17 | 02 | 2018

Таинственный мобильник. Из серии ДЕТИктив.

И.ИСТОМИН

ТАИНСТВЕННЫЙ МОБИЛЬНИК

Из серии ДЕТИктив

Приключение четвертое.

9

Месяц май в этом году выдался необычно жарким, как и вся весна, впрочем.
С этого дня уроков уже нет, мы как бы готовимся к переводным экзаменам, но не прогуляться до реки в такой теплый денек было просто невозможно.
Мы сидим на Камне любви. Вылизанная весенними паводками поверхность скалы похожа на голову огромного крокодила, спускающегося к реке. Вода обтекает эту гранитную челюсть, и нам кажется, что мы плывем против течения на скуле громадной рептилии, охотясь на зазевавшихся тайменей.
Название скале "Камень любви" дали выпускники школы, встречающие на ней рассвет, и я знаю, что она давно уже стала символом нашего села, также как и огромная Царь-гора, у подножия которой мы живем.

Нас трое. Мой друг, Силкин Николай, сияя зелеными глазами на веснушчатом лице, обрамленном копной рыжих волос, вглядывается в пролетающие у скалы речные валы, явно собираясь совершить омовение в грозном потоке. И я знаю почему - рядом со мной стоит Настя, моя девушка, перед которой он и выпендивается. Стройная Настина фигурка только подчеркивает недотесанность телосложения моего другана, но это его нисколько не волнует.
- Стасдвайскпамся! - Колька уже скинул рубаху и смотрит на меня отчаянными глазами.
...Переведу сразу то, что выкрикнул мой друган, а то, боюсь, вы не совсем поняли, что он протараторил. "Стас, давай искупаемся!" - вот что означает это звукосочетание. Да, Колькину скороговорку понять почти невозможно, но он-то этого не понимает, наоборот, он начинает нервничать, когда слышит обычную членораздельную человеческую речь: "Чего они мямлят? Не могут, что ли, нормально сказать?". Да он и весь такой - во всем, что бы он ни делал, видна его скоростная натура. Иногда кажется, что рыжую косматую голову его можно видеть одновременно в разных местах. Если спросить всех тех, кто видел Коляна после уроков, то окажется, что они видели его в одно и то же время в разных местах! То он ковыряется возле своего дома в своем мотодрандулете, то мелькает в совхозных гаражах, помогая шоферам в ремонте своих "рабочих лошадок", то изучает новинки автомагазина, то помогает соседу, ползая под его свалкой запчастей, что он называет "Москвичом"... Энергии в моем друге столько, что ее хватило бы для зарядки всех аккумуляторов села одновременно!И ведь точно искупается! Река у нас холодная, ручьи, стекающие с гор, не дают ей прогреться, но при такой жаре кажется, что она уже достаточно прогрелась, чтобы в неё окунуться.

- Николай, не надо! Скоро экзамены, простынешь, кто за тебя их сдавать будет? - Настя со страхом смотрит на мышцеватого Рэмбо, заранее представляя тот холод, что ждет его в реке.
...Настя недавно приехала в наше село и до сих пор с восхищением осматривает все, что её окружает. А то, что весна нынче совсем не такая, какой мы привыкли ее видеть, нисколько Настю не удивляет. Она уверена, что у нас всегда так - подснежники распускаются в марте, а в апреле лето наступает. Как я её ни убеждал, что нормальный срок для черемухи конец мая, эта фантазерка нисколько мне не поверила. Да и то - солнце стало жарить еще с марта, а в середине апреля были дни, когда люди ходили по улицам не то, что без курток, а даже в рубашках с короткими рукавами. Но самое необычное было в конце апреля - распустилась черемуха! Для наших мест видеть, как белизна спрятавшегося в расщелинах гор снега соседствует с порхающими на склонах облачками черемуховых зарослей - очень даже необычное явление!
Но эту фантазерку переубедить невозможно, хотя...
- А ты сама не хочешь купнуться? Ты же постоянно твердишь, что тебе жарко. Смотри, вон малышня в протоке бразгается. Ныряй! Мой отец говорит, что простывают не от воды, а от ветра. Не боись - Кольша и не в такой воде купался, вот увидишь, как вокруг него вода вскипит.
- А ты? Будешь нырять? - Настя хитро глядит на меня и подмаргивает, мол, давай, друг же твой не боится.
- В другой раз. Мы же не купаться сюда пришли, а по делу.
Я делаю строгое лицо, но девчонка начинает хохотать.
- Ладно, вижу, что ты сегодня не готов к подвигу. Ты же у нас - деловой!
Колян уже взбежал на выступ и с разбегу плюхнулся в воду, но так, чтобы не погружаться глубоко, иначе сильное течение мигом затянет его под скалу и выбраться оттуда будет почти невозможно. Вода в один миг подтянула Николая к Камню, и он, уцепившись за выступ, вылез на сушу.
- Ух! Вот это водичка! Давай, ныряй! Знаешь, как здорово!
Я же, видя, как у моржа мелко дрожат пальцы и краснеет покрытая каплями кожа, резко отвергаю его предложение и остаюсь сидеть в том же положении, как и сидел.
Дети, что с них возьмешь! Тут такое захватывающее дело, а они...

МОБИЛЬНИК

- Стас, давай колись, что там у тебя опять нагорело?
Настя села по другую сторону от меня, подальше от мокрого Коляна, и вопросительно взглянула мне в глаза.
- Ты, правда, начинай, а то столько мраку напустил, что не знаешь, что и думать.
Друган уже перестал дрожать. Его физиономия, покрытая веснушками и мокрыми рыжими волосами, сверкает глазами, в которых явно читается нетерпение, вызванное, как он уверен, очередным увлекательным приключением.

...Мы - "командойлы". Эта кличка прилипла к нам после того, как однажды мы сумели разгадать одно запутанное дело, связанное с кражей леса. Под впечатлением наших рассказов об этой тайне кто-то из одноклассников - а мы, кстати, заканчиваем девятый класс - вспомнив великого сыщика Конан Дойла и спутав его с компьютерной командой, обозвал нас "командойлами". С тех пор так и пошло: "Эй, командойлы, у меня циркуль сперли! Слабо найти? А у меня котенок пропал, не поможете отыскать?" - всю плешь переели своими подначками. Лишь после того, как мы раскрыли банду расхитителей шоколада, от нас отвязались, видимо, уяснив, наконец, что мы не в бирюльки играем.
А что - мы вполне уже опытные сыщики, иначе бы к нам не попал этот таинственный мобильник, что я держу сейчас в руках и читаю с него эсэмэски.

А появился он у меня так.
В воскресенье я ездил на реку наловить рыбешки нашей кошке.
...Кошка у нас не как у всех: как только я собираюсь на рыбалку, Екатерина Вторая - так мы кошку зовем за гордую осанку и хитрость - начинает обхаживать меня и путаться под ногами. А, подъезжая с рыбалки к дому, уже за полквартала вижу, как она, сидя на воротах, пялится в мою сторону и мяукает, ожидая рыбьей вкуснятинки. А уж дома-то я всегда устраиваю концерт, держа рыбешку за хвост и приговаривая: "Рыба! Рыба!". Катерина Вторая начинает бегать вокруг меня, утробно мяукать, подпрыгивать, а иногда взбегать по стенам, чтобы дотянуться до желанной добычи. Затем накидывается на рыбу, будто год не ела, и в один момент приканчивает мой, с таким трудом добытый улов...
Как раз в тот момент, когда моя сплетня1 подтверждает свое название - запутывается после неудачного заброса в водорослях - от одной из иномарок ко мне подошел незнакомый мужчина.
...Надо сказать, что в этом месте реки на другом берегу расположилось небольшое село, превратившееся ныне в место проживания приезжих поселенцев. По слухам - это пожилые люди, родители богатеньких городских сынков, что не придумали ничего лучше, как сплавить своих любимых родственников поближе к земле, построили им домики в этом селе, навезли всякой дорогой утвари, наезжают по случаю, снабжают их продуктами - и те довольны, и этим свобода. Потому под выходные на берегу скапливаются иномарки с иногородними номерами. Пока их хозяева, переплавившись в село на лодках, празднуют свое "воссоединение" с природой, ароматизируя окрестности запахами шашлыков и оглашая таежную тишину грохотом своих музонов, автомобили понуро стоят у реки, жуя свой бензиновый "овес" и помаргивая подсветками...

Мужчина "для близиру" поспрашивал меня о снасти и способах ловли, затем совершенно неожиданно спросил:
- Ты, случаем, не Стас Пенкин?
Я вытаращил на него глаза - откуда он меня знает? Ну, это ясно, если артиста на улице узнают, но меня-то? Да еще в этом месте, куда наши рыбаки давно уже не заглядывают. Скорее всего, все просто - он из нашего села, но я его не знаю, а он меня знает.
- У меня брат живет на вашей улице недалеко от вас, и когда я был у него в гостях , он рассказывал мне про ваши "подвиги", и в окно на тебя показал, когда ты мимо проходил, вот я тебя и запомнил. Ты точно Стас?
Ничего себе популярность!
- Да, я Стас.
Мы поздоровались за руку, он назвал себя Василием, и рассказал, что он городской, хоть сам из наших мест, бывает здесь редко, приехал к родителям.
Мы уселись на бережок, помолчали, глядя, как в лучах заходящего за гору солнца посверкивает река, и тут Василий полез в карман и достал из него мобильник.
- Я, как уже говорил, наслышан о ваших делах. - Он усмехнулся, немного помолчал, как бы не решаясь, говорить ли дальше то, что хотел сказать.
- Тут такое дело. - Он опять помолчал, затем посмотрел мне в глаза и, будто окончательно убедившись, что говорить можно, произнес:
- Дело в том, что я нашел телефон. Вот этот.
Он протянул мне мобильник. "NOKIA", без наворотов, серенький, старенький, клавиши протерты. Явно, что хозяин его не городской, у них все мобилы крутые, не то, что этот. Ну, нашел и нашел, подарить, что ли мне хочет?
- Прочитай в нем последнюю эсэмэску. - Василий сам поискал ее и показал мне. Странно, что "матюгальник" не был защищен, видно, хозяин был уверен, что никогда его не потеряет. Да и вряд ли у этого мобильного "динозавра" была защита.
"Я НА МЕСТЕ ОНИ ДОМА НА ДНЯХ УЕДУТ ГОТОВТЕСЬ".
Странно... Ерунда какая-то...
- Ну и что? Эсэмэска как эсэмэска, я не понима...
Продолжить дальше свою часть диалога у меня почему-то не получилось. Губы не подчинялись! Они будто одеревенели, и слова приходилось проталкивать между ними, как через трубочку. Я вначале даже хотел повторить вопрос, но потом вдруг понял, что со мной опять происходит то, что Колян называет "предвестниками грозы" - губы вытянулись в трубочку, а плечи сами собой потянулись к ушам. Да и выражение лица Василия говорило то же самое - со мной что-то происходит. Да, это было то самое - "предвестие грозы!".

...Такая самопроизвольная трансформация моего организма изредка происходит со мной - Колян это первый заметил - в тех случаях, когда передо мной встает настоящая и поражающая мое сознание тайна. Мало того - после этих ужимок мной овладевает всепоглощающая страсть, моя голова начинает работать только в одном направлении - разгадать тайну!
Следовательно, моя интуиция опять подсказывает мне, что за этой эсэмэской кроется очередная загадка!
- Ты что, нездоров? - Василий забрал у меня мобилу и хотел положить ее в карман, видимо, разочаровавшись в том, что начал со мной говорить, но я его остановил.
- Погодите. А где Вы нашли мобильник?
Мужчина посмотрел на домики, прячущиеся в кустах черемух, вольно разросшихся вдоль заборов, и произнес:
- Недалеко от своего дома, в траве. Мой дом вон тот, видишь? Могу тебе еще сказать, что он лежал в мокрой траве - дождик был недавно - но сам был сухой.
Ага, хозяин мобилы, видимо, еще в поселке. Ищет, наверное, свой аппарат. Понятно еще и то, что он не приезжий, а местный. Все же еще некоторые местные жители не все разъехались куда подальше от городских захватчиков.
- Берешь? Я вижу, тебя заинтересовала эсэмэска. Там еще есть. Почитаешь на досуге.
- А почему Вы его мне отдаете? Если Вам что-то кажется подозрительным, то отдайте ее в милицию и все дела.
- Не хочется мне с ними связываться. Они же по факту работают - не пойман, не вор. Им надо, чтобы факт уже свершился, а так бегать по каждому подозрению - себе дороже.
Я вспомнил о нашем следователе, с которым у меня установились почти дружеские отношения, и хотел возразить, но Василий уже встал, протянул мне мобильник.
- На звонки я отвечать не стал и тебе не советую. Бери. А вдруг вы раскроете преступление века? Бери, мне все равно такая рухлядь не нужна, а в милицию я все равно не пойду. Так что и твоим командойлам развлечение, и мне, если что-то раскроете, будет, чего дружкам рассказать. Пока!
Он сунул мне мобильник в карман, сел в машину и уехал.

НАЧАЛО ПОИСКА

- Ну, и что там в других эсэмэсках? - Настя с любопытством разглядывала серенький аппаратик, а Кольша, лежа на теплой скале, закрыв глаза, и наслаждаясь солнышком, промычал:
- Хэ! "Готовьтесь!". Из-за одного слова ты опять развел таинственность. А они, может, едут в город, и туда сообщают, чтобы их ждали.
- Давайте, я вам прочитаю все эсэмэски. - Настя внимательно изучала экран мобилы, пикая кнопками. - По порядку. Ерунду пропускать буду. - Она вчитывалась в сообщения, ворча при этом, что "они грамотеи еще те!".

Входящие: "ВЫБРАЛ?"
Исходящие: "НЕТ БАДАН2 ПЛОХО БИРУТ".
Входящие: "ВСЕХ АБОШЕЛ?"
Исходящие: "ИСЩЕ ПЯТЬ ДОМОВ".
Входящие: "ЕСТЬ ЧТОТО?"
Исходящие: "НАШЕЛ НО ОНИВСИГДА ДОМА".
Входящие: "РЫБУ ПРОДАВАЙ И ОРЕХ".
Исходящие: "КЛЮЧ ОТ ЛОТКИЕСТЬ"

- Это эсэмэски за май, точнее, за начало мая. - Настя быстро нажимала на кнопки. - Потом был перерыв. Ага, вот уже ближе к концу месяца.

Исходящие: "СОБИРАЮЦА УИЖАТЬ".
Входящие: "КОГДА?".
Исходящие: "СКОРО".
- Так это все ерунда... Ага, вот еще одно.
Исходящие: "ЧЕРЕС НЕДЕЛЮ".

- Это предпоследнее сообщение. Точно - недавно отправлено. - Настя посмотрела на меня. - Ты уже понял что-нибудь?
- А что тут понимать? - Вмешался Колян. - Грабить собираются кого-то. Целый месяц наблюдали. И ведь он же, хитрец, весь месяц ходил по домам, будто торговал то баданом, то орехом, а сам следил. А вот теперь хозяева собираются уезжать, значит грабить самое время. Да и рожа его примелькалась, никто на него не подумает. Еще, наверное, и в доверие втёрся, мол, езжайте хозяева добрые, я тут посторожу ваше барахлишко! Как бы не так! Стибрят все подчистую, это уж как пить дать!
- ...если не стибрили уже. - добавила Настя.

Я сидел и думал.
Похоже ли это на то, что кто-то собирается - или собрался уже - кого-то ограбить? По всем признакам - да, собираются. Будут грабить дом Василия? Неизвестно, хотя мобильник был найден возле его дома. Если же мужик догадался, что злодеяние запланировано на его дом, то уж он, наверное, предпринял какие-то шаги по охране своего жилища. Далее, обнаружен мобильник вечером, при этом он был сухим, то есть, обронили его недавно. Пока мы с Василием сидели на берегу, никто с той стороны на лодке не проплывал, значит, хозяин мобилы находился в селе.
Та-ак, а мог он нас с Василием видеть в бинокль? Вряд ли, хотя то, что он мог видеть, как мужик отдает мне мобилу, отбрасывать было преждевременно.
Грамоте хозяин мобилы обучен не до конца. Скорее всего, паренек из простых, шестерка, его и держат только как наводчика, а грабить будут люди посолиднее.
Но не ясно самое главное - будут ли грабить? Или мы ошибаемся? Тогда верно первое Колькино предположение, что смска была отправлена в город, чтобы те, кто ее получил, встретили сельчан как надо.
Но тогда вся эта переписка: "Нашел, но они все дома", "ключ от лодки есть", "собираются уезжать" и последнее "я на месте, они дома, на днях уедут, готовьтесь" - явно говорит о том, что вокруг дома что-то затевается. Хорошее, или плохое, но затевается.

МЫ НАЧИНАЕМ

- Надо ехать туда и искать хозяина мобилы. - Колян встал с камня и натянул штаны. На спине его рельефно отпечаталась скала со всеми ее бугорками. - Вид у него должен быть как у бомжа. В хорошем прикиде торговать баданом не пойдешь.
Настя тоже вскочила, и по ее глазам, вспыхнувших огнем искателя сокровищ, было видно, что она уже загорелась азартом расследования. Зная ее характер, я уже видел, что моя подруга готова на все виды приключений, какие нас ожидают впереди. Стройная, в обтягивающих джинсах, она только разве не подскакивала и не била копытом, ожидая, когда же начнутся облавы и погони, без которых, как ей казалось, не обходится ни одно детективное расследование.
- Послушай, Настасья, а тебе не кажется, что обо всем этом нужно сообщить твоему дяде-следователю? Грабители - это не добрячки с подарками в руках, у них, наверное, и ножички припасены, если не кое-что другое. А ведь не исключено, что мы ввяжемся во все это по самое не могу.
Колян, видимо, вспомнил, как зимой из-за своей опрометчивости попал к бандитам в лапы и чуть было не остался инвалидом (Читайте ДЕТИктив "Шоколадные страсти" - от автора.).
- А если это не ограбление? Тогда что? Дядя опять станет меня поучать и строжить, чтобы не впуталась во что-нибудь нехорошее. Мы же начнем расследование, а когда запахнет жареным, спокойно все расскажем милиции. И им хорошо, и нам не скучно.
Честно говоря, я и сам думал так же. Мы устроим наблюдение, а когда поймем, что ограбление - если оно будет! - вот-вот произойдет, известим об этом Настиного дядю, следователя. Было, конечно, в глубине души опасение, что наши авантюристические характеры могут нас завести в глухие и опасные дебри сыска, но думать об этом не хотелось. Мы и так уже несколько месяцев не могли найти ничего интересного, где могли бы заняться любимым делом - детективным расследованием.
Застоялись кони в стойле, застоялись...

- Ну, что? Двинем в село? Наберем продуктов, будто на отдых прибыли и прогуляемся. Только надо бы придумать причину, с какой это стати мы болтаемся по тамошним улицам, а то ведь местные бабульки тоже горячие искатели новостей, живо раструбят про явившихся невесть откуда бродяг. Спугнем дичь!
Колян потянулся, хрустнув костями, и я понял, что моя мысль о застоявшихся конях была верна. Рвется парень к приключениям. А давно ли эта тяга привела его на больничную койку, когда он за счет разбитой скулы впервые в жизни начал говорить медленно и членораздельно! Но... Авантюрная искра, высеченная найденным мобильником, видимо, разгорается вновь.
- А давайте надуем резиновую лодку и на ней по реке спустимся до села, а там будем ходить по домам, будто ищем продукты для пропитания. - Настя даже изобразила руками, как она гребет веслами, так ей понравилась эта мысль. - Лодка у дяди есть, думаю, он мне не откажет. Правда, экзамены скоро, но я ему скажу, что надо бедной племяшке отдохнуть от трудов праведных, а то, что я поплыву вместе с вами, успокоит его. Уж он-то знает, что в ваших руках я буду в безопасности.
А что - это мысль! И прокатимся, и село прощупаем!

Не прошло и пары часов, как мы уже сидели в лодке и скользили над валунами по течению реки. Забежать домой, переодеться, скидать в рюкзак необходимые вещи, захватить лодку и рвануть к реке - много времени не надо.
...Да! Я забыл вам сказать, что наше село стоит между двумя реками. Та, в которой мы сегодня, скажем так, купались, настоящая горная холодная река с чистой водой, порогами и перекатами. А река, по которой мы решили плыть, совсем другая. Она течет почти по равнине, потому в ней и вода другая, часто мутная, и рыба тоже другая. Если в первой реке водятся таймени и хариус, то во второй щуки, окуни, пескари и прочая мелкота. Что интересно, как раз возле села она прижимается правым боком к отвесным скалам, от чего смотрится очень даже романтично. Реки недалеко от села сливаются в одну и долго еще текут в одном русле раздельно - одна половина реки чистая, а другая половина реки мутная.
До слияния река на всем протяжении между селами была на удивление живописна! Высоченные скалы вдоль реки, стройные пихты и разлапистые кедры были так прекрасны, что Настя вертелась в лодке, показывая нам то на скальные Ворота, куда нас втягивало течение, то назад, где сквозь речной проем виделась наша Царь-гора.
- Ну что вы пялитесь на воду? Посмотрите, какая красота вокруг! Как же можно жить среди этой красоты и не восхищаться ею? - Девчонка вращала глазами и непрестанно щелкала фотоаппаратом.
В ответ на Настины восклицания мы тоже поглядывали по сторонам, но нас с Кольшей больше привлекали перекаты, заводи и речные прижимы, ибо рыбацкий инстинкт требовал тщательного изучения будущих мест рыбалки. Когда-то еще придется вот так же исследовать реку с воды, отмечая все ее самые потаенные рыбацкие закоулки!

Прибыли мы в селение намного быстрее, чем ожидалось. Река хоть и была непорожистой, но несла довольно быстро, да еще и Кольша, устав от ничегонеделания, что было для него смерти подобно, стал усиленно грести, чем и приблизил наш финиш.
Под горестное ворчание Насти, что уж слишком быстро мы плыли, лодка была вытянута на берег и привязана к талине3.
Мы нацепили рюкзаки, загнули штанины и рукава, выпустили рубахи - придали себе вид расхристанных бродяг и двинули в деревню.

ПОИСКИ ЭСЭМЭШНИКА

Комары нас атаковали с первых же шагов.
Даже березовые веники, что мы наломали, чтобы отбиваться от этой бестолковой насекомии, не помогали. Мы опять раскрутили наши брюки и рукава, подняли воротники, от чего совсем потеряли вид бесшабашных путешественников и стали снова добропорядочными обывателями, правда, с тем отличием, что неистово обмахивались ветками и крыли почем зря этих парнокрылых тварей.
- Ну почему я не взяла мазь от комаров? Привыкла, что у нас в селе их нет, вот и поплатилась. - Настя изо всех сил лупила себя, стараясь не допустить к себе ни одного кровососа, но силы были явно не равны.
Удивительно, что местные жители не держали в руках веники и не махались ими как мы.
- Да эти кусаки из них все самое вкусное высосали, потому и навалились на нас. Надо наоборот - отдаться им на съедение, глядишь, через пару часов они и отстанут...
- ...потому что обглоданные скелеты сосать будет невозможно! - закончил я, не поддаваясь на неумное предложение друга.
Но все же, как бы ни опасен был наш путь, мы продвигались по улочкам поселка.

Улочки эти больше всего напоминали лесные прогалинки - колеи на них не было видно, а вдоль улочек петляли извилистые тропинки, приближаясь к домам в тех местах, где в заборе имелась калитка. Небольшие аккуратные домики с любопытством следили за нами, выглядывая из-за кустов и деревьев, вольно разросшихся в огородах и палисадниках. Людей не было видно, скорее всего, люди, проживающие здесь, не особо напрягались в хозработах, потому как возле домиков за заборами светились свежей зеленью всего лишь по нескольку грядок. Видимо, местным поселенцам хватало тех продуктов, которыми их снабжали из города.
Подойдя к дому, на который показал мне Василий, мой доктор Ватсон стал рыться в траве.
- А вдруг он еще что-нибудь потерял, паспорт, например...
- ...или план действий по ограблению. - Добавила Настя, приглядываясь к дому. - Кстати, а дом почти на самом берегу реки, ночью вещи в лодку перетаскать пара пустяков. А давайте зайдем в гости к хозяевам, будто бы за продуктами, посмотрим.
Так и сделали. Поскрипев калиткой, чтобы узнать, есть ли собаки, и не обнаружив оных, мы вошли во двор и по дорожке прошли к дому. Постучав в двери, Настя вошла внутрь, но скоро вышла, не обнаружив в доме хозяев.
- Ха, да тут грабить - одно удовольствие! - Колян хохотнул. - Днем же никого нет, все на реке или по лесам бродят, а дома не закрываются - народ непуганый...
Он хотел что-то еще добавить, но послышалось легкое покашливание, и из огорода к крыльцу пришкандыбал ветхий с седой бороденкой старичок, держа в руках маленький пучок зеленого лука.
Разулыбавшись и пожимая нам руки, будто век людей не видел, он стал суетиться и приглашать нас в гости. Мы сбросили рюкзаки, кроссовки и без дополнительных уговоров ринулись за ним подальше от комаров, побросав свои веники на крыльце. Хозяин провел нас на кухню и усадил за стол.
- А я вот салатик хочу сделать. Будете? - Дедок уже чиркал ножичком, разрезая лук и какую-то травку, а мы добивали проникших следом за нами комаров и пялились по сторонам. - А вы пока рассказывайте, что вас привело в нашу лесную лагуну.
Сказать, что дедок жил бедно, было ну никак нельзя!
В кухонке шкафчик был забит блестящей посудой со стеклянными крышками, на окошке в ряд стояли бокалы и разного вида кружки, на стеклянной полочке расположились кухонный комбайн, кофемолка, а на кронштейнах покоилась белоснежная микроволновка. Стены были покрыты кафелем, потолок был уклеен разноцветной плиткой, а пол укрыт толстенным ковром.
- Вы, наверное, туристы? По реке плывете, или пешком? - Чувствовалось, что ему охота поговорить

- Да, вот решили по реке поплавать. Только не рассчитали с едой, вот и ходим по селу, пытаемся что-то раздобыть. - Настя обаятельно улыбалась, чем ввела дедульку в еще большее возбуждение.
- Ой, даже и не знаю, кто и чем вам может помочь. Магазинов у нас нет, живем только тем, что дети привезут, а в огородах еще кроме лука ничего не выросло. - Дедок суетливо высыпал в тарелку нарезанный лук и принялся за чистку вареных яиц.
- А можно, я вам помогу? - Настя увидела висящий на стене передник и уже примеряла его на себя. - А как вас зовут?
- Да зовите меня Степанычем, меня так все тут величают. Бабка-то моя за калбой4 ушла, придет скоро. Солонка на полочке, хлебушек в хлебнице, сами печем, мука еще осталась...
Дедулька тараторил без умолку, видимо, они с бабулькой своей уже обо всем переговорили и он с радостью воспринял нас как новый объект для обмена информацией.
- Я могу еще вас юшкой горяченькой угостить, только сегодня сварил, рыбки вчера надергал. Мы ведь скоро уезжаем, ненадолго, правда, сынишка хочет нас по врачам потаскать, здоровье подправить, вот и доедаем то, что осталось. Но ничего, потом из города понавезем продуктов. И сейчас не оголодаем, вон батун уже пошел, да и калбы здесь полно...
Под этот говорок Степаныч с помощью Насти настрогали тарелку салата и, пока уха разогревалась в микроволновке, заставили нас с Коляном поставить стол в комнате. Вначале, правда, Степаныч предложил поставить стол на веранде, но мы хором закричали, что нас там комары съедят.
Степаныч удивленно поднял брови.
- Комары? Так они давно уже угомонились! Это в начале мая их тут страсть как много было, а сейчас хоть нагишом бегай.
Ничего себе нагишом! Я глянул в окно, и мне показалось, что комариные стаи черной тучей окружили дом, пытаясь проникнуть в комнату. Конечно, наступил вечер, солнышко, видать, уже закатилось за горку, но ощущение того, что дом окружен гнусными полчищами, не прошло.

ДОБРОСЕРДЕЧНЫЕ ХОЗЯЕВА

Мы сидели в уютной комнатке, пили чай и мирно беседовали.
Степаныч все время тараторил без умолку, рассказывая о своей героической жизни, а мы глаз не могли оторвать от того, что нас окружало.
Уютная полированная мебель, роскошный круглый стол с витыми ножками, резные деревянные стулья, кресло-качалка из лозы, шикарная люстра, стены увешаны картинами и всякими резными поделками, настенный телевизор, компьютер в углу...
Вот это гнездышко!
Дедулька, заметив, что мы обалдели от окружающей нас обстановки, начал как бы оправдываться.
- Это все сынишка мой понавез. Любит он красоту, да и мы не против, приятно жить в уюте. Васятка - видимо, это и есть его сынишка - когда сюда приезжает, всегда спрашивает, не надо ли еще чего-нибудь привезти.
Степаныч бы и еще умилялся относительно достоинств своего сына, но тут раздались шаги на крыльце, и дедок сорвался встречать.
- А вот и хозяйка пришла, сейчас чаевничать будем!
Мы ожидали увидеть древнюю старушку, но в комнату вошла красивая статная женщина, никак не похожая на бабку. Видимо, пару десятков лет назад Степаныч был еще ого-го, раз такую женушку подцепил. Хозяйка поздоровалась с нами, улыбнулась и обратилась к муженьку:
- Что ж ты не позвонил, что у нас гости? А то я заговорилась с соседкой, могла бы и еще позже прийти. А тут смотрю, свет в комнате горит, я и заспешила домой.
Женщина явно недоговаривала. Скорее всего, сарафанное радио сообщило ей о том, что к ней гости пожаловали. Вот и заторопилась к дому.
- Та-ак, и чем же ты, муженек, угощаешь гостей? Наливочку, конечно, прижал?
- Ну, что ты такое говоришь, Ладушка? Зачем же спаивать юных путешественников? А позвонить забыл, закрутился тут. Но накормил. И ты была не права - юшка моя понравилась!
Он хитро посмотрел на нас, и мы поспешили заверить, что да, на самом деле, юшка была замечательная.

Мы сидели за столом и беседовали. Уютные кресла, самовар, варенье на нас подействовали настолько умиротворяюще, что не хотелось ни о чем думать. Мы слушали хозяев, поддакивали и даже начинали подремывать.
Лада Олеговна, так звали хозяйку, заметив, видимо, что мы начали дремать, сообщила:
- А лодку вашу мы во двор к Лукашевым затащили, так что не беспокойтесь, не пропадет.
Только тут мы вспомнили, зачем прибыли в это село. Мигом проснувшись, мы стали соображать, о чем бы таком спросить хозяев, чтобы узнать то, что нас интересует.
Колян стрельнул в меня глазами, потянулся к последней печенюшке, и я спросил:
- Мы уже знаем, что магазина у вас в селе нет, но чем же вы питаетесь, если вдруг продукты кончатся?
- Да у нас здесь целая коммуния! - Степаныч хохотнул. - Живем с сельчанами почти одной семьей, вечерами посиделки устраиваем. Если у кого чего не хватает, соседи тут же приносят. Так что не бедствуем.
- И продавцы к вам не заезжают?
Настя подтолкнула хозяев к необходимому для нас ответу.
- А зачем нам продавцы? Как только продукты заканчиваются, мы звоним Василию, и он в ближайшие выходные привозит нам все, что необходимо. - Хозяйка повела бровью, и мы поняли - и правда, чего им беспокоиться, Васятка все привезет!
- Нет, ну, конечно, заходят к нам иногда. Вот недавно какой-то паренек приходил, бадан предлагал. - Дед рванулся, видимо, пытаясь показать нам бадан, но жена удержала его. - Вежливый такой, зашел, все осмотрел, похвалил. Спросил, чего нам еще надо, кедровых орешков предлагал. Вот ждем, завтра обещал еще зайти.
- Это маленький такой, черноволосый в синем спортивном костюме?
Молодец Настя! Чувствуется моя школа.
- Нет, что вы! Он с меня ростом, немного полноват, в камуфляже. - Степаныч опять долил воды в самовар и воткнул вилку в розетку.
- А, так это, наверное, Митька-заготовитель был!
Колян впервые подал голос. Лучше бы он и дальше молчал, потому что Лада Олеговна удивленно вскинула брови, и Кольша закашлялся. Но женщина, к нашему удивлению, поняла то, что мой друган пропулеметил.
- Вы знаете его? Странно. Он сказал, что недавно приехал, забыла, из какого города.
Ну, вот, хоть немного насторожили людей, а то живут тут, будто в коммунизме, ничего не боятся.

БУРНАЯ НОЧЬ

Спать нас хозяева уложили прямо в комнате на полу, а сами ушли почивать в летнюю пристройку. Нам были выделены совершенно новенькие спальные мешки и корематы5, что вместе с мягким ковром предполагало крепкий сон. Николай еще порывался посмотреть по тарелке футбол, но мы его отговорили.
Настя позвонила по мобилке маме, с трудом сумела доказать, что мы спим в доме, а не в палатке, что хозяева нас накормили ужином, и завтра мы вернемся домой, а мы с Николаем звонить не стали, наши родители уже давно нас не контролируют, знают, что мы выкрутимся из любой ситуации.
Но сон не шел. Было так тихо, что мы слышали, как комары изо всех сил долбятся в стекло, никак не понимая, что за преграда у них на пути к той вкуснятине, что расположилась в доме на полу.
Немного погодя Настя все же уснула и тихо посапывала, а Николай все что-то крутился, будто никак не мог найти удобного положения.
Не спал и я. Удивило меня то, что постепенно комариная суета за окном стихла. Мне казалось, что за окнами кто-то ходит, хотя четких шагов не было слышно. Возможно, это оттого, что вокруг стояла такая могильная тишина, что сознание никак не могло воспринимать ее спокойно и все время наполняло пустоту тревогой.
Наконец Николай встал, и по шороху одежды я понял, что он одевается. Куда это его понесло? Комаров кормить? Если в туалет, то зачем он оделся, туалет же в доме.
Николай вышел, стараясь не скрипеть половицами и дверьми, и опять наступила тревожная тишина.
Я лежал, вслушиваясь в темноту, но кроме Настиного дыхания ничего не слышал.

Неожиданно глухо зазвонил мобильник, но трель его была мне незнакома. Я кинулся на звук, начал рыться в нашей одежде и, наконец, обнаружил его в моей курточке.
Это просил отозваться найденный мобильник. Он настойчиво трезвонил и мигал экраном, и я уж хотел было нажать кнопку ответа, но потом сообразил, что делать этого не стоит. Закутав его побыстрее в курточку, чтобы не разбудить хозяев, я снова лег и успокоил проснувшуюся Настю, рассказав ей, откуда этот звук.
Немного погодя, вызов стих, но затем повторился вновь. Мы терпеливо ждали, пока мобильник стихнет, хотя желание погасить его было сильным. Так повторилось три раза. Затем наступила такая же тишина, как и до этого. Настя придвинулась ко мне и зашептала:
- Странно, зачем он звонит ночью? То молчал несколько дней, то звонит, не переставая. Кто бы это мог звонить?
Неожиданно за окном полынула вспышка света и тут же раздался такой удар грома, что мы с Настей даже вскрикнули. Ничего себе! Когда прислушиваешься к тишине - да еще к такой тишине! - то такой грохот может и до икоты довести!
- Ух ты! Я так испугалась, что чуть из спальника не выскочила! А ты испугался?
- Еще бы! То тихо-тихо, а то ка-ак бабахнет! Тут и мертвый проснется! А где же Николай бродит?
- Так он что - ушел? А я и не слышала.
Раздался очередной удар грома, затем вспышки молний и грохот стали чередоваться так часто, что темноты не стало совсем. Наконец, пошел дождь, и леванул он таким потоком, что даже тревожно стало - не смоет ли он поселок, расположившийся между двумя горами?
Скрипнули половицы. Вошел Николай, и мы увидели, что он в свете молний весь блестит, будто из реки вынырнул. Да и следы на полу поблескивали, и мы поняли, что наш друг промок до нитки.
Настя зажгла свет, и я увидел моего другана раздетого и с мокрой тряпкой в руках. Он стоял, и вода стекала с него на пол.
- Я видел его! - воскликнул ихтиандр6, - он рылся в траве возле изгороди, думаю, искал свой мобильник.
- А у нас звонил его телефон! - сказала Настя, забирая у мужика мокрую тряпку, которая оказалась его одеждой. - Видимо, он звонил с чужого телефона сам себе, надеясь по звуку найти свой мобильник, или в траве увидеть огонек экрана.
- Когда сверкнула молния, я его сразу разглядел - это был тот, о ком говорила Лада Олеговна, полный и в камуфляже. Могу вам еще сообщить, что он не из нашего села, я его ни разу не видел.
Ну, если Колян не узнал, значит, этот парень точно не наш. Уж Колян-то, постоянно рыская по нашим улицам, все равно бы узнал его, даже если бы и видел-то хоть раз.
- Когда молния сверкнула, он испуганно присел, но я-то стоял совсем близко, за дровянником7, потому хорошо его разглядел и запомнил. Я еще успел до дождя следы его рассмотреть, когда он убежал.
- А тебя он не заметил? - Это было бы совсем ни к чему. Мы могли спугнуть воришек.
- Нет. Он еще пробурчал, если не дай бог, кто найдет мобилу, то Банан ему башку сорвет.
- Кто?
- Банан. Видно, главарь шайки, что надумала ограбить этот дом.

ПЛАН ДЕЙСТВИЙ

Почти всё оставшееся время до утра мы обсуждали происшедшее этой ночью и долго спорили, что нам делать дальше. Настя предложила устроить охрану этого дома и дежурить по ночам, а Николай начал фантазировать, как мы, спрятав хозяев куда-нибудь, будто они уехали в город, сами дождемся воришек и поймаем их.
- Эх, нам бы ружье какое-нибудь! Они заберутся в дом, а мы - ба-бах! у них над головами как гром сегодняшний - они сразу же - оп-па! - ручки вверх! Тут мы их и...
- Подожди, Николай, но ты же не знаешь, сколько их будет, может быть их будет десять человек и все вооружены. Тогда что? Дождаться, пока они обчистят дом, и помахать им ручкой, когда уедут? Или перестрелку устроить?
- Ну... мы их... это...
- Вот тебе и "это"! - Настюшка по-матерински вытирала полотенцем Колькину рыжую голову, а он, казалось, млел под ее ласковыми руками.

Да, вопрос! То, что мы не можем допустить ограбления, это ясно. Но как это сделать? Устраивать ловушки, дежурить и будоражить хозяев? А если никакого ограбления не будет?
Нужна глубокая эшелонированная разведка! (Этих слов я набрался из черно-белых боевиков, но сейчас они довольно точно подходили к нашей ситуации),
- Значит, так! - Я дождался, когда Настя с Николаем перестали спорить, повернулись ко мне, и начал говорить.
- Слушай мою команду! Мы не должны действовать нахрапом, наша главная задача - узнать все о готовящемся ограблении. Поэтому: первое - мы снимаем всю информацию с мобильника на компьютер - он стоит в этой комнате, у Степаныча тоже "NOKIA", гарнитура8 подойдет; второе - мы отдаем мобильник Ладе Олеговне, пусть она объявит по селу, что найден мобильник, просьба владельцу его забрать (это для того, чтобы не спугнуть преступников); третье - мы остаемся здесь до тех пор, пока хозяева этого дома не соберутся уезжать. Разделим наши функции так: Настя втирается в доверие к Ладе Олеговне, чтобы та разрешила нам пожить некоторое время у них; ты, Колян, втираешься в доверие к этому толстомордому "десантнику" и следишь за ним; я предупреждаю Степаныча о готовящейся краже - думаю, он все правильно поймет - и будем ждать развязки. В момент "ч" (красиво звучит!) ты, Настя, звонишь своему дяде-следователю - и банду возьмут тепленькими. Кто "за", прошу голосовать!
Сказанное мной явно произвело впечатление! Настя перестала вытирать Колькину рыжую голову и восхищенно смотрела на меня, сверкая глазами, а доктор Ватсон непристойно разинул рот, потом захлопнул его, швыркнул носом и, указывая на меня пальцем, изрек:
- Во-от! Я всегда говорил, что Стас - настоящий сыщик! Тебе сейчас - обратился он ко мне - явно не хватает котелка и трубки, как у Конан Дойля...
- ...костюма в клеточку и лупы в руке! - добавила Настя.
- Только запомните, - продолжал я, хотя слушать слова друзей мне было приятно, - никакой самодеятельности! Ничем себя не выдавать! Мы - простые лоботрясы, отдыхающие перед экзаменами. Обмен информацией будем вести на реке, в доме об этом - ни слова! Действовать начинаем прямо с этой минуты: ты, Настя, дуй в огород, режь лук для салата, деревня уже просыпается; Колян, ты начинай поиск бадана - он тебя выведет на толстомордого, а я иду на переговоры к Степанычу. Вперед и с песней!

Так я еще никогда не говорил! Но видели бы вы, с каким рвением мы взялись за работу!
Настя порхала по избе, водя пылесосом по комнатам как хоккейной клюшкой, Ольга Олеговна и сама будто помолодела, даже торт затеяла, "ухмылка негра", как она назвала, намекая на то, что гости ей пришлись по нраву и вечер при свечах был просто необходим. Вдвоем, кудесничая на кухне, они распевали песни и обсуждали нас с Коляном. Перед этим Настя отдала Ладе Олеговне мобильник, будто бы найденный в траве у забора, а та отдала его одной тетке, которая "своим языком доставит что угодно куда надо".
Доктор Ватсон сумел-таки отыскать закамуфлированого толстяка, притащил от него охапку бадановых листьев, пожаловался, что кое-как нашел с ним "точки соприкосновения", и умчался обратно вязать мушки9 для рыбалки. Уже убегая, Кольша крикнул, что мобила уже у хозяина, и тот счастлив до одури.
Мы же со Степанычем вначале натаскали воды в баню, накололи дров, затопили печь и, взяв удочки, пошли на реку "дразнить маляву".

СТЕПАНЫЧ С НАМИ

Было странно, что комаров стало значительно меньше.
...Помню, как то же самое было в пионерском лагере, куда меня как-то одним летом отправили родители. Первые дни от жужжащих кровососов не было ни сна, ни покою, а потом они будто исчезали куда-то. Но зато, когда приезжали родители, смотреть на них нельзя было без смеха - дети все в шортиках и маечках, а папы с мамами в глухой одежде и вовсю наяривают вениками, борясь с комариными стаями!
Река после дождя была мутной, потому клевало плохо. Мы разожгли костер и расположились на бережке. В маленьком котелке булькала вода, угли тихонько шипели и потрескивали, а я лежал на горячих камнях и думу думал - как же сделать так, чтобы не все "каштаны из огня" достались милиции? Мы думаем, ищем, сочиняем всякие хитроумные комбинации, а они придут - хоп-хлоп! - и преступники у них в руках, тепленькие и готовые к употреблению! А что нам? "Спасибо за помощь?". Эх, кабы сделать так, как в кино "А зори здесь тихие" - сам пришел и пленных привел! Да бы...
Но ведь... Да, что-то я не туда ушел. Ведь женщин в этом кино всех убили...
Нет, все мои бредни от тщеславия. Отец как-то мне говорил, что вся мерзость на земле от неё. Семь раз отмерь и только один раз отрежь - вот главное условие чистой работы.
- Степаныч, а вы на кого оставите дом, когда уедете? У вас много дорогих вещей, как бы воры ни нагрянули.
- Да какие воры? У нас тут за все годы только у постирушек на берегу иногда белье в воду смывает, а так тишина и благодать. Да и кому все это надо - лазить по домам и рухлядь воровать? Накажем соседям, замок побольше навесим, да и ладно. Кому надо, так они любой запор сорвут. А у нас всегда тихо, хоть на месяц дверь открой.
Степаныч разлил чай по кружкам - "Эх, хорош бадан!" - достал из туеска баночку меда, и мы стали пить чай вприкуску.

Пили молча, покряхтывая и похваливая мед.
- Это Василий прислал вас следить за нашим домом? - Степаныч произнес это так неожиданно, что я чуть не подавился. - Откуда он взял, что нас хотят ограбить?
Вот так дед! Хи-хи да ха-ха, а сам себе на уме - все увидел и просчитал! Это ж на чем мы пролетели, если Степаныч сделал такой вывод? Мы и виделись-то совсем немного, а он уже и вывод сделал. Силен старик!
И я ему все рассказал.
Когда я закончил, Степаныч встал, помешал угли в костре, и я увидел, как он нахмурился.
- Мне давно это понятно, только сыну ничего не говорил. Сразу, как только этот, в камуфляже, стал к нам захаживать и комнаты разглядывать, у меня закралось сомнение в его искренности. Будто бы баданом торгует, а сам все по сторонам зыркает, ходит мимо нашего дома и окна разглядывает, хотя его берлога совсем в другой стороне. А сегодня ночью, когда твой дружок Николай его ночью выследил, я еще больше уверился в своей мысли - пасет он нас. Не удивляйся, я ночью мало сплю, а в такой тишине каждый шорох слышу. Женушка моя Лада Олеговна крепко спит, а я уже отоспал свое, бывает, за всю ночь глаз не сомкну.
Дедок допил чай, сполоснул кружку в реке и сел против меня.
- Ну, и что вы надумали? Какие ваши планы?
Прослушав меня о наших намерениях, Степаныч помолчал, вырвал травинку и стал ее грызть, перегоняя из одного края рта в другой.
- Что ж, мне затея ваша нравится. Только не слишком ли вы мало оставляете милиции? Если вдруг банда окажется в несколько человек и с опытом, то подгадать приезд милиционеров к моменту ограбления будет трудно, тем более, задержать воришек будет очень даже нелегко.

Меня удивило то превращение, что произошло с дедулькой. С момента нашего знакомства мы его видели вечно хлопочущим и суетливым, все эти его "окрошечка", "лучок", "женушка", создающие образ этакого добродушного и бесхитростного человечка, сейчас настолько не вязались с его нынешним обликом, что я даже немного стушевался перед ним. Передо мной сидел уверенный в себе человек, рассуждающий здраво и с умом, взгляд его стал пронзительным и строгим, в словах его чувствовалась энергия волевого человека.
Да, старичок-то совсем не прост, как кажется!
- Но все дело в том, что мы не знаем точно: во-первых - на самом ли деле они планируют ограбление, во-вторых - на какой день и время они рассчитывают. Мало того - думается мне, что планы у них более масштабные, чем ограбление одного дома. Я знаю, что еще две семьи собираются ехать в город, и почти в то же самое время, что и мы.
Да, об этом я и не подумал - все может быть гораздо серьезнее, чем нам казалось.
Степаныч, немного помолчав, продолжал:
- Нам нужна разведка, глубокая и эшелонированная.
Я невольно расхохотался - он говорит теми же словами, что и я!
Степаныч поглядел на меня в недоумении, но когда я ему объяснил, над чем смеюсь, он тоже рассмеялся.
- У дураков мысли сходятся, да?

ГЛУБОКО ЭШЕЛОНИРОВАННАЯ РАЗВЕДКА

- Итак, давай обобщим то, что мы имеем на данный момент.
Мы еще раз обговорили все, что нам было известно. Оказалось, что знаем мы совсем мало, чтобы планировать наши контрдействия. Мы не знали ни состава банды, ни количества бандитов, ни того, откуда они, ни дня нападения, ни способов транспортировки краденного на тот берег, ни даже того, как они обеспечат незаметность своего пребывания в поселке, где собаки непременно должны поднять шум по поводу чужаков.
Кроме того, мы не знали главного - будет ли на самом деле ограбление, или мы зря волнуемся?
- Давай разработаем план получения разведданных. - Степаныч посмотрел вдаль, немного помолчал, потом поднял брови и вопросительно уставился на меня. - Оп-па, а у меня нет плана! Все, что мы можем сделать, так только лишь хитроумно выуживать сведения из нашего "толстяка". А больше, вроде, и ничего... Может, у тебя что-то есть?
Он смотрел на меня, а я... А я пытался вспомнить то, что во время речи Степаныча вдруг мелькнуло в моём сознании, но моментально исчезло.

Та-ак, что же мне подсказывает подкорка? Что-то о "толстяке"? Нет. Об эсэмэсках? Тоже нет...
Ага, вспомнил! У нас же есть номер мобильника того, с кем разговаривал "толстяк"!
Ого, так мы же можем...
Степаныч внимательно выслушал мою идею использования номера для добывания нужной нам информации, похвалил меня, и мы пошли домой.
По пути Степаныч поинтересовался, на чем же мы храним записи мобильника. Я сознался, что мы использовали компьютер, что стоит в комнате, и дед удовлетворенно заулыбался.
- Ну, вот! Я ж говорил женушке, что компьютер полезная вещь, и он на самом деле пригодился. А то мы все играем на нем да по интернету ползаем.
- По интернету?! - Удивлению моему не было предела. Это надо же - в глухом поселке есть интернет!
- У нас тарелка. Опять же сынишка приобрел. Мы с ним переписываемся, ну, и сайты интересные смотрим. Лада Олеговна подсела на переписку с пенпалами10, а я все в основном спортом интересуюсь.
Вот это да! Дедок все больше рос в моих глазах. Ползают по интернету, будто это такая же нормальная вещь, как в огороде копаться.

Дома нас встретил Колян и сходу стал тараторить про свои достижения. Ему удалось все же "подружиться" с толстяком, и он восторженно сообщил, что Ромыч, так звали его нового "друга" сильно обрадовался находке мобильника и тут же, отойдя в сторону стал кому-то названивать.
- Я не мог подойти поближе, но несколько слов разобрал: "ништяк", "все по плану", "вечером, как договорились" и какое-то имя, то ли "сундук", то ли "кандык11". Живет он в заброшенном домике у скалы, там у него самодельный топчан, ни стола, ни стула, похлебку варит на костре. Еда у него - одни консервы, даже хлеба нет. Но что интересно - в углу я заметил связанный рулон новых мешков и две смотки реп-шнура12. Я еще спросил Ромку - ты еще и по скалам ползаешь? А он пожал плечами и ответил, что кедровую шишку собирает, а веревка нужна, чтобы по деревьям ползать.
Степаныч внимательно слушал, не перебивая, но иногда, когда Колян слишком уж учащал свою тараторию, поднимал брови и вопросительно смотрел на меня.
Николай продолжал:
- А сегодня я напросился с ним идти по домам торговать калбой. Он только вчера ее насобирал, маленькие такие пучки. Но что интересно - цену даёт за них совсем никакую, будто его деньги не интересуют. Я буду помогать ему торговаться.
Последние слова друган прокричал уже на ходу, направляя свои стопы в сторону скалы, где, видимо, и находился дом Ромыча.
- Да, энергии в твоем друге немеряно! Неужели ты все понимаешь, что он говорит? Надо же. Когда я служил радистом, то у нас был такой же способ передачи - сначала мы морзянкой набиваем текст, который нужно передать, записываем, а потом передатчик сжимает ее и выбрасывает в эфир одним пучком. Так же, между прочим, и спутники передают собранную информацию на Землю. Хороший у тебя спутник! - сбалагурил дедок.
Вот и еще немного информации - "сундук-кандык", мешки и крепкая веревка. Орешничать, значит. Так-так...

После обеда Настя уговорила меня сползать на скалу, с которой, как её уверила Лада Олеговна, весь поселок как на ладони. С хозяйкой они подружились настолько, что Лада Олеговна сама предложила нам до экзаменов пожить у них.
- Понимаешь, они скоро уедут, и нам предложено остаться здесь готовиться к экзаменам, чтобы никто не мешал. Я уже позвонила маме. Она сначала никак не соглашалась, а потом сказала, что мы вместо подготовки будем тут всякой ерундой заниматься, да и еды у нас совсем нет. Но я её уверила, что за едой мы съездим домой, а ерундой заниматься не будем, все дни будем зубрить и с одноклассниками созваниваться.
Вот как! Она, оказывается, уже обо всем договорилась!
- А если мы не согласимся с тобой и уедем домой?
- Да куда вы от меня денетесь! - Настя захохотала и закружилась по комнате. - Я уже и Аленке позвонила, рассказала, как добраться до нас. Сегодня жду ее. А то вас, мужчин, двое, а я одна. Надо уравновесить наши права!
Она тут же подлетела ко мне, обняла меня и я... да что я - враг своим друзьям, что ли? Будем жить здесь, зубрить и шпаргалки писать, а на досуге... вести расследование!
- Ладно, уговорила. Но ты, мне кажется, забыла, зачем мы сюда приехали.
- Ничего я не забыла. Наоборот - я и зову тебя на скалу затем, что с нее мы можем провести... как это там, по-вашему, рег... реко... вот - рекогносцировку13!

На скалу мы все же забрались, но не так легко, как казалось.
Зато с нее окружающий нас ландшафт оказался настолько живописен, что мы невольно вспомнили наших местных художников, весь год наезжающих сюда писать этюды.
...Нисколько не удивительно, что в нашем селе живут знаменитые не только в селе, но и области, да что в области - по всей Сибири талантливые мастера-художники. Да и как тут не начнешь рисовать, когда вокруг такая красота! Даже я однажды, заглядевшись на весенние зеленые переливы окружающих нас гор, выпросил у мамы денег, купил краски, кисточки и целыми днями пытался перенести на бумагу то, что меня поразило до глубины души. Но... С тех пор я всегда хожу на выставки наших художников и удивляюсь, как они-то умеют - красками! - передать красоту алтайской природы?! Ведь это же так трудно!
- Смотри, смотри, видишь полянку всю в алых цветах? А вон там, будто белое облако легло на землю! Осинки переливаются своими листочками... Какая здесь красота! - Настя глубоко вдыхала воздух, и поднимала руки. - Ах, если бы я могла взлететь! Хорошо птицам - каждый день любуются такой красотой!
- Ага, значит, у нас в селе уже и красота не такая, и воздух не такой! - Ревниво пробубнил я, на что Настя, ухватившись за накренившуюся пихтушку и раскачиваясь над пропастью из стороны в сторону, смеясь, ответила: - Что ты! Я совсем не сравниваю! Мне все нравится, мне нравится вся природа, где бы она ни была! Я вообще люблю все красивое!
Девчонки совсем какие-то не такие. Восторгаются от всякой всячины! Да, мне тоже нравится все, что нас окружает, но не прыгать же в экстазе и блажить от восторга!

Наконец, Настя успокоилась, и мы расположились на выступе, сидя на теплом сухом мхе и прижимаясь друг к другу. Я чувствовал Настино худенькое плечо, и с радостью думал о том, как хорошо, что она рядом, что я могу слышать ее радостный смех, видеть её большие в облаке ресниц глаза и трогать ее легкие как ветер волосы. Настя тоже, видимо, думала о чем-то подобном, потому что еще сильнее прижималась ко мне и, как мне казалось, все время хотела спросить что-то такое, на что решиться она никак не могла.
Все же, повернувшись ко мне и глядя на меня слегка тревожно, она тихонько спросила:
- Ты меня любишь?
Я удивленно повернулся к ней.
- Конечно. А почему ты спросила?
Для меня странно было слышать такой вопрос, когда я уже настолько свыкся с тем, что Настя всегда со мной, что уже и представить себе не могу, как бы мне было, если бы её не было.
- Понимаешь... мы еще только в десятый класс переходим, а потом еще поступать будем... я боюсь, что... Мне бы хотелось, чтобы ты любил меня всегда, мне так хорошо с тобой. Ты всегда все понимаешь, ты меня понимаешь, и вообще...
Сначала мне хотелось рассмеяться - что это она выдумала? - потом я подумал, что и мне хочется, чтобы мы всегда были вместе с Настей, и я не хочу, чтобы...
И вдруг мне стало... страшно.
Не знаю, что чувствовала в этот момент Настя, но почему-то я обнял ее, она положила мне голову на плечо, и мы вместе долго сверху смотрели на игриво поблескивающую на перекате реку и молчали. Почему-то тревожно было за эту девчонку, самую лучшую на свете, и я старался даже дышать так, чтобы ее волосок, что слегка колыхался возле моей щеки, не отлетел в сторону. Чем дольше мы молчали, тем больше мне казалось, что вокруг сгущается темнота, и в мире наступила тревожная тишина...
- Ну, что ты выдумала? - Я почувствовал, что надо как-то избавиться от этого тяжелого настроения, ведь причин для него нет. - И чего это мы так загрустили? Знаешь, давай не будем бояться того, чего нет. Лучше посмотри вон туда, видишь, КАМАЗ идет поперек реки, будто катер по озеру. Вода уже до кабины достала, а он тарахтит и переваливается с боку на бок, будто купается.
- Правда, будто купается. А я все думала - как они сюда доски и мебель перевозят? Вот это да, ни разу такого не видела!
- А пойдем, искупаемся! - Я вскочил и потянул Настю за руку. - Смотри, и возле того берега и возле этого некоторые люди в воде плещутся. Сейчас вода нагрелась уже, все же полдня прошло.
Мы припустили вниз, и, глядя, как Настя бежит по тропинке, напевая песенку и на ходу срывая ромашки, я почувствовал, как что-то разжимается в груди, и сердце освобождается от страха.
Ерунда какая-то. Чего это я так испугался?
День, солнце, река, лето, а мы о страхе...
И про рекогносцировку забыли.

ЗНАКОМЫЕ ВСЕ ЛЮДИ

На реке и в самом деле было здорово!
Мы забежали в дом, Настя быстро переоделась в купальник, и мы, добежав до берега, с разбегу кинулись в воду.
Хха! Дыхание сразу перехватило - вода была еще совсем даже не теплая! Ну, я-то ладно, все же не первый год в такой воде купаюсь, но Настя-то! Могла бы и поостеречься, все же река незнакомая. Сейчас, наверное... Я протер глаза от воды и увидел... что Настя вовсю хохочет и занесла руку, чтобы обрызгать меня.
Ага! Ты так? Ну, берегись!
Конечно, куда ей против меня! Всего пару водяных выстрелов - и Настя отвернулась, укрываясь от водяных потоков, и направилась к берегу.
Мы растянулись на теплых покатых валунах, подставив свою выбеленную зимой кожу горячему солнцу.
Хорошо! После холодной воды да под солнышко - лепота!
- Ну, ты моржиха! - Я лежал на боку и смотрел на мою Настюху. Кожа ее покрылась пупырышками, девчонка мелко дрожала и даже икала. - В такое время у нас никто из девчонок не купается, а ты не испугалась.
- Да я только в воде и испугалась! Чуть не задохнулась без воздуха, так меня холодом сжало! Ты мог бы сказать, что вода в этой реке ледяная?
- Ха, ледяная! Да это уже кипяток в сравнении с ледяной водой!
- Ну да, кипяток! Теперь я вряд ли туда полезу, пока она теплой не станет.
- Теплой? Да эта река никогда теплой не бывает! Не дождешься! Лучше привыкай к такой, какая есть.

Я начал растирать ее, чтобы согреть, и тут вдруг услышал с того берега свое имя.
- Стас! Эгей! Стас!
Я оглянулся и увидел на том берегу старенький "москвичонок", а возле него... следователя, Настиного дядю! Мало того, рядом с ним я увидел... Аленку! Вот это да! Как они сюда попали? А, вспомнил я, им же Настя звонила.
- Глянь, кто к нам пожаловал. - Я показал на ту сторону реки.
- Ура, дядя мой приехал! - Настя вскочила, замахала руками и крикнула: - Сейчас я за ключом от лодки сбегаю, ждите!
Она умчалась за ключом, а я вдруг подумал - а зачем приехал следователь милиции? Конечно, это Настина мама упросила его отвезти нам продукты, но только ли ради посылки он решил нас навестить? Неуж-то пронюхал о нашем очередном расследовании?
...Со следователем мы дружим уже долгое время. Самая главная его загадка - этот высокий, серьезный, с серыми умными глазами дядька всегда каким-то способом узнавал, чем мы с Коляном занимаемся, и всегда встревал в наше расследование в самое нужное время. Вроде никому не рассказываем, делаем все так, чтоб было шито-крыто, следим, чтобы за нами не шпионили, а он вдруг появится и мы как на ладони - он знает о нас все и даже больше, чем мы сами. Удивительно! Конечно, с его-то опытом! А мы хоть и изучили все рассказы про Шерлока Холмса, но так до сих пор и не уяснили, в чем же суть открытого им метода индукции и дедукции. В том, что было написано о науке следствия в учебниках, приобретенных мною по случаю, пока еще было много непонятного, потому изучение их мы с Кольшей отложили на потом, а пока ведем сыск на свой страх и риск. В том случае с наркотиками (читайте ДЕТИктив "Глобус с начинкой") следователь изъял у нас главную, добытую тяжким трудом, улику - школьный глобус - в самое нужное время! А в другой раз каким-то хитрым способом узнал о том, что мы вышли на банду по сбыту левой продукции, и сумел спасти Коляна от неминуемой расправы (рассказ "Шоколадные страсти"). Между мной и следователем со временем установился негласный договор - мы ведем расследование так, как мы умеем, а в какой-то момент, когда нужно его подключение, он выходит на нас и берет бразды сыска в свои руки. Нам интересно, и ему удобно - мы работаем параллельно, каждый идет своим путем, а потом соединяем все в одно целое и сладость победы делим пополам - ему благодарность, а нам конвертик на мороженое... Это я пошутил, конечно, но в целом все так и есть. Конечно, хлопот мы ему доставили немало, но пока он нас ни разу сильно не распекал. И на том спасибо...
Настя прилетела с ключом, мы сняли с цепи лодку Степаныча и вскоре перевезли гостей на наш берег. Настин дядя, он же следователь, привез огромный рюкзак продуктов, сообщив, что собирали его всем миром, включая родителей всех присутствующих здесь отпрысков. Я сразу уловил знакомый мне запах пирожков с капустой - мировой шедевр моей мамы, а Настя прицепилась к дядьке с вопросом - не забыла ли ее мама положить в рюкзак шоколадные конфеты с белой начинкой.
- Да все положили, не сомневайтесь! - Отбивался следователь. - Но самое главное, что мы собрали все учебники и ваши тетрадки для экзаменов, спасибо вашему вундеркинду Вячеславу. Вот они у Аленки, - указал он на коробку, перевязанную веревкой.
- Кстати, а где наша "рыжая ракета"? - Он огляделся и, обращаясь к Аленке, развел руками. - Летает где-то твой золотистый спутник по неземным орбитам, но не беспокойся, прилетит, радары у него, что надо!
Аленка же, поняв, что отбиваться от комаров тяжелой коробкой смерти подобно, выломала, как и мы когда-то, березовый веник и, как было видно по ее поведению, думала только об одном - скорей бы в дом подальше от этих летающих собак!
Мы всей толпой вошли в оградку, и Степаныч, выйдя на крыльцо, тут же засуетился, приглашая нас в дом.
- Входите, самовар уже готов, будем знакомиться и чай пить.

ЦВЕТОЧНАЯ УЛИЦА

Как всегда Колька влетел в то самое время, когда мы уселись за стол и приступили к уничтожению привезенной и изготовленной Ладой Олеговной снеди. Будто чуял! Впрочем, я не помню случая, чтобы он хоть раз пропустил тот момент, когда, например, моя мама решалась изготовить какой-нибудь пирог, чтобы накормить нас с отцом вкусненьким, и не забежал к нам в гости. Стоило поднести кусок пирога ко рту, как на крыльце раздавался грохот, и в дом влетал Колян, как всегда переполненный новыми впечатлениями и идеями. Конечно, он спешил не к пирогу именно, но все равно - нюх у него был отменный!
Вот и сейчас он, едва поздоровавшись, набузовал себе полную кружку чаю, грохнул туда горсть рафинада, выбрал самый большой пирожок с капустой и, не дожидаясь, пока прожеванный кусок умиротворенно провалится в желудок, с полным ртом попытался сообщить нам последние известия. Он уже надул щеки, сделал первый глоток, освобождая тем самым место для прохождения звука...
Не успели мы приготовиться к катастрофе, что через мгновение должна была обрушиться на наши головы в виде недожеванной пищи, как вдруг не кто иной, как Аленка, в одно мгновение оказавшись возле рыжего вулкана, ласково отняла у него ополовиненный кусок пирожка и сунула ему в рот кружку с чаем.
Колян, совершенно не ожидавший такого поворота событий, вытаращил глаза, сделал из кружки глоток, проглотил все то, чем набил до этого рот, и уставился на девчонку.
- Ничесебеатычьготтделашь?
Эта искрометная сцена, исполненная рыжеволосым виртуозом эстрады, вызвала у нас такой дикий хохот, что мы с Настей побросали всё, что было в руках, и выползли на крыльцо, закатываясь от смеха.
- Слона-то он и не приметил! - хохотала Настя, вытирая слезы. - Обрадовался, увидев пирожки, а тут кто-то самым наглым способом вырывает у него изо рта долгожданную вкуснятину!!

Колька вылетел на крыльцо, когда я, уже вволю нахохотавшись, разминал болевшие от смеха скулы.
- Ну, чего ржете? К селу уже КАМАЗ подъехал, а вы тут прохлаждаетесь!
Я уставился на него.
- Какой КАМАЗ? Это тот, что реку недавно переехал? Так мы его видели.
- А я говорил с шофером этого КАМАЗА! - Кольша выкрикнул это с такой силой, будто сообщил о провале наступления. - Он кому-то строительный брус привез, спрашивал, где это - Цветочная, 6. Морда у него такая, будто только из зоны, и руки в татуировках.
- А что, здесь еще и названия улиц имеются? - удивился я. В поселке вдоль домов тянутся тропинки, но никак не привычные нам улицы, вымощенные щебенкой с колоритными колдобинами посередине.
- Конечно имеются. Я побежал к нему, скажу, куда ехать, а вы с Настей звоните Банану.
-Что-о? - Я ещё больше удивился. Какому-то банану... А! Это же главарь банды!
Ничего себе! Колян одной фразой вернул меня к действительности. Ведь на самом деле - пора выходить на Банана!
- Погоди, а где это - улица Цветочная? Ты узнал?
- А чего узнавать-то, смотри туда! - Колян покрутил пальцем у виска, перевел палец на дом Степаныча, как бы поворачивая туда мои глаза, и умчался "по улице", мелькая рыжей головой между фиолетовыми головками чертополоха.
Я посмотрел на угол дома и увидел прибитую к углу табличку: "Цветочная, 1".
Плохо. Очень плохо. Как это я просмотрел, что на доме есть табличка с названием улицы. Пусть не так уж и важно для нашего дела, но все же.
- Настя, бери мобильник, пойдем куда-нибудь, чтобы нас не слышали и подумаем, что сказать или о чем спросить Банана.
...Вы захотели бананов? - Степаныч появился на крыльце и, не давая Насте ответить, запричитал: - Так нету у нас бананов. Зато я могу достать из подпола варенье из жимолости. Вы уже ели его хоть раз? А еще у нас есть... - Дедуля зачастил, предлагая нам попробовать что-нибудь из своих припасов, но я почему-то заметил, что он смотрит на меня не только выжидающе, но еще и с хитринкой. Даже показалось, что правый глаз его слегка подмигивает мне.
Ох, и хитрый дед! А почему бы и вправду не ему поговорить с Бананом? Мы-то не ахти какие актёры, а уж он-то, как я вижу, способен "впарить" этому Банану всё, что угодно.
- А что, если... - я взглянул на Настю, - это дело поручить Степанычу?
Я ей тоже подмигнул глазом, не видимым дедульке.
- Ой, и правда! - Настя мгновенно сообразила, что между мной и Степанычем состоялся все-таки разговор, и мгновенно просчитала выгодность моего предложения. - Предлагаю пойти на бережок и там вызвонить главаря.
- А я предлагаю сходить в баню! - Дед захихикал и засеменил по тропинке. - Баня у меня с предбанником, жарко не будет, оттуда и позвоним.

ЕСТЬ КОНТАКТ!

Мы закрыли двери предбанника и начали обсуждать, что же сказать Банану, чтобы выведать у него как можно больше и не спугнуть бандюгана.
- Во-первых, надо, чтоб он понял, что мы просто ошиблись номером. - Степаныч опять преобразился, что не укрылось и от Насти, о чем она и сообщила мне, глянув в мою сторону и чуть поведя глазами в сторону дедульки. - Вариантов, как это сделать, существует множество. Можно просто извиниться, что ошиблись, можно начать тараторить на любую тему, будто к другу попал, можно занудливо пытать акцептора14 (переспрашивать не буду, но что означает это слово, надо поискать в словаре), точно ли он тот, за кого себя выдает... Вариантов много. Какой выберем?
- Трудно сказать. - Я задумался. - Здесь ведь надо исходить из того, что мы хотим узнать.
- Верно! - Степаныч взбодрился. - Значит, надо обсудить и цель нашего звонка.
- Я думаю, - задумчиво протянула Настя, - если мы узнаем всего лишь характер Банана, то этого уже для начала будет достаточно.
- Настюшка, ты умница! - Степаныч даже вскочил с места. - Это главное! Дальнейшие переговоры мы будем планировать, исходя из его личности, то есть сейчас мы сделаем проверку "на вшивость".
На происходящее дальше мы только удивленно пялились, потому как Степаныч исполнил свою роль классно!
Сначала на звонки никто не отвечал, но Степаныч упорно еще и еще раз вызванивал своего "акцептора", приговаривая при этом: "Правильно ведешь себя, дорогой, не сразу хватаешься за трубку по незнакомому номеру, но мы тебя заставим это сделать! Давай, решайся, сейчас мы тебе впарим такое...".
Видимо, Банан все же отозвался, если Степаныч вдруг выпрямился, сделал строгое лицо и... мы прямо сидя остолбенели - перед нами был другой человек!
- Чего трубку не берешь, дарагой? - Голос дедульки стал громовым, а тон приказным и непререкаемым. - Значь так, слушай мою команду - пиломатериал доставишь в город не позднее утра, выставишь на площадку возле рынка. Сколько у тебя машин под погрузкой?
Мы просто обалдели от происходящего! Какой пиломатериал? Какие машины? Но Степаныч, начавший даже ходить по предбаннику, как по офису, продолжал:
- Что? Не слышу! Говори громче! Кто ошибся, я? Вайнштейн никогда не ошибается, запомни это! Когда отправишь груз?
Степаныч явно не давал опомниться тому, кто был на том конце "разговора".
- Ты давай не увиливай! Мы твой пиломатериал уже неделю ждем. Что? Подожди, не клади трубку, а то я тебе опять буду звонить. Так ты говоришь, что пиломатериал не твой? Ага, понятно. Ну, прости, дорогой, - дед теперь играл человека, явно раздосадованного ошибкой и извиняющегося за это. - Больше этого не повторится. Ты не обиделся, нет?
Прослушав ответ, Степаныч отключил телефон и ухмыльнулся.
- Слабак этот Банан! Я даже унюхал, как от него запахло, когда я на него наехал с пиломатериалом. Замямлил, как перед училкой в школе. - Он поводил плечами, будто выводил себя из образа и даже помял руками свое лицо.
Увидев, что мы с Настей сдерживаем хохот, он расхохотался первым, и мы минут пять не могли унять охватившее нас веселье.
"Пиломатериал доставишь в город не позднее утра"... - Настя хохотала до слез, а Степаныч, войдя в образ Банана, отвечал гнусавым голосом: "вы уверены, что звоните правильно?".
Мы прямо повалились на пол, услышав комментарий дедульки на это:
- Он еще, дубина, сомневается!

- Вы случайно не артист? - Настя уже вытерла слезы, выступившие у нее от смеха, и даже взяла Степаныча за руку. - Я прямо не узнала Вас, когда вы[u1] начали говорить. И голос другой, и тембр, даже походка изменилась.
- Есть еще ягоды в ягодиц... Прости, Настюшенька, это я от перевозбуждения! - Дедулька склонился и поцеловал Насте руку. - Так ведь, чай, накомандовался за свою жизнь.
- А вы где работали до пенсии? - Мне стало очень даже интересно, где Степаныч наловчился так смачно командовать. - Наверное, офицером были?
- Да ты что, Стасик, я всю жизнь инженерил. Технологии, конструкции, монтаж-демонтаж, то да се... А командовать каждый может, тем более мужчина, тут много ума не надо. Не надо даже и артистом быть. Главное - напор! Инженер - тоже командир ого-го!
Дедулька помолчал, потом вспомнил про разговор по телефону и быстро взял себя в руки.
- Итак, что мы имеем? Мы имеем то, что Банан - это даже и не фрукт заморский, а настоящий лопух. Голос вялый, гнусавый, отвечает робко, но злости в нем много, слышно было, что он слюной чуть не подавился от ярости. Вы, наверное, уловили, что я специально затронул в разговоре пиломатериал, то есть легонько по-комариному куснул его. Голос Банановый даже не дрогнул. Недалек паренек, даже этот намек не мог просчитать. На главаря банды явно не тянет, не тот замес. Боюсь, это еще одно промежуточное звено. А кто тогда главное лицо? Да, с этим надо разобраться.
Степаныч еще долго вел анализ проделанной работы, обращаясь к благодарной аудитории в количестве Насти, но я его уже не слушал.
Пиломатериал... так, так... А почему Степаныч завел разговор о пиломатериале? При чем тут пиломатериал? И ведь он даже нам сказал, что специально его вставил в разговор с Бананом.
Что-то я совсем запутался. Мы же про пиломатериал раньше даже и не упоминали... Или было что-то?
А, да! Колян же говорил, что КАМАЗ привез строительный брус. Но, во-первых, Степаныча при этом не было с нами, а во-вторых, опять же - какая связь строительного бруса и Банана?
Неужели... Неужели в дело вступает еще и КАМАЗ? Вот это история закручивается! Лихо!
Но опять же - как об этом догадался Степаныч?
Загадка на загадке!

ШАХМАТНАЯ ПАРТИЯ

Выйдя из бани, мы увидели входившего в калитку следователя. Он и так всегда ходил в гражданской одежде, а тут совсем расслабился, был в халате и с полотенцем через плечо.
- Водичка класс! Это надо же - конец мая, а вода уже теплая. Какая весна нынче удивительная! Видимо, на самом деле, потепление дошло и до нас. Сейчас сюда буду каждые выходные ездить! Степаныч, не откажешь?
Он еще раз протер голову полотенцем и продолжил.
- Сколько живу, а по-настоящему поселок и не видел. А сейчас все обошел, посмотрел - красота! Наше-то село большое, чуть ли не город, машин много, шумно и пыльно, а здесь - тишина, аромат, уют...
...и комары снуют! Ты, Алексей Игоревич, говоришь так, будто тебя комары вообще не кусают. - Закончила за него Настя.
Вот, наконец, я знаю, как зовут следователя !
- Ха! Да меня комары никогда не любили и в свое меню не включали. Что им тут есть-то, кожа да кости!
Он загнул полу халата и показал свои жилистые мускулистые ноги.
- Хотя да, комарики здесь племенные, на проводах как птицы сидят, схватишь одного рукой - снизу лапы торчат, сверху хобот! - Алексей Игоревич захохотал. Мы тоже представили картинку с сидящими на проводах комарами и торчащим из руки комариным хоботом и тоже засмеялись.
- Ну, что, по чайку? - Степаныч суетливо засеменил к крыльцу. - Вечер недалече, выпьем, что полегче, а потом опять будем вечерять. - Продекламировал он стишок явно собственного изготовления, по-деревенски выделяя букву "о".

Сидя за столом и попивая чаек со смородиновым запашком, все занимались кто чем.
Степаныч со следователем пристроили на углу стола шахматную доску и передвигали фигуры, бурча под нос фразы типа: "та-ак, вы нас турой, а мы вас ладьей", "ну, и ладно, ешьте, мы вас тоже схаваем", "вы так, а мы так", - в общем, все то, что себе бурчат под нос шахматисты-любители всех рас и вероисповеданий.
Вообще-то, Степаныч и мне предлагал принять участие в игре, но я отказался, так как знал только ходы и названия фигур, поэтому мужчины, как-будто бы даже с облегчением разложили доску и стали играть.
На другом углу стола Лада Олеговна, Настя и Аленка тихонько обсуждали свои женские дела. Оттуда доносились слова совсем другой тематики: "я использую тушь для ресниц Макс-фактор", "ароматическое мыло", "оборочки" и тому подобное.
Я, оставшись в одиночестве, листал городской телефонный справочник, который нашел на подоконнике и думал о Кольке - чем он-то занимается? Пропал на весь день. Наверное, успел уже всему поселку всю бытовую технику отремонтировать.
Рассеянно поглядывая в справочник, я вдруг прислушался к тому, что бунчат себе под нос наши гроссмейстеры.
Степаныч, почесывая за ухом, всматривался в шахматную доску так, будто полководец на поле битвы. Говоря как бы про себя, он хмурил свои седые брови и качал головой.
- Да-с... Смотрю я на свои деревяшки и кумекаю - а задумка-то очень даже неплохая! Подгоняем слона, окружаем редут пешечками, и в нужный момент снимаем с доски все лишнее. А потом на восьмую горизонталь - и в дамки!
Следователь, облокотившись на стол, явно был доволен своей шахматной позицией и отвечал с нескрываемым удовлетворением.
- Ну, уж нет, дорогой садык15! Ты забываешь про вот эту линию посреди доски - перейти ее очень даже непросто. Пока ты своего слона будешь через нее тащить, мои пешечки уже будут тут как тут. А там и моя ладья подоспеет, она как раз на восьмой горизонтали обретается.
- Банан тебе в уши, стратег! - Степаныч почему-то разозлился, вынул из сахарницы кусочек сахара, кинул себе в рот и пробубнил: - Забываешь про конницу, зря что ли я ее в стороночке держу? Пока ты свою пешую гвардию к слону подтягиваешь, мы на конях сбоку - хыть! - и ваших нет!
Алексей Игоревич тоже нахмурился, вгляделся в доску и медленно произнес:
- Да, коней твоих я упустил, сознаюсь. На этом фланге твои кони опасны, ты прав. Но ничего, я туда вторую ладью отправлю. Спасибо, предупредил.
Они обменялись еще парой ходов, после чего Степаныч взглянул на следователя, все так же задумчиво смотревшего на доску, и весело предложил:
- Ну, что, сдаешься? - Он уже хотел, было, смахнуть фигуры с доски, но следователь поднял руку.
- Погоди, ты совсем забыл об этой вот группе, которая в центре. - Он зачем-то взглянул на меня, а затем, вмиг повеселев, закончил, - не гляди, что они пока слабоваты, но если правильно все обмозговать, то твоему ферзю будет несладко. Согласен?

Степаныч, как мне показалось, без радости принял эти слова Алексея Игоревича, но потом заулыбался и махнул рукой. - А ведь точно! Эти фигуры могут всю игру сделать! Согласен!
Они собрали шахматы и уставились на женскую половину стола.
- И как это понимать? Мы тут кровь проливаем в битвах за родину, а самовар уже остыл совсем? Стас, а ты почему молчишь? Хоть бы девчонок пожалел, а то у них уже мозоли на язычках образовались. - Степаныч сунул мне в руки самовар. - Давай, сходи, набери воды.
Лада Олеговна мгновенно перехватила инициативу, и обрушила на мужчин гневную тираду.
- Бойцы несчастные! Да вы сами-то, не переставая, мололи языками, будто бабы у колонки, пока слонов своих с ферзями по полю двигали. А мы с девочками по делу говорили. Вам же, мужчинам, без нас никак нельзя, не успели игру закончить, как сразу же нас вспомнили - почему самовар остыл?
Она продолжала свою гневную речь, а я стоял возле бака с водой, держал в руках ковшик и думал - странно, вроде бы шахматисты во время игры стараются не раскрывать свои тайные позиции, а Степаныч со следователем наоборот, будто в поддавки играли. "Пока ты свою пешую гвардию к слону подтягиваешь, мы на конях сбоку - хыть! - и ваших нет!", "Подгоняем слона, окружаем редут пешечками, и в нужный момент снимаем с доски все лишнее. А потом на восьмую горизонталь - и в дамки!"... Упоминание про банан...
Садык! Вот что меня тревожило все это время с тех пор, как я услышал от Коляна слова "сундук" и "кандык". Садык - вот какое слово говорил толстяк Роман в телефон! Он обращался к кому-то то ли по имени Садык, то ли по кличке "Садык".
Странно, что и следователь тоже упомянул это имя.
Да в их разговоре вообще было много странного! Я пытался вспомнить, что еще говорили мужики во время игры. Деревяшки, слоны, пешая гвардия... "Пока ты своего слона будешь через нее тащить, мои пешечки уже будут тут как тут"... Будто бы не в шахматы играли, а разрабатывали какой-то план...
А что, если на самом деле они не играли, а обсуждали операцию с возможным нападением банды на поселок с целью ограбления! Вполне возможно, тем более, что я в шахматы не играю, потому понять, о чем они говорят, был вроде как неспособен.
Ну, хитрецы! Эх, жаль, что я не все помню, о чем они говорили за доской.
Но, с другой стороны, при чем тут следователь? Он-то ведь вроде как не при чем. Это я Степанычу кое-что рассказал. Неужели он и со следователем спелся? Тогда получается, что и приезд следователя совсем даже не случаен. А если не случаен, то, похоже, события назревают совсем даже непростые.

КАМАЗ

Утро брызнуло в окошки таким ярким светом, что пришлось даже зажмуриться и одеваться с закрытыми глазами. По правде говоря, в закрытом виде глаза чувствовали себя намного уютнее, чем в открытом. Только лишь на крылечке, когда утренний холодок погладил их своими влажными ладошками, они открылись, жадно осматривая все, что их окружало.
По распадкам струились облачка тумана, спеша на отдых после ночной работы. Умытые ими леса и лесные полянки поблескивали на солнце; воздух, над которым туманы поработали еще аккуратней, был таким свежим и вкусным, что хотелось вдыхать его как можно глубже. Самые непоседливые пчелки уже копались в подсохших цветах в поисках нектара. Изголодавшие комары, прятавшиеся от ночной сырости в щелях на стене дома, уже согрелись на солнышке и трепыхали крылышками, видя, какая вкусная пища выползла на крыльцо, вполне готовая к употреблению.
А эта пища, я то есть, тоже трепыхнула крылышками, пару раз подпрыгнула и... получила ощутимый удар кулаком в бок.
- Старческие мышцы разминаешь, мужик? - Колян в отличие от меня выглядел вполне проснувшимся и был одет так, будто собирался на работу.
- Ты куда это с утра пораньше? - Я удивился, в такое прекрасное утро есть люди, которым наплевать на красоту природы. - Мы вчера уснули, а тебя еще не было. Ты когда пришел?
- Ну... светать уже начало.
- И где ж ты болтался до утра? - Мне на самом деле было интересно, где мой друган проводит все это время, ненадолго появляясь и тут же исчезая. - Аленка уж и забывать тебя стала.
- Не забудет! - Рыжий легкомысленно махнул рукой. - Мы вчера с мужиками, что на КАМАЗе прибыли, весь вечер в карты играли. Сначала на копейки играли, потом на рубли перешли, а потом...
- Что-о-о? - Я прямо обалдел. - Ты играл в карты? С этими? - Удивлению моему не было предела. - Мы, значит, здесь с утра до ночи разрабатываем операцию по обезвреживанию банды, а он... - Я так разозлился, что прямо слов не было.
- А что такого? Ну, поиграли немного... - Колян как-то смущенно пожевал губами, будто не хотел говорить то, что думал.
- Немного... До утра. - Тут я сообразил кое-что. - Так ты, наверное, проигрался вдрызг?
- Ну, почему сразу "вдрызг"... Не сразу...
- Не сразу?! А что потом?
- Ну-у... сначала я даже выигрывал, а потом игра не пошла и... - Колька опять отвел глаза и стал смотреть на горы.
- Договаривай, надеюсь, не голым домой пришел? - Я обратил внимание, что дружок мой был без куртки.
- Мы не играли на одежду... В общем, я... -он снова отвернулся и, подойдя к стене дома, навалился на нее. - Я мотик проиграл.
- Твой мотик? - Эта новость так шибанула меня по голове, что все слова тут же вылетели из неё.
Кольке, для которого его маленький двухколесный трудяга был если не священным животным, то любимым козленком точно, потерять свой драндулет было то же самое, что потерять руку или ногу. Но проиграть его в карты? Я смотрел на друга, не отрываясь. Кольша ковырял пальцем стенку, и старался не смотреть в мою сторону, но я понимал, что он сам удивлен, какую глупость совершил этой ночью. Это ж надо - Колян с преступникам играл в карты!
- И куда ты сейчас? Опять к ним?
- Нет, мы вчера с бабой Феней договорились водяной насос отремонтировать, ей воду тяжело носить, а насос сломался. Сейчас поковыряюсь и приду.
Он, уже было, сорвался бежать к бабе Фене, но возле меня притормозил и вполголоса сообщил:
- Я не в карты играл, а внедрялся в банду. Понял? Приду, когда все проснутся, и расскажу такое... А мотик все равно будет у меня, этих бандюганов все равно тюрьма ждет!
Колян спрыгнул с крыльца и, хлопнув калиткой, убежал.

Народ проснулся.
Лада Олеговна сразу же принялась за приготовление завтрака, Степаныч с Алексеем Игоревичем ушли на реку "обмакнуться", девчонки собрали постели и по заданию хозяйки ушли к соседям за провизией. А я по просьбе Степаныча открыл все отдушины в бане для проветривания. Вчера мы хорошо помылись, пихтовые венички своим ароматом, казалось, наполнили каждую клеточку наших организмов.
Когда мы, наконец, собрались вместе за столом, самовар уже побулькивал кипятком, а на столе стоял тазик с пирожками.
Не успели мы разлить чай по кружкам и продолжить наше чаепитие, как издалека послышался рев мотора, и почти в то же время в дом ворвался Колян и с порогах затарахтел о том, что КАМАЗ уже подъезжает, и было бы хорошо, если бы мы помогли его разгрузить.
Конечно, не все поняли скороговорку моего друга, но Степаныч, как ни странно, понял и обратился к Алексею Игоревичу:
- А что, пойдем, поможем. И ему хорошо, и нам полезно.
Следователь без лишних слов согласился и посмотрел на меня.
- Поможем людям деревяшки разгрузить? - При этом он посмотрел на меня так выразительно, что я кивнул головой и встал, готовый двигаться к КАМАЗУ.
"Деревяшки"... Ему что шахматные фигурки, что стройматериал, все будто одно и то же. Стоп! Деревяшки... У меня опять что-то стало вызревать в голове, но суета вокруг моего друга отвлекла меня от раздумий.
Колян тоже, запихивая в рот оставшиеся пирожки, хотел бежать за мной, но Лада Олеговна удержала его.
- Не торопись, успеешь. Пока мужчины будут переодеваться, ты еще успеешь поесть. Аленка, давай-ка по-быстрому, покорми парня, а то он энергии тратит много, а восполняет ее плохо. Ведь разрядится не ко времени.
Вдвоем они усадили рыжего за стол и стали потчевать его всем, что было в доме.
Мужики переоделись и вышли к нам, готовые идти на разгрузку КАМАЗа.
Выглядели они... как бы это сказать...
- Это что за маскарад? - Удивлению Лады Олеговны не было предела, она даже руками всплеснула. - Вы куда это собрались в таком наряде? В цирк, публику смешить? Степаныч, ты где нашел эту рвань? Ну, сам-то ладно, я знаю, ты любишь в рубище наряжаться, но гостя-то ты зачем в эти тряпки одел?
На самом деле: девчонки, увидев этих двоих, начали дико хохотать и в изнеможении валиться друг на друга, хотя мы с Коляном ничего в этом смешного не увидели. Ну, оделись мужики в рваное-прерваное барахло, так это в порядке вещей, не на дискотеку же собрались.
Степаныч был одет в рваные брюки и курточку, всю заляпанную краской и известкой. На голове у него красовалась иструхшая соломенная шляпа времен царя Гороха, а на ногах рваные сандалии с торчащими во все стороны ремешками.
Напарник его выглядел еще колоритнее. Алексей Игоревич напялил на себя старые рабочие тряпки Степаныча, в которых он выглядел как баскетболист, натянувший одежду самбиста самого легкого веса. Рукава куртки были до локтей, брюки заканчивались чуть ниже колен, при том, куртка явно не хотела застегиваться и торчала в разные стороны как крылья у петуха. Голову его украшала треуголка, скроенная из выгоревшей на солнце газеты. На ногах красовались сбившиеся в гармошку чуни16.
"Сладкая парочка" невозмутимо прошествовала под безудержный плач зашедшихся в хохоте девчонок и онемевшей от удивления хозяйки к двери и исчезла из поля зрения.
Рванулись за ними и мы.
Такой живописной группой мы и подошли к КАМАЗу.
Он стоял недалеко от дома Степаныча, возле недостроенной усадьбы. Трое раздетых до пояса парней уже разгружали грузовик, таская в ограду сложенный в кузове брус. Двое носили, а третий подталкивал брус из кузова. Силенок, как я заметил, у него не хватало, потому Колян забрался в кузов, согнав парня вниз. Парень попал мне в напарники, он все время, пока мы таскали пиломатериал, хватался за брус как-то неумело и несколько раз чуть не уронил его себе на ноги. Видно было, что грузчиком он работает недавно.
Парни были незнакомые, и я решил, что грузчики городские. То, что они из города, доказывала и татуировка, покрывавшая их бледные спины и руки. Цвет рисунков был, правда, в основном, синий, да и выполнено все было довольно коряво, но что делать, если мода такая. К нам она еще не пришла, а в городе, наверное, многие уже балуются этим искусством.
Грузчики явно халтурили, приносили брус к штабелю и бросали его как попало. Степаныч даже рассердился: "Эй, мужики, погодите, надо поровнее сложить, да штакетинами проложить, а то ведь под дождем сгниет все к чертовой бабушке!", на что один из парней хриплым голосом ответил: "Невелика беда, хозяин с деньгами, еще купит".

МАЛЫЕ ХИТРОСТИ

Работу мы закончили довольно быстро. Парни пошли к реке смыть с себя опилки, а мы подсели к шоферу, курившему в тенёчке.
- Что-то маловато бруса привезли. - Алексей Игоревич оглядел строящийся дом и смерил взглядом сложенный неподалеку брус. - Наверное, еще одна партия придет?
Шофер лениво поднял руку, тоже, кстати, покрытую синими рисунками, ко рту, вынул наполовину выкуренную сигарету, щелчком запулил ею в кусты.
- Еще придет. Мы дождемся их и вместе обратно.
- А где ждать будете? У вас тут есть кто знакомый? - Степаныч как-будто собирался и их пригласить жить в его дом.
- Я ему подсказал, что у Ромки свободно. Там будут дожидаться. - Кольша смотрел на ладонь, из которой вынимал застрявшую занозу. - Звонили сегодня, говорят, задержатся на пару дней.
Степаныч подсел поближе к шоферу и стал его уговаривать.
- Слышь, друг, мне кузовок гравия надо привезти. Ты не смог бы...
Шофер не дал ему договорить и довольно грубо оборвал:
- Нет, не смогу. Кардан бьет.
- Я заплачу! - Степаныч даже полез в карман, будто у него в этой рваной куртенции заначка запрятана. - Ты не сомневайся! Я вон в том доме живу. - Он вскочил, показывая на свой дом, прячущийся за взгорком. - Если жить негде будет, то милости прошу. - Степаныч суетливо пробежался перед шофером туда-сюда, потом снова присел возле него и заискивающе воскликнул: - Мне надо-то всего один кузовок. Машин здесь совсем нет, а фундамент надо срочно подлить. Договоримся, а?
Видно было, что шоферу хочется подкалымить. На его грубо отесанном лице было написано, что он хоть сейчас сорвался бы за халявным рублем, но...
- Не могу, - как-то уж совсем обреченно прозвучали его слова, - я с твоим грузом совсем кардан надорву, а где я его ладить буду? У меня же ни запчастей, ни инструмента нет. А ведь мне еще через вашу реку ехать...
- Значит, никак? - Степаныч обреченно вздохнул, затем пробормотал: - А то бы мы с твоими грузчиками мигом обернулись. Тут езды-то - пять минут!
Он огорченно махнул рукой. - Нет, так нет, что делать. Придется с тысчонкой на дорогу идти...
- А где ты щебенку брать хочешь? - Халявная шоферская натура, видимо, не смогла перенести того, что тысяча рублей уйдет на сторону. - Лопаты у тебя есть?
Степаныч крутнулся на месте и подскочил к водиле.
- Ну вот, другое дело! Все у меня есть. Мы сейчас за инструментом смотаемся, а ты зови своих корешей. - Степаныч уже засеменил в сторону своего дома. - Мы быстро, все гуртом навалимся, пяти минут не пройдет, как кузовок накидаем...
Мы с Кольшей увязались за ним, а Алексей Игоревич так и остался лежать на куче песка, лениво отгоняя комаров, всем видом своим показывая, что ему все было глубоко до лампочки.
Дома, когда мы собрали лопаты, Степаныч вдруг отозвал Коляна в сторону, и они долго о чем-то шептались. Колян тараторил, показывая рукой в сторону Ромкиного дома, а дедок внимательно слушал. Выслушав все, и, как я понял, уяснив Колькину "тараторию", Степаныч вдруг таинственно оглянулся, и, пригнувшись к Колькиному уху, что-то прошептал. Тот, вначале, удивленно глядя на дедульку, отрицательно покрутил головой, потом, рассмеявшись, довольно громко воскликнул:
- Да это пара пустяков! Насколько я понял, этот шоферюга разбирается в КАМАЗе, как коза в телескопе. Все понято, сделаем!

Пока мы кидали щебенку в кузов, шофер вместе с Коляном лазили под грузовиком. В основном лазил Колька, а шофер, похоже, не горя особым желанием вникать в КАМАЗьи тонкости, снизошел всего лишь до того, что, стоя на корточках, заглядывал под днище и наблюдал, чем занимается его "помощник".
- Ладно, пока терпимо. - Колян вылез из-под машины, и, вытирая руки травой, еще раз осмотрел днище. - Вечерком мы еще кое-что подтянем, и будет полный "парабир".
Где он поддел это слово, я не знаю, но, скорее всего, в тех же гаражах.
Шофер осклабился, оценив работу "помощника" и его знание шоферского слэнга.
- Ладно, хватит, закругляйтесь! - Крикнул он грузчикам, - Нам еще с друганом - он взглянул на Кольку, - под машиной ползать. Садись, дед, в кабину, покажешь, куда щебень сваливать.
Мы покидали лопаты на кучу насыпанной щебенки и стали запрыгивать в кузов, помогая друг другу.

СОВЕТ В ФИЛЯХ

Разгрузившись и получив плату за "честно" исполненный труд, пришельцы запрыгнули в КАМАЗ, тот загрохотал в сторону Ромкиного дома, а мы направились к реке обмыться после погрузочных работ.
- Ну, ты даешь! - Следователь, скидывая свои лохмотья, подмигнул Степанычу и погрозил ему пальцем. - Себе щебня привез, чужакам денежки уплатил, а нам, значит, - он крутнул пальцем перед нами, - корешам твоим, кукишь с маслом?
- Подумаешь, немного лопатками помахали! Заплати я вам, вы ведь тут же все пропьете. - Степаныч захихикал. - А мне дармовая сила еще пригодится. Лучше я вас покормлю хорошенько из своих запасов да в баньку свожу.
- Да, поесть не мешало бы. - Алексей Игоревич разбежался и прыгнул в реку. За ним сиганули и мы.
- Эх, хорошо! - Следователь фыркал и обтирал своё мокрое тело руками. - А в баньку твою, Степаныч, еще раз сходим обязательно!

Мы сидели на камушках и обсыхали после купания.
Последние дни мая были по-летнему жаркими, природа вокруг поселка цвела и благоухала. Кусты черемухи, сирени, бузины уже отцвели и готовились покрыться ягодами, на горах свежей зеленью красовались пихты и кедры, на полянах стайками красовались цветы всех видов и типов. Птицы суетились возле своих гнезд, откуда доносился писк готовящихся к первому полету птенцов.
Неожиданно Степаныч встал и, осмотрев всех нас, поднял руку.
- Я хочу произнести речь. Прошу оставаться в тех же позах, в каких вы сейчас находитесь, чтобы не порвать нить моих рассуждений. Принимая ваше молчание за согласие, я начинаю.
- Я думаю... - начал было Алексей Игоревич, но Степаныч тут же его прервал. - Думать не воспрещается, но молча. Обсуждение предполагается в конце моей речи. - Голос его стал твердым.
Он, так громко объявив себя, почему-то сел и, внимательно осмотрев всех нас, речь свою произнес вполголоса. Тревога мгновенно заполнила сознание, а в животе все больше и больше стал расти холодок волнения.
- Мы здесь все понимаем, что может произойти в ближайшие дни, или, скорее всего, ночи, хотя знаем далеко не всё. Понимаем мы и то, что готовится ограбление поселка, причем, не просто ограбление одного домика, а масштабный бандитский налет на весь поселок. Как видите, для этого сюда стягиваются большие преступные силы. Бандиты готовят налет давно, изучены все дома и выбраны цели. Подгоняются транспорт и люди: уже один КАМАЗ с частью банды здесь, скоро прибудет второй КАМАЗ с остальной частью банды. Как мне думается, налет тщательно спланирован, грабители рассчитывают провести блиц-криг, то есть провести операцию молниеносно и убраться вместе с награбленным в считанные часы. Это подтверждает и наш резидент. - Степаныч посмотрел на Коляна. - Они надеются неплохо поживиться - в домах, построенных и оборудованных людьми далеко не бедными, довольно много добра, с помощью которого бандиты хотят сорвать неплохой куш.
Степаныч говорил отрывисто и предельно серьезно. Меня удивило то, что следователь внимательно слушал говорящего, будто подчиненный своего руководителя. Он сложил руки на груди и кусал губы.
Невольно и мы с Николаем прониклись серьезностью момента, с каждым последующим словом Степаныча все больше и больше ощущая, будто над нами встает и все более темнеет мрачная туча, в любое время готовая разразиться молниями и громом.
- Алексей Игоревич убедил меня говорить все это в вашем присутствии, - он посмотрел на нас с Коляном, - потому, что, по его словам, вы уже имеете большой опыт в сборе информации, и на вас ложится особая ответственность. Вы уже многое знаете, немного знаю и я, а уважаемый Алексей Игоревич знает меньше нас. Мы должны прямо сейчас обменяться всем тем, что мы изучили на этот момент, и, не откладывая, начать собирать недостающую информацию о противнике и подготавливаемой им акции. Это важно еще и потому, что наши силы неравны, а налет может случиться в любой час, возможно, даже и днем.

Обсуждение и планирование наших действий мы вели так, что вряд ли кто со стороны мог догадаться, чем мы занимаемся. Над дымящимся костерком чернели котелки с парящимся из них чаем, над водой склонились удочки, мы через каждые полчаса не забывали нырять в воду, оглашая окрестности реки своими криками и кряками, изо всех сил изображая шумных и неуемных отдыхающих.
Девчонки несколько раз прибегали нас проведать. Но, искупавшись и сделав пару глотков чая из котелка, они снова убегали к Ладе Олеговне, будто у них там тоже был военный совет. На наши вопросы, чем они там занимаются, помалкивали, таинственно переглядывались и хихикали, будто готовили нам какой-то то ли сюрприз, то ли подвох.
Наконец, наш "совет в Филях"17 закончился. Каждый из нас получил задание и четкие инструкции, как себя вести в тех или иных ситуациях. Мы быстро залили костер, и, смотав удочки, хотели уже заняться тем, что нам было поручено, но прибежали девчонки и утянули нас на обед.

ТАЙНЫ ДЕВИЧЬИ

Наварили и наготовили они столько, будто собирались провести небольшой деревенский праздник. Порхая между нами, Настя и Аленка старались запихнуть в нас все то, что стояло на столе. Через какое-то время, когда мы почувствовали, что, немного погодя, встать из-за стола будет уже невозможно, пришлось отложить вилки и выйти на крыльцо отдышаться.
- Ну, накормили! Ну, девчонки! Никогда так вкусно не ел! - Степаныч развалился в плетеном кресле, отдувался и улыбался нашим девчонкам, присевшим возле нас.
- А где вы столько продуктов набрали, не в магазин же бегали? - спросил Колян, недоуменно глядя на Аленку. - Мы на берегу не видели, чтобы вы за продуктами плавали.
- А во-от! - высунув язычок Николаю, Аленка таинственно переглядывалась с Настей. - Нашли продуктовый склад. Не то, что вы целый день бездельничали на реке.
Лада Олеговна пояснила, обращаясь в основном к нам с Николаем:
- Некоторые жители поселка собираются в город навестить своих родных и забрать оттуда внуков на каникулы, пробудут там дольше обычного, не увозить же продукты с собой, вот мы у них и экспроприируем. А чтобы продукты совсем не пропали, скармливаем их вам. А то вы исхудали совсем, бездельничая на реке.
Лада Олеговна и Аленка залились смехом, а Настя, склонившись ко мне, прошептала:
- Ты наелся? Выдержишь до утра, не умрешь с голоду?
Я удивленно взглянул на нее, но она уже отвернулась и спросила Аленку:
- Ты уже свернула одеяла?
Аленка повернулась к Насте и сделала большие глаза, затем приложила палец к губам и каким-то неестественным голосом ответила:
- Это те, что мы собирались пылесосить, что ли? Да, уже свернула.
Меня их переглядки и недомолвки удивили, но не на столько чтобы, придавать этому какое-то значение, потому я встал и вслед за Колькой вышел за калитку.
- Ты к Ромке? - Я спросил просто так, потому что знал, куда он пойдет и зачем, а сам все думал, как же мне выполнить ту часть нашего расследования, что поручена была мне.
Колян пропулеметил, что во время ремонта КАМАЗа он попробует узнать все, что ему было поручено, а мне, уже отбегая крикнул:
- Приятной прогулки!
Сообразительный паренек! Мое задание заключалось в том, чтобы прогуляться выше по реке к тому месту, где есть еще один брод, осмотреть дорогу и реку. Я уж было собрал удочки, чтобы прикрыть ими мои истинные намерения, но вдруг подумал - а почему бы мне с собой не взять Настю? Пусть даже вместе с Аленкой, ведь Колян развлекает ее совсем мало. Пусть прогуляется с нами, все же не в доме сидеть.
- Как ты думаешь, мазь от комаров брать? - Настя не забыла, как ее встретили местные парнокрылые защитники тайги, потому опасалась снова попасть под их прицелы.
- Да ну! Все самое вкусное из вас они уже высосали, так что мазь не понадобится. - Я перекинул через плечо садок, вырезанный из емкости для тосола18, взял удочки, сунул в карман банку с червями и был готов к разведке. - Фотик возьмите, пригодится.

РАЗВЕДЧИКИ И РЫБАКИ

Мы шагали по тропинке вдоль реки.
В траве стрекотали кузнечики, бабочки порхали с цветка на цветок, было тепло, и что странно - комаров не было совсем. Ну, почти не было. Девчонки тоже порхали по полянке, срывали цветы и на ходу вязали венки.
Вечер был уже недалеко, солнце хоть и нырнуло за горку, но речная долина еще была хорошо освещена.
- Что, красивые мы, да? - Девчонки соорудили уже каждая по два венка, один красовался у каждой на шее, а второй на голове, и в этом наряде они выглядели так красиво, что я засмотрелся и даже забыл, куда мы идем. Девчонки в своих цветастых платьицах скакали вокруг меня, радуясь всему, что их окружало, щелкали фотоаппаратом и тут же восторженно рассматривали на экране то, что у них получилось.
- Мы тебя еще и на рыбалке сфотографируем, как ты щуку из воды будешь тянуть! - хихикали они. - Только ты постарайся побольше щучку вытянуть, чтобы не стыдно было ее другим показать.
Это вечное непонимание девчонками труднейшей мужской работы под названием "рыбалка" раздражало, но Настя с Аленкой так хихикали, что и мне стало смешно - большую щуку им подавай! Будто щуки выстраиваются в очередь, чтобы кинуться на крючок!

Мы уже подошли к тому месту, где скала вынуждала тропинку свернуть к реке. Это место называлось зимником. Здесь раньше на лошадях переправлялись через реку: зимой по льду, а летом через брод.
Мы уже почти подошли к кустам, что густо росли у реки, когда неожиданно из кустов вышел грозного вида мужик и преградил нам дорогу.
- Сюда нельзя, здесь мы рыбачим. - Он стоял на тропе и без улыбки оглядывал нас. Показалось, что лицо его было мне знакомо. Подвернутые бродни19, серая куртка, фуражка... Рыжеватая косматая борода, густые брови, прямой злобный взгляд... Где-то я его видел, но где?
- Места здесь немного, на вас совсем не рассчитано.
Девчонки струхнули и глядели на мужика, широко раскрыв глаза, а тот, заметив их робость, коряво усмехнулся:
- Хотя девок можешь оставить, а сам давай, валяй отсюда. В другом месте порыбачь. А лучше вообще шагайте обратно, тут по реке все занято.
Странно, с чего это вдруг вся река забита рыбаками? Рыбы вроде никогда много не было, да и мелко здесь.
- Ну, что встали? Неясно, что ли?
Он сделал шаг в нашу сторону, и девчонки взвизгнули. Мы попятились. Мужик погасил улыбку и... медленно засунул руку в карман куртки.

Девчонки развернулись и помчались по тропе, за ними припустился и я. Чудилось, что мужик, достав из кармана обрез, целится мне в спину. Ничего себе! Вот это да - в наше время и такое!
На бегу я услышал за спиной щелчок и глухой хохот мужика. Радуется гад, что напугал нас! Держа удочки в поднятой руке, чтобы не зацепить крючками за высокую траву, я мчался вслед за девчонками, держа другой рукой прыгающий на боку садок.

СТРАННЫЙ ТАБУН

Мы бежали довольно долго, отбежали за поворот, где тропинка вильнула за кусты и, тяжело дыша, остановились.
- Стас... - пролепетала Аленка, переводя дух, - кто это? Он стрелять хотел, да? Неужели стрельнул бы?
- Да нет, - Настя разогнулась, набирая побольше воздуха, - это он так, чтобы испугать. Может, у него в кармане ничего и не было, а мы побежали. Ты заметил что-нибудь? - Она глянула на меня.
- Нет. Я тоже рванул вслед за вами. Только щелчок за спиной слышал. И хохот.
- Радуется, придурок! Испугаешься тут - лето, солнышко, и - на тебе! - какой-то урод с пистолетом! Я чуть в обморок не упала со страху! - Аленка сжала плечи и задрожала. - Ведь запросто убить мог, с него сталось бы...
- Да ну, вряд ли... Но испугал-то он нас здорово. Я никогда так не бегала! - Настя уже отдышалась и даже вернулась по тропинке до поворота, чтобы глянуть туда, откуда мы сбежали. - Никого нет. Вот гад! Ну, что, идем домой, или в другом месте порыбачим?
Видно было, что девчонкам уже хотелось только домой, и я махнул рукой.
- Какая тут рыбалка, домой идем. - Я тоже взглянул туда, где нас встретил мужик. - Пошли, расскажем Степанычу про мужика.
Мы зашагали по тропе. Когда уже зашли в лес, Настя вдруг остановилась и удивленно стала оглядываться.
- Это же не та тропинка! Мы не по ней шли к реке. Смотрите, на ней кроме конских следов никаких других нет.
Мы осмотрелись. Точно, тропинка не та. Да и кусты с деревьями были не те, что мы видели по дороге к реке. Видимо, со страху мы где-то свернули в сторону и побежали по другой тропе.
Аленка прошла вперед и крикнула:
- Эта тропа уходит в сторону горы. Надо обратно возвращаться.
А куда обратно? Опять к тому мужику? Нет уж, мне и самому не хотелось, да и девчонок туда явно не тянуло.
- Та-ак, и куда нас занесло? - Настя приложила козырьком руку ко лбу, будто так ей было виднее, и всматривалась вперед, туда, куда сворачивал тропа в густо растущие деревья.
На самом деле - где мы? Девчонки пялились на меня, и я понял, что надо спасать положение. Темнота стала сгущаться, рассусоливать было некогда, надо искать дорогу домой. Блудить в тайге совсем не хотелось. Могучие кедры, что нас окружали, делали сумерки еще белее темней.
- У меня телефон с собой! Сейчас позвоним Степанычу, и он нам скажет, куда идти.
Я достал мобильник и уж хотел было набрать номер, но вспомнил, что номера не знаю.
Девчонки, заулыбавшиеся было оттого, что я, наконец, нашел выход из положения, опять поскучнели.
Плюс к этому я обнаружил, что и денег на мобиле почти не было .
Вот ведь беда! Все к одному!
- Ладно, думать некогда. Идем по тропе. Смотрите, она истоптана лошадьми и широкая. По ней мы должны выйти к людям. - Я старался говорить уверенно, чтобы успокоить девчонок.
Мы быстро зашагали вперед. С каждым шагом темнота в лесу все больше сгущалась, но тропа уверенно вела вперед. На душе было тревожно. Девчонки, едва не наступая мне на пятки, шли, постоянно озираясь. Настя держала меня за руку, Аленка, идя вслед за Настей, тоже держала ее за руку, обоим явно мерещились лесные чудища.
- Шагайте вперед, я пойду за вами! - Мы перестроились, и теперь я шел, со страхом ожидая нападения сзади.
Неожиданно впереди послышался конский всхрап, отчего девчонки одновременно вздрогнули, и вскоре мы вышли к полянке, на которой пасся конский табун. Вид пасущихся коней нас немного успокоил, но все равно было немного страшно - а вдруг из-за кустов к нам опять выйдет какой-нибудь мужик, тогда бежать уже будет некуда.
Мы крадучись обошли полянку сбоку, ускорили шаги и, пройдя еще немного, неожиданно вышли к деревне, но со стороны леса. Светящиеся окошки домиков мгновенно развеяли все страхи, и мы помчались по улочке к дому Степаныча.

СБОРЫ В ДОРОГУ

Подбегая к дому, где мы сегодня разгружали КАМАЗ с брусом, я увидел, что возле него опять стоит КАМАЗ, но другой. Привезена очередная партия бруса? Возле машины никого не было, во дворе гора пиломатериала значительно выросла, следовательно, грузчики уже ушли, оставив КАМАЗ здесь.

После прогулки мы накинулись на еду, будто неделю не ели.
Девчонки наперебой рассказывали Ладе Олеговне о том, чего они натерпелись, когда увидели перед собой страшного мужика. Испуг уже прошел, и Аленка со смехом воскликнула:
- А когда щелкнул курок, я так припустилась бежать, что, если бы меня не остановили, то могла бы мимо деревни пролететь и не заметить! Никогда я так не бегала!
Лада же Олеговна смеяться и не думала. Она повернулась к Степанычу и грозно взглянула на него, на что тот вскинулся и запричитал:
- Вот ведь как получилось! Я как-то и не подумал, что на зимнике окажутся рыбаки. Видимо, рыба подошла. Надо как-то попромышлять там, а вдруг на самом деле там рыбы полно... Давай, Ладушка, мы с тобой в следующий раз сходим туда, порыбачим, а то ты все время жалуешься, что ловишь меньше моего...
Он ловко увел разговор в сторону. Лада Олеговна мгновенно перешла в контрнаступление:
- Это когда ж ты меня перелавливал? Сколько я помню, ты всегда завидуешь, что мне везет, а у тебя то леска не та, то червяк дохлый, то крючок тупой, то место не рыбацкое...
- Ну, ладно, ладно... - Степаныч перевел взгляд в угол. Проследив, куда он смотрел, я увидел несколько увязанных тюков. - Так-так, завтра, значит, отбываем... Ты ничего не забыла? - Дедулька опять посмотрел на жену, и мне показалось, что он незаметно для всех подмигнул Ладе Олеговне.
Темнят чего-то хозяева, подумал я. Неужели поедут с этими тюками? И эти переглядки...

- Стас, мне надо с тобой посоветоваться, пойдем, к реке прогуляемся. - Степаныч встал, накинул куртку, и мы вышли на крыльцо.
Было уже совсем темно. Звезд не было видно, дул легкий ветерок. Мне показалось, что он был прохладным и сырым. Видимо, где-то близко бродит дождь. Скорее всего, к утру он прольется на поселок, а там, может быть, и на неделю зарядит.
- Когда вы уезжаете? - спросил я, шагая в темноте за Стеанычем. - Василий приедет за вами?
Дедок не ответил. Он шел медленно, стараясь не сбиваться с тропинки. Мне было непонятно, зачем мы пошли к реке, да еще и фонарик не взяли. Степаныч уже даже не шел, а крался. Пригнулся и я. Мы двигались вдоль прибрежного кустарника, за которым шумела река.
Неожиданно Степаныч остановился. Его рука легла мне на плечо, чтобы я не прошел мимо, и увлекла меня в высокую траву. Дед нажал на плечо еще раз, и я понял, что нужно присесть.
Мы затаились в траве. Кругом было тихо и тревожно.
Неожиданно с тропинки донеслись приглушенные голоса.
Кто-то шел в нашу сторону. Приблизившись, голоса стали более разборчивы, и я смог даже разобрать кое-что.
Негромкий мужской голос пробасил:
- Завтра они уедут... дождь... в нашу пользу... лишь бы река не вздулась...
Второй голос, более высокий и отрывистый возразил:
- Лучше бы гроза... больше шума - легче спать... промокнем...
Голоса проплыли над нами и постепенно стихли.
Мы вышли на тропинку, Степаныч повернул в сторону дома.
- Достаточно. Мы и так узнали все, что нам нужно. Пойдем домой, там поговорим.

УХОДИМ ПОД ЗЕМЛЮ

Дома мы почему-то направились не в дом, а в пристройку к бане. Я шел за Степанычем, боясь упасть, потому что стояла кромешная темнота. Мы прошли немного вперед, а потом стали спускаться по какой-то лесенке. Скрипнула дверь, мы вошли в помещение, дед прикрыл дверь и щелкнул выключателем.
Сначала я ничего не увидел, ослепленный ярким светом, но потом...
Ничего себе - мы находились в гараже! Передо мной стоял сверкающий "Ландкрузер"!
Я уставился на деда, а он жестом поманил меня за собой, мы зашли за автомобиль и оказались перед маленькой дверцей.
- Заходи! - широким жестом Степаныч пригласил меня во внутрь.
Я переступил через порог - и...
Настя налетела не меня словно вихрь! Обхватив меня за плечи, она прижалась ко мне и стала тараторить:
- Ага, попался! А то я уже заждалась - ушли в ночь полночь. Куда, зачем? Темень же на улице, хоть глаз выколи.
Я прямо остолбенел! Я даже меньше Насте удивился, чем тому, что находилось за этой маленькой дверкой.
Передо мной находилась комната... как бы это сказать... оборудованная для автономного проживания типа бомбоубежища (это я запомнил с уроков ОБЖ20). Стол, стулья, холодильник, компактная газовая плита, на полу свернутые корематы и спальники.
- Что, удивлен? - Степаныч уже открыл холодильник и достал из него бутылку с водой. - Настасья, напои парня водичкой, а то у него в зобу дыханье сперло. - Он хохотнул, затем, когда я закончил пить, скомандовал: - Все, девушка, ваша миссия, кончилась, отправляйтесь спать, а мы со Стасом еще побеседуем. Спокойной ночи!
Насте явно не хотелось уходить.
- Вот так всегда - ждешь вас, ждешь, а дождешься, вы тут же выгоняете и секретничаете, будто я здесь не при чем. Ладно, подчиняюсь грубой мужской бескультурности. Пока!
Она надула губы, но потом взглянула на меня, улыбнулась и вышла из комнаты.

ХИТРЫЙ ПЛАН

- Противник обладает атомным оружием? - Я уже немного отошел от удивления и решил подробнее расспросить Степаныча об этом бомбоубежище.
- Да не-ет... - Степаныч тоже отхлебнул водички. Он почесал затылок и продолжил. - Это моя мастерская. Василий размахнулся на подземный гараж, чтобы снаружи не торчали лишние постройки, и я его упросил сделать мне мастерскую. А сейчас женщины организовали здесь уютную спаленку. - Дедок хитро глянул на меня. - Здесь тепло, светло и мухи не кусают. А что, тебе не нравится?
- Да я как-то... А зачем это все - спальники, газовая плитка, холодильник?
- А вот об этом мы сейчас с тобой и поговорим. - Степаныч налил еще стакан воды, выпил и начал вводить меня в курс дела.
- Мы с Алексеем (это он Алексея Игоревича, видимо, имеет в виду. Здорово же они сдружились, если на имена перешли!) посидели, покумекали и решили разыграть небольшой спектакль, сюжет которого я тебе сейчас и перескажу. Кстати, его предложили вы, а мы только проработали детали.
Я уже приготовился слушать, как он обратился ко мне.
- Но сначала ты расскажи, что видели вы, когда ушли в разведку на реку.
Я рассказал о рыбаках, о том, как мужик не пустил нас к реке, о бегстве и обнаруженном табуне. Степаныч слушал внимательно, наклонив седую голову чуть в сторону и вертя в руках стакан.
- А что-нибудь необычное во всем этом ты заметил? - Он глянул на меня так серьезно, будто заметил в моем рассказе, что-то очень важное.
- Конечно. Во-первых, рыбаки никогда не отгоняют от реки других рыбаков. Во-вторых, одет мужик был слишком уж не по-летнему. В-третьих, кони на полянке хоть и были спутаны, но все были взнузданы.
- Сколько их там было? - Дед водил пальцем по столу, будто рисовал что-то.
- Мужиков я не видел, а паслось пять коней.
- Оружие не заметил? - На меня смотрели очень серьезные глаза Степаныча.
- Мужик сунул руку в карман, а когда мы побежали, то сзади раздался щелчок, словно спустили курок.
Дед хмуро отвел глаза и долго молчал.
- И что ты обо всем этом думаешь? - Он вопросительно взглянул на меня, и мне показалось, что он с нетерпением ждет моего мнения.
- Я думаю, что банда будет не одна, или она будет состоять из двух, а то и трех частей. Первая грабит домики, вторая половину награбленного переносит в КАМАЗ и вторую половину грузит на коней. КАМАЗ уходит через реку, а конники уходят через зимник.
- Все верно, мы думаем так же. А вот скажи еще - как бы ты организовал защиту домиков от грабителей?
Я подумал, но ничего толкового придумать не мог. Степаныч это понял, и сказал:
- Ты прав, своими силами нам не справиться. Надо просить помощи. Но все равно - вы с Николаем сделали очень много. По сути вся разведка легла на вас, да и в остальном вы проделали огромную работу.
Он помолчал, потом встал и заходил по комнате.
- А теперь слушай, что придумали мы.
И он мне рассказал всё, что они придумали с Алексеем Игоревичем. После этого я в совершенно ином свете увидел и то, почему девчонки загадочно хихикали и переглядывались, и то, почему Колян почти безвылазно торчит у Ромки, и тех рыбаков с пасущимися конями и еще многое другое.

ВЕСЕЛЫЕ ГОСТИ

Утром Колька, опять наскоро позавтракал и умчался к какому-то Васильичу ремонтировать культиватор.
Мы с другом ночью немного пошептались, и он мне рассказал много интересного.
Ходить к Ромке ему Степаныч запретил, хватит, мол, Колян и так вызнал все, что можно. А к Васильичу он пойдет не просто так, а уточнять детали операции. На мой вопрос, о какой операции он толкует, Колян ответить не успел, так как девчонки закидали нас подушками, мол, мы им спать не даем. Завтра трудный день и надо выспаться.
За окном шелестел дождик, небо было хмурым, вставать совсем не хотелось, так и тянули до последнего, пока Лада Игоревна не принесла в ковшике воду и не намерилась нас ею вспрыснуть. Девчонки стали подзуживать хозяйку, чтобы она окатила водой нас с Коляном за то, что мы им спать не давали, но мы отобрали у хозяйки ковшик, и девчонки мигом вскочили с постелей и с визгом и умчались умываться.
Завтракать мы сели с большим опозданием. Когда мы расселись за столом и стали поедать очередные пирожки, я заметил, что Степаныч выглядит хмуро и о чем-то напряженно думает. Лада Олеговна тоже несколько тревожно поглядывала на мужа.
После завтрака с разрешения Степаныча мы с девчонками засели в интернете и так увлеклись, что спохватились только тогда, когда нас позвали на обед.
Сидя за столом, мы обсуждали погоду, говорили про Интернет, еще раз вспоминали нашу вчерашнюю прогулку, но я чувствовал, что каждый из нас думает про сегодняшний вечер. Мы исподтишка бросали взгляды на Степаныча, а он выглядел все так же хмуро, а если и улыбался, то как-то криво и не очень весело.
Когда на крыльце раздались голоса и в дверь постучали, Степаныч бросился встречать гостей и скоро вернулся заметно повеселевшим, а следом за ним в кухню вошли несколько человек. Их было пятеро - три женщины и двое мужчин. Мы удивленно переглянулись - это были артисты эстрадной группы нашего Дома культуры, в полном составе!
Пока гости рассаживались за столом, я пытался соединить в одно целое то, что рассказал мне Степаныч в подвале, и этот ансамбль. Но, или Степаныч мне не все рассказал, или артисты попали сюда случайно. Хотя вряд ли это было так - насколько я уже узнал дедульку, у него мало что было случайным. Случайное знакомство со следователем, случайный "Ландкрузер", случайная мастерская, случайные артисты... Дед явно еще что-то придумал, если вызвал сюда наших сельских кумиров.
Гости сразу разогнали всю нашу сегодняшнюю хмурость. Шутки, анекдоты и прибаутки сыпались из них, как горох. Настя с Аленкой были счастливы! Увидеть своих кумиров вот так, за одним столом - это было так здорово! Эстрадники и в жизни были такие же веселые и остроумные, как и на сцене.
Все то время, что мы провели с ними, пролетело в одно мгновение. Удивительные люди!
В какой-то миг я заметил, что Степаныч внимательно рассматривает и гостей и нас, будто сравнивает. Но артисты стали прощаться, и скоро, в сопровождении хозяина, покинули дом.

ТРУДНАЯ РАБОТА

Степаныч вернулся не скоро, но в хорошем настроении.
- Ну, как, понравились вам гости? - Видно было, что он очень доволен произведенным впечатлением. - А, девчонки? Автографы успели взять?
Настя с Аленкой всплеснули руками.
- Ой, а мы и не подумали даже! - Аленка, было видно, так расстроилась, что даже слезинки заблестели на глазах, но Степаныч расхохотался и заявил: - Не расстраивайтесь, у вас еще будет для этого время! А пока я предлагаю вам заняться экзаменами. День сегодня в самый раз, на улице сыро, тучи ползут почти по земле, а вам осталось не так уж и много дней, чтобы хоть немного вспомнить изученный материал.
На наши отговорки, что мы и так все знаем, дедок строго прикрикнул на нас и пригрозил, если мы будем сачковать, то он в один миг вызовет сюда наших родителей и отправит нас "на большую землю".

Мы раскрыли учебники, достали вопросы билетов и с великим трудом заставили себя вчитываться в текст. Такой день сегодня, а мы книжки читаем!
Вскоре к нам примкнул Колян.
Он прибежал насквозь мокрый и сразу же попал Аленке "в лапы". Она заставила его раздеться, натянула на него сухую одежду, сунула ему в руки мочалку и заставила хоть слегка отскоблить перемазанные соляркой руки. На мой вопросительный взгляд друган подмигнул мне и показал большой палец - порядок! Прищурив один глаз, Колян ладонью оттолкнул от себя воздух, как бы говоря - погоди, потом всё расскажу.
Начав заниматься со скрипом, мы к своему удивлению скоро разохотились, и под руководством наших "учительниц" довольно быстро одолели чуть ли не половину билетов. Настя с Аленкой даже провели с Николаем тренинг по поводу его скороговорок.
В итоге их затея провалилась, так как Колян чуть не одурел от того, как, оказывается, надо медленно выговаривать слова. Когда он понял, что скорость произношения нужно снизить чуть ли не в десять раз, то был поражён прямо в сердце.
- Я вам что - паралитик, что ли? Вы, значит, будете нормально разговаривать, а я как придурок - по слогам? Что вы из меня дурака делаете? И так все понятно. А то, что все остальные лопочут, будто спросонья, это меня не касается... Как говорил, так и буду говорить.
Наши доводы, что на самом деле мы говорим так, как положено, а он стрекочет как швейная машинка, ни к чему не привели. Кольшу это только разозлило.
- Меня Аленка понимает, ты меня понимаешь, - он указал на меня, - физрук меня понимает, а до остальных мне дела нет. А кому не нравится, пусть сурдопереводчика зовут. Мне до лампочки!
Аленка, глядя влюбленными глазами на рыжего торопыгу, изрекла:
- Зато никому не угнаться за Колечкой за столом! Вы даже глотка еще не успеваете сделать, а он уже тарелку вылизывает!
Это мы и сами знали - мы только еще начинаем орудовать ложками, а Колян уже долизывает пустую тарелку!
- Ты бы формулы так же щелкал, как тараторишь и ложкой машешь! - Настя уже в который раз объясняла рыжему недотёпе правила решения уравнений, но Колян только еще больше краснел и путал все подряд.
Наконец, не выдержав очередного нравоучения, он хряснул карандашом по столу, вскочил и с возгласом: "Да я хоть заучись, меня все равно никто не поймет!" - вылетел на улицу.

Голос Степаныча из кухни: "Пора!" - застал нас не то, чтобы врасплох - все равно мы думали об этом! - но вызвал в нас легкое волнение - началось!
Лада Олеговна изо всех сил пыталась втолкнуть в нас то, что она приготовила к ужину, но кусок в горло не лез - какая еда, если впереди такое!
Степаныч вошел на кухню и строго нас осмотрел.
- Готовы? Не забыли, что вы должны исполнять все команды, что я буду отдавать? Тогда пойдемте.
Мы вышли на крыльцо.
День уже заметно посерел. Дождя не было, но та небольшая передышка, что он позволил себе сделать, вот-вот должна была закончиться очередным водопролитием.

ДВОЙНИКИ

- За мной! - Степаныч сбежал с крыльца и повел нас... в бомбоубежище!
Мы оторопели. Как в убежище? А война с грабителями?
Мы спустились по ступенькам, вошли в гараж и... столкнулись с нашими артистами! Оказывается, наши балагуры все это время отсиживались в подвале!
Ансамбль весело вполголоса приветствовал наш группу и даже спели какой-то куплет про подвиги партизан.
- Холодильничек оказался как нельзя кстати! - Худой парень в очках плотоядно облизнулся и добавил: - Жаль, маловат оказался. Пока мы здесь наряды примеривали, то чуть на каннибализм21 не перешли! Я уже присмотрел местечки на нашей аппетитной солисточке, с которых начну трапезу, даже ножичек приготовил!
В ответ девушка, нисколько не смутившись, весело ответила:
- Я уж не такая и вкусная, как тебе кажется. Вмиг бы несварение желудка заработал. Вот бы мороки с тобой было - бумаги не оберешься!
Под общий хохот мы подошли к дверке в мастерскую.
- Сначала девочки! - Степаныч произнес эту команду так, будто выпускал их на важное задание. Девчонки ушли в каморку вместе с женщинами ансамбля, а мы остались стоять возле "Ландкрузера".
- Неплохая тачка! - Один из артистов покосился на машину. - А, может, мы на нее пулемет и в отряд Котовского? - под общий смех он стал спиной к бамперу и будто застрочил из пулемета.
Они еще немного помечтали, как они бы строчили из пулемета "по цепи врагов густой", но тут открылись двери мастерской и оттуда вышли... Лада Олеговна и наши девчонки...

Мы с Кольшей оторопели! Сходство было один в один! Хотя... Ладу Олеговну и Аленку еще можно было принять за оригинал, но свою-то Настёну я уж ни с кем не спутаю!
- Ну, что, похоже? - как-то скромно обратилась к нам "Лада Олеговна".
Мужики зашумели: - Еще как! Одно лицо! - Но руководитель группы поднял палец и предложил. - А, ну-ка пройдитесь!
"Аленка", "Настя" и "хозяйка" пошли вдоль машины, и со спины были так похожи на настоящих, что мы даже рот раскрыли. Вот это да! Ну, артисты!
- Молодцы, девчонки! А теперь очередь парней. - Степаныч пригласил нас вовнутрь.
Заглянув в "гримерную", я увидел наших настоящих девчонок, вопросительно глядевших на вошедших парней.
- Все о`кей! - Наши девушки пока поживут в вашей "шкуре", а вы с этого дня вступаете в наш ансамбль... - руководитель запнулся, а потом показал на нас с Коляном, - то есть в их ансамбль!
Вспыхнувших от радости Аленку с Настей и хозяйку попросили выйти, и вскоре оба парня влезли в наши "шкуры". Одному из них пришлось натянуть рыжий парик и загримировать лицо под веснушки, а другой был и так с меня ростом, потому только натянул шапочку потуже.
- Ну-ка, пройдитесь, поглядим на ваш стиль! - Мы сделали несколько шагов по мастерской. - Да нет, не так, а как вы обычно ходите! Представьте, что в школу опаздываете! - Мы зачастили обратно. - Во-от, другое дело! Ну-ка, испробуем, - обратился один из них к другому.
Они немного походили по комнате, а я с удивлением рассматривал "себя" - неужели я так хожу? Косолаплю как медведь... Ну, ладно "Колька", он был один в один с моим другом, но я-то? Надо посмотреть в зеркале, неужели я на самом деле такой урод?
Когда парни вышли в гараж, Настя с Аленкой разинули глаза.
- Кто из вас моя подруга, ты? - "Я" подошел к Насте и поклонился. - Ну, что? Будем дружить?
Кругом рассмеялись, а Настя громче всех.
- Согласна! Стас, иди сюда, я тебя с тобой познакомлю! - Она подбежала ко мне и потащила меня к переодетому парню. - Знакомься, это твой двойник. Не очень похож, но с трех километров не различишь!
Мы посмеялись, но Степаныч опять начал командовать.
- Вас прошу зайти в гримерную, - он показал на нас девчонками, - а вас, ряженые, я прошу остаться!

В ЗАТОЧЕНИИ

Дверь закрылась, и Лада Олеговна сразу стала серьезной.
- Мы остаемся здесь до тех пор, пока нас не вызовут. Наши двойники вместо нас сейчас переплавятся на лодке на ту сторону реки и уедут, а мы нужны будем для освидетельствования и преступников, и украденного. Я вас очень прошу, - она обратилась к нам с Колькой, - не предпринимайте ничего недозволенного. Скоро все разрешится, и нас пригласят.
Я сначала не понял, о чем она, но потом сказанное дошло до меня. Как для освидетельствования?! Значит, нас засадили в подвал, а сами будут сражаться с бандитами? А потом нас пригласят к шапочному разбору и спасибо скажут?
Злость заполнила меня по самую макушку. Но это же подло! Мы столько сделали для них, а они нас в подвал?!
Кольша тоже был разозлен.
- Нчгосьбепрдочки! - Он вскочил и хотел было выскочить из каморки, но Аленка с Ладой Олеговной были начеку, схватили его за руки и опять усадили на стул.
- Нельзя туда, вы можете сорвать операцию! - Хозяйка говорила так взволнованно, что даже вынуждена была достать из стола пузырек и проглотить какую-то таблетку. - Я бы и генералишку своего сюда засадила бы, да он успел сбежал.
"Генералишку"? Дед Степаныч - генерал? Ну, дела!
Лада Олеговна продолжала:
- Если бы он не сказал мне, что на нас с вами возложена самая главная задача - освидетельствовать преступников, и нужно терпеливо сидеть в засаде до самого главного момента, я бы...
Я не дослушал её. Обида жгла меня. Так подло поступить! То все - "мы с вами", "наша задача", "спланируем наши усилия", а как ближе к делу, так и забыли про нас!

Колян же, как мне показалось, смирился и сидел тихо, хоть и смотрел в пол. Аленка уже не держала его за руку, но с опаской поглядывала на своего подопечного.
- Ничего, это быстро. Степаныч сказал, что в полчаса всё закончится. - Она сложила руки на коленях и посмотрела на Ладу Олеговну. Та сидела молча, и мне стало ясно, что женщина тревожно к чему-то прислушивается. Но чего тут услышишь в этом бункере?
Неожиданно я поймал быстрый Колькин взгляд. Одного мгновения мне хватило, чтобы понять - друг выжидает, надо выжидать и мне.
Было тихо. Девчонки явно трусили. Настя прижималась ко мне и держала меня за руку. Аленка мелко вздрагивала и гладила Кольку по плечу. Лада Олеговна иногда поглядывала наверх. Ей бы сейчас перископ... Мы сидели тихо. Я отвалился на спинку стула и делал вид, что дремлю. Николай сел на стул задом наперед и положил голову на руки. Настя и Аленка, видя, что мы не обращаем на них ни малейшего внимания, сдвинули стулья и затянули свои вечные девчачьи пересуды.
Я не засек, сколько времени прошло с момента нашего заточения, но, скорее всего, немало. Я почувствовал, что мышцы у меня напряжены, достаточно уловить момент и...
- Ну, что, ребятки, перекусим? - Хозяйка подмигнула нам и направилась к холодильнику. - За едой и время незаметно пролетит. У меня тут термос и пирожки есть.
Аленка с Настей неохотно оторвались от своих разговоров и тоже подошли к Ладе Олеговне помочь накрыть на стол.
Этого нам хватило, чтобы выполнить нашу задумку.
В одно мгновение Колян вскочил и вылетел из комнаты.
За ним выскочил и я.

Мы взбежали по ступеням, и Николай в темноте стал чем-то шуршать, глухо звякнуло железо. - Готово! - Ясно, Колька закрыл дверь люка на замок, который видел и я вчера, когда мы со Степанычем ходили сюда на переговоры. Снизу послышались голоса, но Колька в щель цыкнул: "Тихо!" - и внизу все стихло.
Представляю, как были испуганы наши охранницы! Но мы не могли, мы никак не могли сидеть в подвале, когда начиналось самое главное!

НА КРЫШЕ

- Порядок, иди за мной. - Колян стал красться куда-то в темноте, я осторожно шел за ним.
- Здесь ступеньки, не топай! - На самом деле, нога моя запнулась за ступеньку, и я стал медленно подниматься вверх.
Свежий воздух и шум дождя подсказали мне, что мы подошли к люку на чердаке сарая. Звезд не было, темнота скрывала все вокруг, только лишь далеко на западе едва светилась полоска неба, где, видимо, слегка разошлись тучи.
Мы ждали, слегка высунувшись из люка. Дом был прямо перед нами, но в темноте его не было видно почти совсем, а крыльцо даже не угадывалось в сплошной темени. Дождь легонько шуршал по крыше и по нашим разгоряченным лицам.
Прошло немного времени и внизу обнаружилось какое-то движение. Скрипнула доска на крыльце... тихо стукнула дверь... опять все стихло... Мы едва дышали. Что происходит, в темноте не разобрать. Я даже вспотел.
Колян одними губами прошептал: "Пойдем, глянем?". Я удержал его за рукав: "Тихо!".
Неожиданно где-то позади нас загрохотал КАМАЗ. В ответ на его рычание в другой стороне всхрапнул конь, залаяла собака.
Возникла тревога - воры грабят дома, и никто им не мешает! И что - вот так сидеть и ждать? Желание бежать и ловить преступников приходилось с трудом сдерживать - а вдруг у них есть оружие? И что тогда?
Мы вглядывались в темноту, пытаясь разобрать хоть что-нибудь. Глаза вылезали из орбит, но не было видно ни зги! То ли воры досконально изучили план дома, то ли передумали грабить. Но что тогда за скрип мы слышали?
КАМАЗ, немного поурчав, начал движение, удаляясь от нас все дальше и дальше.
Колян толкнул меня в бок и прошептал:
- Далеко не уедут, кардан слетит. По моим расчетам прямо в реке или на спуске застрянет.
И точно - через какое-то время шум мотора стих. Наступила опять тишина.

Неожиданно в глаза резануло ярким светом!
Мгновенно обстановка возле дома изменилась - послышались крики, к дому бежали люди, судя по форме - бойцы ОМОНа, чей-то голос крикнул: "Стой, руки вверх! Вы окружены, сопротивление бесполезно!". Послышался какой-то грохот, захлопали двери. Вдалеке раздался выстрел.
Настоящий бой! И все без нас!
Мы с Колькой возбужденно пялились на то, что происходило под нами, намереваясь бежать на помощь, тем более, что шум постепенно стихал. Мы видели, как из дома под дулами автоматов выводили людей с руками на голове.

СРАЖЕНИЕ

Неожиданно Кольша схватил меня за руку и шепнул: "Тихо, кто-то идет!"
Мы вжались в тень под скатом крыши, и я услышал на лестнице чьи-то шаги. Этот кто-то поднимался медленно и осторожно.
Сердце колотилось в груди. А если это бандит, что нам делать? Я старался не дышать, хотя вряд ли моё дыхание было слышно из-за шума во дворе, но все же...
Человек стоял на чердачном брусе и, скорее всего, прислушивался. Понять, кто это, было трудно. Свет от фонарей на улице проникал в чердачный люк, и человека было видно, но очень плохо. Нас вряд ли было видно, мы находились в тени, выдать нас мог только шорох. Я боялся, что могу дрожащими руками сделать что-нибудь не то, потому держал их на весу.
Человек так же осторожно начал движение в нашу сторону. Подойдя к люку, он чуть-чуть высунул голову наружу. Его туловище было совсем рядом, если бы не шум во дворе, то он бы давно услышал наше дыхание, но пока, видимо, ему было не до нас.

В голове металась только одна мысль: надо что-то делать, надо что-то делать!
Между тем голоса снаружи постепенно стихали и смещались за угол сарая.
Человек чуть приподнялся, потом еще немного, еще... вот он уже почти по пояс высунулся из люка...
И тут ноги его взлетели... и в ту же секунду, сообразив, что ноги взлетели не сами собой, я вскочил, и мы вдвоем с Колькой выбросили мужика из люка на крышу! Раздался сдавленный мат, мужик грохнулся спиной о скат, но как-то извернулся и остался висеть, держась за край люка.
Крыша была крутая, потому нам не было видно мужика, но руки его мы видели хорошо. В диком возбуждении я пытался их разжать, но мужик держался крепко, его пальцы мертво вцепились в доски.
Николай куда-то исчез, а мне никак не удавалось расцепить захват. Мало того, одна рука куда-то исчезла. Тогда я в ярости стал подпрыгивать и подошвой изо всей силы лупить по руке, мертвой хваткой вцепившейся в доску. Сзади подскочил Колька и крикнул: "Помоги!". Догадавшись, что он приволок какую-то плаху, я нагнулся, но перед этим увидел, как в появившейся второй руке бандита блеснул нож. Неимоверным усилием мы подняли тяжеленное бревно и обрушили его на руки врага. Возникшая, было, в проеме голова дико взвыла, а мы, приподняв плаху, изо всей силы еще раз хряснули ею по рукам, до сих пор цепляющимся за люк.
Руки исчезли, туша с шумом прошелестела по крыше и грохнулась на землю. Раздались крики: "Стой! Стрелять буду!". Мы с Колькой слетели по лестнице и уже собрались выбежать во двор, как вдруг в проеме двери увидели человека с автоматом и услышали грозный окрик: "Стоять! Не двигаться! Стрелять буду!". Мы закричали: "Не стреляйте! Это мы, Колька и Стас! Это мы бандита с крыши столкнули!", но автоматчик полоснул по нам ярким светом прожектора и скомандовал: "Руки за голову! Выходи по одному!".
С поднятыми руками мы вышли во двор, и я увидел, как двое омоновцев пытаются надеть на лежащего на земле человека наручники. Тот вовсю вертелся, яростно матерился и орал: "Руки! У меня разбиты руки!", на что один из омоновцев рявкнул: "Заткнись, а то мы тебе еще и морду расквасим, урод!".

В ПЛЕНУ

- Стать лицом к стене, расставить ноги, руки за спину! - Здоровенный амбал с автоматом бил по нашим ногам, злобно ругаясь. - Шире! Еще шире!
Я стоял, навалившись плечами и лицом на шершавые доски сарая, и видел рядом Кольку в точно таком же положении.
На нас защелкнулись наручники, затем тот же амбал рявкнул:
- Стоять, не двигаться! За попытку побега стреляю без предупреждения!
Я повернул голову в другую сторону и чуть в стороне... увидел бандита, тоже скованного наручниками и злобно глядевшего на меня. Лицо его перекосилось от боли, но, заметив мой взгляд, он злобно зашипел: "Убью, сопляк! Задушу собственными руками!".
Совсем неожиданно мне стал смешно - какими руками? Вон теми, что перебиты? И я точно также, шепотом ответил: "Твоими руками сейчас только парашу месить можно! Отдыхай, папаша!". Громила дернулся, зарычал и тут же получил автоматом по хребтине, отчего завыл и начал крыть таким матом, что мне пришлось отвернуться, прижав ухо к доскам, чтобы не слышать этого урода. Снова послышался удар, после чего вой затих, сбившись на шипенье и хрюканье, видимо, омоновец опять провел воспитательный момент, окончательно утихомирив нарушителя дисциплины.

У меня уже начали затекать ноги, когда сзади раздался голос Алексея Игоревича.
- Что у вас тут? Докладывайте!
Омоновец рявкнул:
- Еще троих задержали, товарищ майор! Один с крыши свалился, а этих двоих в сарае обнаружили. А как у вас?
- Порядок! КАМАЗ до реки не дошел, заглох, кавалеристов скоро приведут. Если грузовик починят, то к утру всех в отделение доставим. Стерегите этих, куда их отправить дальше, сообщим.
Тут я не выдержал и крикнул:
- Алексей Игоревич, это мы, Стас и Колька, это мы бандита задержали!
Голос Алексея Игоревича прозвучал совсем рядом.
- А я гляжу - знакомые люди в наручниках! Сначала глазам не поверил, а сейчас вижу - точно вы.
Я взмолился:
- Скомандуйте, чтобы нас отпустили! Уже все ноги и руки затекли.
Следователь хмыкнул и ответил:
- Увы, это не в моей власти. Придется подождать.
- И сколько нам ждать?
- Как обычно - сначала вас доставят в райотдел, поместят вас в камеру, там с вас снимут наручники, потом пообщаетесь со следователем, а там видно будет. Если не окажетесь членами банды и непричастными к ограблению, то, вполне возможно, вас освободят, но, скорее всего, с подпиской о невыезде. Где-то через месяц все станет более-менее ясно.
- Через сколько? Через месяц? - Я был поражен до глубины души. - Но мы же не бандиты, мы же вора поймали!
- Ничего не поделаешь. Следствие покажет! Вы же, насколько я знаю, должны были в подвале сидеть. А почему же вы оказались здесь? Хотели банде помочь?
- Да вы что? - Мне стало страшно. - Вы не верите нам?
- Я, как вы должны знать, верю фактам. А пока они все против вас. Вас захватили на месте преступления - это факт, мало того, вы прятались на крыше вместе с еще одним вором - это тоже факт. Так что готовьтесь к чистосердечному признанию, иначе...
Следователь не договорил, так как прибежал еще один милиционер и доложил, что КАМАЗ восстановить не удается, а второй не удается завести. Сворованные вещи уже все осмотрены и переписаны, скоро нужны будут понятые и свидетели, чтобы разнести изъятое у бандитов по домам.
- Что известно о пойманных? Вся банда арестована?
- Вроде вся, хотя по первому допросу вроде как выяснилось, что главаря банды среди арестованных нет. Сбежал, наверное.
- Понятно. Кто работает с КАМАЗом? Скоро отремонтируют?
- Вряд ли скоро. Темно, да и наш милицейский шофер в КАМАЗАх не силен. Ковыряются, но...
- Так надо послать за кем-нибудь.
- Послали уж. Но найдут ли кого... Ночь все же.
- Ладно, идите и доложите, что пойманы еще трое. Скоро доставим.

МЫ - БАНДИТЫ?

Стоять в такой позе было тяжело. Стоило пошевелиться, как тут же раздавался окрик омоновца.
Кроме того, было так обидно! Сначала нас оставили в подвале, а когда мы поймали бандита, нас еще и обвинили в бандитизме. И кто? Следователь, с кем мы вместе готовили эту операцию! Я почувствовал, как слезы выступили из глаз. Ну, надо же так!
Я посмотрел на Кольку, и увидел, что он... улыбается!
Подняв брови, я качнул головой, мол, чего ты ржешь? Что тут веселого? Но Колян продолжал лыбиться, будто ему все это было в радость.
Поводив глазами из стороны в стороны, рыжий одними губами прошептал:
- Ни черта им КАМАЗ не отремонтировать! Без меня он - гроб! И второй тоже гроб!
Ну и что? Нужны им эти КАМАЗы! "Воронок" подгонят, скидают нас туда и все - вперед, на нары! Хотя, КАМАЗ - это ведь тоже вещественное доказательство, не стоять же им здесь все время.

Было довольно тихо, но внезапно я вспомнил, что в подвале сидят наши девчонки. Колька же их закрыл!
Отважившись, я крикнул:
- Эй, кто есть, там, в подвале, женщины закрыты!
Омоновец был рядом, потому что тут же откликнулся:
- Что, еще бандиты? Где они?
- Там, в сарае, в подполе! Только это не бандиты, а женщины, мы их там закрыли!
Омоновец хмыкнул, но крикнул:
- Эй, сержант! Сходи, проверь подвал в сарае, арестованные сообщают, что там находятся женщины.
Спустя какое-то время мы услышали женские голоса, и вскоре позади нас разгорелась настоящая буря. Лада Олеговна сходу разрядилась такой тирадой, что, надеюсь, омоновцу эти минуты запомнятся надолго. Связной речь разгневанной женщины, конечно, не назовешь, но ей это, казалось, и не нужно было.
- Где этот долбаный генералишка? Вы что же, держите нас под землей, и вам наплевать, что мы там без воздуха и воды обречены на смерть? Кто здесь главный? Пошлите кого-нибудь, пусть ваше начальство приведут, я им устрою очевидное-невероятное... - она еще долго распекала ни в чем не повинных омоновцев, но мне их реакция была не видна. Женщина распалялась все больше и больше, требовала связать её по рации с начальством, угрожала и обещала кару божью всем, кто устроил это безобразие.
Она бы еще долго исполняла роль разгневанной жены начальника, но неожиданно голос Насти прервал её.
- Лада Олеговна, смотрите, наши мальчики в наручниках! Вон там, у сарая!
В один миг девчонки подлетели к нам и начали причитать:
- Стасик, Колюша, что с вами? За что вас так? Вас били? Зачем вы сбежали от нас?
Подбежала и Лада Олеговна.
- А это что такое? Как вы посмели хватать наших детей и надевать на них наручники? Да что это такое творится? Ну, все, мое терпение кончилось, я иду к вашему начальству! Снимите наручники немедленно, иначе вы сами в них окажетесь!
Омоновец, видимо, немного оклемался после лобовой женской атаки, и пробасил:
- Эти двое были вместе с бандой, потому майор не разрешил снять наручники до выяснения всех причин.
- Майо-ор! - Удивлению Лады Олеговны не было предела. - Это Алексей, что ли? Вы что, сговорились тут все? А вы - тут она обратилась уже к нам, - как оказались в банде? Мы там чуть с ума не сошли, когда вы нас закрыли, а вы еще и в банду попали. Ужас! Все, я иду к Алексею! Показывайте дорогу!
Послышались всхлипывания девчонок и их удаляющиеся шаги.

ОСВОБОЖДЕНИЕ

С уходом Лады Олеговны с девчонками опять вернулась тишина, прерываемая стонами и ругательствами бандита. Видимо, на самом деле, руки мы ему разбили основательно. И все же он не преминул злорадно просипеть:
- Что? Не нравится? Еще и не то будет, когда вас в камеру бросят. Уж там-то я с вами расправлюсь!
Проведя с ним очередное воспитательное мероприятие, омоновец распорядился:
- Сержант, отведи этого недоумка за угол, пусть там постоит, только глаз с него не спускай. - Дождавшись, когда бандюгана увели, боец пробасил: - Ну, что, мальцы, настоялись? Давайте, сниму браслеты.
Дождавшись, когда с нас сняли железо, мы в изнеможении опустились на траву.
- Ну, рассказывайте, как вы оказались вместе с бандитами? А то ведь эта... - он пожевал губами, - если на самом деле она жена начальника... можно и головы лишиться.
Мы рассказали все от начала и до конца.
Омоновец слушал, хмыкал и качал головой. Выслушав нашу исповедь, он ударил кулаком по колену, и расхохотался.
- Ну, вы даете! Сидели бы в подвале и не рыпались. Если б мы не напали внезапно, тут бы пальба началась. Вон сколько самострелов мы у них изъяли. Тем более, женщин бросили одних, да еще закрыли на замок. Правильно майор сделал, что не разрешил наручники снимать. Я б тоже так сделал. - Он посмотрел на наши обиженные лица и добавил, - ладно, ладно, я пошутил. Но все равно - наказать вас надо бы. То, что вы бандюгана помогли задержать, это вам зачтется, ну, а за то, что вы без разрешения сбежали, наказания вам не миновать. Вы хоть сейчас-то не дурите, сидите смирно, а то меня еще подведете. Договорились?
Мне подумалось, что после всего бежать куда-то сил не было. Разминая затекшие руки и потряхивая уставшими ногами, я вспоминал все пережитое в эту ночь и не чувствовал никакой радости от нашего нынешнего приключения. Да еще эта борьба с бандитом на чердаке. А если бы он был с пистолетом? Да-а... Но опять же - а если бы не мы? Ведь точно сбежал бы!
Руки болели, ноги гудели... Да, подумалось мне, в наручниках не сладко!
Колька, все время молчавший, вдруг выстрелил:
- Кмазыямгусделть!
На вопросительный взгляд омоновца я пояснил, что это Кольша вывел КАМАЗЫ из строя, и только он может вернуть их к жизни.
- Что, и никто другой? - Дядька удивился. - Но они же вначале завелись! Это потом они сдохли.
Я еще раз объяснил, что мой друган может с закрытыми глазами разобрать и собрать любое транспортное средство, включая космическую ракету, потому КАМАЗ для него, как детский велосипед, и чем быстрее ему разрешат ими заняться, тем лучше.
Омоновец порылся в карманах, достал портативную рацию - а ведь про нее он умолчал перед разгневанной Ладой Олеговной! - и куда-то сообщил, что он нашел мастера, который может в один миг завести грузовики. Покивав головой ответившему по рации, он распорядился привести бандюгана, и мы все вместе отправились по улице к тому месту, где, как мне думалось, находился штаб операции.

Уже довольно сильно рассвело, дождь прекратился, но тучи еще не разошлись.
Возле одного из домов, где около забора расположился на отдых отряд ОМОНа, нас разъединили - бандита увели в дом, а нам приказали ждать.
Мы уселись на бревно на противоположной стороне улицы, а возле нас остался стоять один из сопровождавших нас бойцов.
Я уже начал подремывать, когда кто-то потряс меня за плечо.
- Стас, проснись!
Я открыл глаза и увидел... Степаныча! Он был в камуфляже, в сапогах и с пистолетом на поясе. Улыбнувшись, он присел рядом со мной. Странно, но Коляна не было рядом.
- А где Колька? - Я и сам уже догадался, но спросил, чтобы уточнить - а вдруг его увели на допрос.
- Ну, где же ему быть - реанимирует технику, которую сам же и угробил. - Степаныч хмыкнул. - Ну, что, досталось вам? - Заметив мой сердитый взгляд, он посерьезнел. - Вижу, досталось. Но вы сами виноваты...
Я не дал ему договорить.
- ...а вы, значит, нет? - Обида опять колыхнулась во мне с прежней силой. - Мы столько сделали для вас, а вы... И за все это вы засадили нас в подвал? Тогда вам нужно было нас цепями к полу приковать, чтоб не сбежали.
Я отвернулся, сжав зубы так, что слезы выступили из глаз. Вытерев их рукавом, я вдруг вспомнил слова Лады Олеговны и спросил Степаныча:
- Вы что, на самом деле генерал? - Он даже поперхнулся. - Вы же нам говорили, что инженер. Что, опять обман?
Степаныч покачал головой, выпятил нижнюю губу, как бы не зная, что ответить, но потом встал и тихо сказал:
- Пойдем-ка сначала дело сделаем, а потом поговорим обо всем. Я вижу, тебе пора узнать всё и даже больше.
Мы перешли улицу и зашли в дом. В одной из комнат я увидел того громилу, которому мы с Коляном раздробили пальцы. Руки его уже были перебинтованы, но ссадины на лице от кровельных досок выразительно краснели на темной коже. Восточное лицо, хорошо видимое теперь при ярком свете, было злым, он коротко взглянул на меня и отвернулся.
Незнакомый мужчина в погонах, капитан, что сидел напротив, продолжил недосказанное:
- ...и Вам удалось незаметно улизнуть с места преступления. Вы говорите, что руки повредили при падении, но у нас есть иные сведения о том, как и где Вам не повезло раздробить пальцы. - Капитан взглянул на меня и спросил моего провожатого: - Степан Степаныч, так это и есть тот герой, что задержал этого мужчину?
- Второй занят пока другим делом, а Стас сейчас все расскажет. - Степаныч подтолкнул меня к столу, а сам, извинившись, удалился.

САДЫК

Капитан предложил мне сесть, открыл блокнот и приготовился писать.
- Итак, Стас, расскажите нам, как все произошло. Где Вы встретились с этим мужчиной, и как, по Вашей версии, он покалечил свои руки. - Капитан, видимо, ко всем обращался на "Вы".
Я рассказал все, как было, и твердо повторил, что руки бандиту разбили мы, что можно доказать, найдя на чердаке ту плаху, которой мы с Коляном сражались. На ней обязательно должны были быть следы крови.
Следователь внимательно выслушал меня, что-то записывая в блокноте, затем опять обратился ко мне.
- А что еще Вы заметили, когда сражались на чердаке с этим мужчиной? - Он, казалось, с особым вниманием ждал моего ответа, а я усиленно пытался вспомнить что-то еще. Чердак, темнота, плаха, голова в проеме...
А! Вспомнил!
- Когда мы подтаскивали бревно к окну, то я заметил в руке этого... человека... нож.
При этих словах мужик взревел:
- Врешь, гаденыш! Не было ножа! - Он готов был кинуться на меня, но стоявший сзади милиционер крикнул: - Сидеть!
Капитан еще раз посмотрел в бумаги и обратился к громиле:
- Ошибаетесь, нож был! Мои люди обследовали чердак и нашли нож, он застрял в стропилах. Вы хотели убить одного их этих мальчишек, но промазали. А нож вот он. - Следователь открыл стол и показал узкий, острый клинок. Затем обратился к мужику: - Вы признаете, что это ваш нож?
Бандит, отвернувшись, молчал, а у меня по спине холод прошел - в нас этот отморозок метал нож? А если бы попал?
Честно скажу - стало страшно. Вот уже в который раз мы убеждаемся, что наши поиски приключений далеко не безопасны. То нас избивают наркоманы, то мы чуть не попадаем в лапы наркоторговцев, а Колян, тот вообще на своей шкуре, точнее - скуле, испытал, что такое кулаки разъяренных преступников. А теперь вот нож...
Тут вдруг громила подал голос.
- Господин начальник, курить хочется. Засмолили бы мне сигаретку, а я уж как-нибудь выкурил бы её, хоть и руки болят.
Он бросил на меня все тот же злобный взгляд, и меня вдруг осенило... Темная кожа, чуть раскосые глаза... Да это же тот самый Садык, главарь банды! Про него еще говорили, что он сбежал. Так получается, что мы с Кольшей главарю клешни искрошили! Ну, дела!
Я еще раз взглянул на зверилу и, обратившись к следователю, который уже достал сигареты из кармана и готовился одну из них прикурить, чтобы отдать бандиту, сказал:
- У меня еще есть, что Вам сообщить. Мы слышали, что одному из членов банды, точнее - главарю банды, удалось бежать. Так вот, главарь банды - это вот он, - я указал на темнокожего зверюгу, который уже тянул перебинтованные лапы к сигарете, - и кличка его Садык!
Наступила немая сцена, но главарь очнулся первым, вскочил и ринулся к двери. Убежать ему не удалось, так как милиционер, что стоял за его спиной, в то же мгновение сделал ему подножку, и придурок со всего маху врезался в дверную коробку. Да не просто так, а прямо в её ребро. Да не просто врезался, а врезался в него прямёхонько своей исцарапанной мордой.
На него тут же навалились двое милиционеров, а когда подняли, то мы со следователем невольно захохотали - придурок и так был без рук, а теперь еще остался и без глаза. Один глаз начал интенсивно краснеть, потом синеть и уж точно через пару часов от него останется только огромный черный раздувшийся фингал.
Увидев, что мы над ним смеёмся, бандит взревел, затрясся, как чумовой, а потом - и это было хорошо видно - стал сдуваться, будто надувной шарик. На наших глазах вся бравада и злость из него со свистом вылетели, и бывший главарь банды превратился в обыкновенного беззащитного губошлепа.

ПОДВОДИМ ИТОГИ

Сообщение о том, что КАМАЗы завелись и готовы к движению, прибавило движения как самим участникам сражения, так и зрителям.
В один из грузовиков загрузили всю банду, сцепив их наручниками друг с другом, в другом расположились все те, кто с ними сражались.
За рулем одного из КАМАЗов я увидел Коляна. Он сидел с такой торжественной физиономией, будто отправлялся в космическое путешествие. Увидев меня, он поднял большой палец вверх и подмигнул, мол, знай наших!
Жители поселка глазели на все это: кто с удивлением, кто со страхом, а кто и с завистью - эх, такое развлечение проспали!
Грузовики с живым грузом хоть и по самую кабину, но перебрели реку и прямым ходом отправились в райотдел милиции.

- Ну, что, можно всех поздравить с успешно проведенной операцией? - Степаныч поднял фужер с соком и почему-то виновато посмотрел на Ладу Олеговну. Та, вяло ковыряясь ложкой в тарелке, не смотрела на своего муженька. Чувствовалось, что она до сих пор не успокоилась. Тот выговор, что она вынесла своему генералу прямо перед строем омоновцев за, что эти "гориллы" по команде "этого из ума выжившего старика" заковали в наручники "совсем еще юных мальчишек", до сих пор мучил ее. Она до сих пор жалела, что высказала "всем этим" далеко не все, что хотелось. По тому, как она качнула головой на тост Степаныча, было понятно, что ему нужно готовиться к более серьезному разговору.
Девчонки, явно подпевая хозяйке, тоже, глядя на меня, хмурили бровки, но никакая сила не могла их переубедить в том, что мы настоящие герои. Настя, когда это было возможно, прижималась ко мне и жалостливо спрашивала: "Тебе ведь уже не больно, да?". Она поглаживала мои руки, со страхом представляя, как их сжимали стальные кандалы. Хотя я давно уже не чувствовал никаких болей в руках, но мне было приятно, что моя девчонка так заботится обо мне.
Аленка все больше стояла у окна, тоскуя по своему "рыжему пулемету". Когда сам генерал - а в её глазах Степаныч мгновенно вырос до небес, когда она узнала, что он настоящий генерал, хоть и в отставке - перед строем пожал её конопатому герою руку, то счастливей, чем она, в этом поселке, да, пожалуй и во всей вселенной, трудно было сыскать. Она всей душой рвалась к Кольше, и когда тот однажды соблаговолил позвонить ей, то Аленка так разволновалась, что только лепетала что-то невразумительное и, не переставая, отвечала "да", "да, Колюша", "да, родной".
Следователь трусливо сбежал. Он еще и тогда, пока не уехал вместе с арестованными, боялся подходить ко мне, мгновенно исчезая из моего поля зрения, стоило нам встретиться глазами. Он тоже не миновал расправы со стороны Лады Олеговны. Возможно, ему пришлось еще хуже, чем "генералишке", и, скорее всего, потому, как я узнал позднее, что Алексей Игоревич был учеником Степаныча, когда они работали в одном городском отделе. А не разрешил он нас отпустить, по его словам, потому, что: во-первых, рассердился на нас за то, что мы сбежали; во-вторых, за то, что бросили женщин одних; в-третьих, как он сказал, "пусть немного помучаются, почувствуют, почем фунт лиха, хватит уже в игрушки играть". Степаныч тоже долго с нами говорил о том, что, сбежав из гаража, мы поступили по-детски, хотя... Тут в его глазах мы заметили смешинку - не сбеги мы из подвала, главарь мог и уйти! Не всегда даже очень тщательно продуманная операция проходит гладко, случайностей редко приходится избежать.
Теперь, после того, как все закончилось, я уже совсем по иному думаю о нашем деле. Да, конечно, начали расследование мы, но, как это случалось и раньше, без участия милиции у нас бы ничего толком не получилось. Мало того, мы могли пострадать сами, а, еще хуже того, могли втянуть в беду и наших девчонок. Теперь мне было даже страшно представить, что бы было с нами, если бы мы вышли один на один с оголтелой бандой преступников. Не дай бог, если бы мы оказались свидетелями их разбоя! Нас бы уничтожили, даже мокрого места бы не осталось.
Конечно, можно успокаивать себя, говоря "ну, кто же знал?", но... Тот остро заточенный клинок Садыка у меня до сих пор перед глазами. Нам просто очень повезло, что было темно, и мы в момент броска нагнулись. А иначе бы...
С артистами, которые так здорово скопировали нас, сымитировав отъезд хозяев с гостями, мы теперь друзья. Они нас называют не иначе как героями. Мало того, вызнав, что в школе нас называют "командойлами", знакомят меня со своими друзьями так: "Знакомьтесь, это наш герой-командойл Стас!". Звучит немного коряво, но вполне достойно. Правда, потом ко мне пристают с расспросами, почему да отчего "герой-командойл", из-за этого приходится скромничать, хотя это тоже приятно.
Украденные вещи все вернулись по своим местам. Другие жители, что собирались уехать в тот же день, тоже были хитроумно спрятаны, потому, выйдя из убежища, все свои вещи они быстро опознали, и потерь не оказалось.
Кони, что мы увидели в лесу, тоже предназначались для транспортировки части краденого через зимник. Когда мы встретились с "рыбаками" в доме, где шел предварительный допрос, тот дядька, что шуганул нас от реки, криво усмехнулся, и я, наконец, узнал его. Он как-то привозил нам сено и затребовал за подвоз такую цену, что мама потом даже плакала от отчаяния. Преступники, они даже в мелочах преступники. А кличку его я услышал во время допроса. Оказалось, что это и есть тот Банан, которого разыграл Степаныч.

Экзамены, как это ни странно, мы сдали вполне прилично. Сейчас кажется, что в том маленьком селе мы прожили чуть не месяц, а на самом деле всё произошло в течение недели, так что, вернувшись домой, мы со всей силой налегли на подготовку, тем более, что с нашими девчонками иначе было бы и невозможно.

ПРОЩАНИЕ

А в тот последний вечер Степаныч, в очередной раз подняв бокал с соком, высказал на прощание интересную мысль.
- За неуспокоенность! - седовласый как одуванчик генерал попытался по старой памяти сделать героический вид. - Конечно, проще сидеть дома и на улицу носа не казать. - Он слегка отодвинулся от своей женушки, когда та подняла на него удивленный взгляд. - Но, - продолжил он, - насколько я помню, мы с Ладой Олеговной, - он сделал еще шажок в сторону, - заметили, что из нашего поля зрения исчезали как раз те люди, кто решил самоуспокоиться и засесть в норку, чтобы никто им не мешал и не тревожил. Странно, да? Люди решили посвятить жизнь себе, а ничего хорошего из этого не вышло. И наоборот - те, кто до последнего удара пульса не давали ни себе, ни окружающим покоя, вечно чем-то были заняты, казалось бы, на пустом месте создавали себе проблемы, а потом героически их разрешали - те обычно жили столько, что испивали свою чашу жития до дна. - Степаныч скосил голову и хитро взглянул на хозяйку дома. - Вот и ладушка моя не даст соврать - я всегда такой!
Все посмотрели на женщину, а Лада Олеговна - наконец-то! - впервые за этот вечер улыбнулась и махнула рукой.
- Да, вот уж в этом ты прав - создавать трудности ты мастак, - она вдруг притянула к себе муженька, обняла его и добавила под общий смех, - а разрешать их приходится нам обоим!

В тот же вечер хозяева нарассказывали нам о себе такого, что мы еще долго удивлялись - какая у людей бывает интересная и увлекательная жизнь! Степаныч, оказывается, имеет множество медалей и орденов, очевидец всяческих событий в горячих точках. Да и сама Лада Олеговна успела по роду своей медицинской службы побывать в таких местах, где жизнь ходит в обнимку со смертью.
- Как видите, судьба нам не дает расслабиться и здесь, в тихом таежном поселке. В вашем лице она преподнесла нам возможность вспомнить молодость и помочь предотвратить еще одно преступление. Теперь мы с вами друзья. Приезжайте к нам в любое время, мы всегда будем вам рады!

Расставаясь с этими милыми людьми, сидя в лодке, что все дальше относила нас от уже родного нам берега, Настя вдруг сказала:
- А знаешь, вы очень похожи - Степаныч и ты. Не лицом, конечно, а... - она немного помялась и продолжила, - а характером. В нем и в тебе сидит вечное стремление к приключениям, вы не можете жить спокойно, вы во всем видите тайну, загадку. И мне это нравится!
Она опустила ладонь в воду и зачерпнула горсть чистой речной воды.
- А еще тебе очень... - она хитро так посмотрела на меня, - очень нравлюсь я. Ведь да же?
Она засмеялась и выплеснула на меня воду из ладошки.

Таким мокрым и счастливым я встретил это наше счастливое лето.

image004

1 Сплетня - (ударение на последнем слоге) местное название рыбацкого настроя, у которого к леске привязаны несколько обманок, от чего иногда после неудачного заброса в реку или от отчаянных рывков пойманной рыбы они так запутываются - сплетаются, что распутать их бывает невозможно.
2 Бадан - широколистое растение, сухие листья которого используются для чая.
3 Талина - приречной кустарник, тальник.
4 Калба - черемша по-местному, таежный лук, имеющий запах чеснока.
5 Коремат - пенополиэтиленовый палаточный коврик.
6 Ихтиандр - морской житель.
7 Дровянник - сарай, где хранятся дрова на зиму.
8 Гарнитура мобильного телефона - разного рода приспособления, для соединения мобильника и компьютера в частности.
9 Мушки - рыболовные обманки, имитирующие порхающих насекомых.
10 Пенпал - друг по переписке в интернете.
11 Кандык - растение со съедобными корнями, распространенное на Алтае, цветет весной фиолетово-розовыми цветами
12 Реп-шнур - альпинистская прочная веревка.
13 Рекогносцировка - изучение местности и корректировка планирования воинской операции.
14 Акцептор - донор и акцептор, дающий и принимающий.
15 Садык - по-узбекски товарищ.
16 Чуни- большие калоши с пришитыми к ним брезентовыми голенищами.
17 Совет в Филях - знаменитый военный совет во главе с фельдмаршалом М.Кутузовым перед Бородинским сражением. Проходил он в селе Фили под Москвой.
18 ТОСОЛ - автомобильная жидкость для охлаждения мотора.
19 Бродни - резиновые сапоги выше колен.
20 ОБЖ - школьный учебный предмет "Основы безопасности жизнедеятельности".
21 Каннибалы - людоеды.

 

У вас недостаточно прав на комментирование

.