просто как к сиделке.

Славка первым не выдержал обуревавшего его волнения от встречи с героем нашей повести.
- Что, Коль, сильно болит? - Он даже привстал на цыпочки, будто сверху виднее, что и где болит.
И тут мы услышали совершенно членораздельную речь того, кто раньше своей тараторией был доступен только родной матери и мне! Николай говорил так медленно, что все можно было понять... если бы это было понятно. Похоже, челюсть бандиты ему свернули основательно, да еще не забыли прополоть зубные грядки, потому что выговаривал он далеко не весь алфавит - остались одни глухие и шипящие буквы!
Звучало это примерно так:
- Ждооо, мыжхи! А ыже хжу. Кх ы? Захчылы ссэстие?- После такой длинной речи Колька даже вспотел, а Аленка, с тревогой вглядываясь в лицо своего, как мы уже поняли, любимого калеки, невольно начала переводить:
- Он сказал: "Здорово, мужики! Я уже хожу. Как вы? Закончили следствие?".
Вот он - наш герой! Еще говорить не выучился, а про дело - в первую очередь!
Мы стали громко, перебивая друг друга пересказывать то, о чем услышали от следователя, но неожиданно из ближней двери вышел крепкий упитанный мужчина в белом халате и громко, перекрывая наш гомон, крикнул:
- Это что за базар? А ну, стихли все! Почему постельный больной шляется без врачебной визы? Кто разрешил? Ясно, никто. Та-ак, быстро, девушка, берите своего раненного в охапку, - врач грозно смотрел на Аленку, - и несите его в палату. А Вы, больной, значит, опять захотели на операционный стол? Можем устроить. Вам все понятно? - Последние слова грозный служитель змеи и бокала9 обращал уже к нам. - Прошу очистить больничный покой и впредь заходить сюда с кляпом во рту.

Дядька скрылся за дверью, а мы шепотом пожелали Кольке быстрого выздоровления и на цыпочках заковыляли к выходной двери. Больной, скорчившись от боли, сделал нам прощальный жест, и под управлением своего личного врача, Аленки, захромал к нынешнему месту прописки.
Мы заметили, в какую дверь они зашли, и ринулись на улицу искать окошко, за которым расположился наш герой. Аленка тут же возникла за стеклом и, нахмурив бровки, показала нам кулак. Потом засмеялась и, что-то говоря, повернулась к Колькиной кровати. Затем склонилась над ним, и Славка, подтянувшись на наличнике, сообщил нам, что Колька хотел встать, а Аленка уложила его обратно.
Да-а, охрана у Николая что надо!

ВЕСНА

Через неделю Николай уже почти бегом выходил к нам, когда мы ходили его навещать, а еще через неделю его выписали, о чем строгий дядька в белом халате известил нас такой фразой: "Забирайте этого тунеядца, но ребра его пока не считайте, опасно. А вы, девочки, поработайте над его лицом пудрой и помадой, а то первый же милиционер, завидя вашего протеже, тут же загребет его в кутузку, как БОМЖа или в конец опустившегося алкоголика!".
И вправду, вылинявшие фингалы и синяки на Колькиной ро... , простите, лице вперемежку со шрамами и веснушчатой сыпью делали фотомордию мужика очень даже колоритной.
- Теперь нам уличные собаки не страшны, при виде тебя они навсегда покинут предела нашего села! - Славка тоже был заражен бациллой лечения больных с помощью насмешек. - И что ты в нем нашла? - Обращался он к Аленке. - Я-то намного красивее и моложе!
Но Аленка глаз не сводила с Кольки. Ну, девчонка, что возьмешь! Если уж не принц на белом коне, то хоть герой, хоть и местного разлива!

Мы все вместе шагали по улице, хохотали, и уже в который раз слушали Колькин рассказ, как он ездил в деревню и получил там по морде.
Настя прервала наш смех и сообщила:
- Мой дядя (следователь, как вы помните) сказал, что эти бандюганы еще и за твой исковерканный мотоцикл ответят. - Настя подняла большой палец вверх. - А ты, Николай, на новеньком мотике свозишь нас как-нибудь в ту деревню, где тебя так здорово разукрасили?
- А что, Вам тоже, мадам, захотелось поменять цвет своего лица? Попроси своего дядьку отпустить Ваську с Тишкой на пару деньков, а я-то уж сумею устроить вам аудиенцию, не сомневайтесь! Никакого макияжа не надо будет!
Мы опять хохотали, а весна, будто бы тоже от счастья, что мы опять были вместе, тоже смеялась во все солнце, и баловалась, срывая с деревьев последние клочья надоевшей уже белой одежды. Постепенно зеленый цвет снова входил в моду, кое-где из-под снега уже торчали зеленые травинки, а почки на ветках готовились сделать массовое озеленение готовящейся к лету природы...

Мы с Настей сходили к ее дядьке, следователю. Мужик оказался не только преданным своему делу мужиком, но и всесторонне увлеченным человеком. За шашлыками, устроенными хозяином по случаю женского дня, где была и Настина мама тоже, он спел пару песен под гитару и показал свои коллекции значков и карт почти всех городов России.

Следствие по делу сбыта "левой" продукции еще шло, постепенно раскрывая механизм всей преступной деятельности, выявлялся и состав бандитской группировки. Магазин "Русский шоколад" был опечатан, мать Тишки каждое утро ходила в милицию с передачами своему сыну, а к Васькиному дому вела только собачья тропа: покормить пса было некому, он перегрыз веревку, так и бегал с петлей на шее по улицам в поисках съестного.
Колька все же стал грамотоносцем: в один из дней его вызвали в отдел милиции и торжественно перед милицейским строем вручили грамоту "За активную помощь милиции" с маленьким конвертиком в придачу. Это событие мы активно отпраздновали: Кольша на деньги из конвертика купил нам всем по мороженке, взял газировки и печенья и затащил нас на Зеленую поляну, где мы и отпраздновали это замечательное событие.

В школе "шоколадная валюта" постепенно девальвировалась, зато пришла новая "зараза" - все ходили с зеркальцами и слепили друг друга. Парни, конечно, направляли свои лучи на девчонок, а девчонки... Они и так были всегда с зеркальцами, хотя правильно наводить "зайчики" куда надо, не умели, зато с помощью стеклышек тайно рассматривали своих избранных "принцев".

Мы с Настей нашли небольшую скамеечку возле одного из заброшенных домов на Солнечной горе и ходим к ней, чтобы посмотреть на наше необыкновенное село сверху.
Удивительно! Людей сверху почти не было видно, но мы знали, что в каждом доме всегда что-то происходит: там влюбляются, живут, бегают ребятишки, иногда ссорятся, потом мирятся - все живут, как могут, и находятся в вечных хлопотах и заботах.
Вот только почему-то находятся те, кто стремится жить за чужой счет, кто нечистыми руками лезет в чужую жизнь, не давая жить честно ни себе, ни людям. Они тоже ходят по этим улицам и живут в этих домах, хотя сами давно уже потеряли право называться людьми.
Насте тоже, видимо, передавались мои мысли, потому что иногда ее огромные в облаке ресниц серые глаза покрывались грустью, и она, ежась, прижималась ко мне.
Мы с Кольшей и Славкой опять всегда вместе. Вундеркинд травит нам басни про великих ученых, доктор Ватсон перекладывает на нас свои познания из мира автомобилей, а я... а что я? Я уже какое-то время опять подтягиваю свою нижнюю губу и изо всех сил возвращаю на место свои плечи, которые упорно поднимаются к моим ушам. Вам-то уже не надо объяснять, почему это со мной происходит, потому что...

Да! Опять запахло жареным! Пару дней назад соседская старушка со слезами жаловалась моей маме, что возле новой дороги в соседнюю область она обнаружила шкуру и кости будто бы ее телушки, пропавшей неделю назад. Там же она обнаружила и нож с вырезанными на нем буквами, которым, по ее словам и свежевали ее Буренку. Будто бы и другие жители села жаловались, что на этой дороге пропадают телята. А это значит...
А это значит, что "командойлам" предстоит снова напрячь свои дедуктивные навыки и выходить на тропу сыска. Моя интуиция подсказывает мне, что в этот раз работы будет немало.
Колян, чувствую, уже заметил мои ужимки, да и Настя иногда вопросительно смотрит на меня, а у меня в голове уже начали роиться идеи и предположения, варианты и версии. По ночам я на роликовых коньках уже настигаю "Камазы" с чужими номерами и вступаю в неравную схватку с безжалостными чужаками...
Ничего не поделаешь - страсть сыска сильнее меня!
А это значит, что нас ждет новое удивительное приключение!

image004

1 Рассказ К.Дойла "Тайна восковых фигур".
2 "Козлик" - небольшой мотоцикл.
3 Дойка - крытый навес, где летом доят коров.
4 Праздник 23 февраля стал выходным днем не так давно.
5 Стихотворение Л.Татьяничевой.
6 Песня В.Егорова.
7 Обежалка - уроки по ОБЖ.
8 Комуз (варган) - древний музыкальный инструмент в виде дужки с язычком, испускающий дребезжайщий звук.
9 Змея, обвивающая бокал - медицинская эмблема.

У вас недостаточно прав на комментирование

.