23 | 07 | 2018

Стихи и песни. Походный период

СТИХИ. ТАЕЖНЫЙ ЦИКЛ

rhu567u567

 

ПО САЯНАМ *

Идем мы по Саянам,
А в наших рюкзаках
Нехоженные тропы
В болотистых горах.
На наших подбородках
Мужская борода,
Течет по нашим глоткам
Студеная вода.

Идем мы по Саянам,
Сухарики жуем.
Нам в спальниках прохладно, 
Тепло под рюкзаком.
И кленная лайда 
Нас выдержит вполне
На бешеной Саянской
Приветливой волне.

Идем мы по Саянам,
На веслах и пешком.
Ревущие пороги 
Проходим напролом.
Наташка нас качает,
Как крепкое вино,
И мелкие заботы 
Спускаются на дно.

Уходим мы с Саянов
Прощальною тропой,
А горные вершины
Качают головой.
Им, может, непонятно,
А нам уже вполне,
Что и будущее лето
Мы встретим на волне.

Западный Саян, р.Дотот, 1976 г.

ХАРИУС

Конечно же, рыба- основа рыбалки, 
Но все же главнее, конечно, другое. 
И все это только тогда понимаешь, 
Когда вдруг представишь, 
С чем связано это.

Не всякая рыба вкусна, 
Даже хариус пресен, 
Коль пойман он рядом, возле места жилого. 
Совсем по- другому он вкусен и нежен
В горах, под дождем, в костре испеченный.

. . . Его восхищающий всплеск на пороге
Рождает азарт, восходящий из сердца. 
Не злоба, не хищность владеют сознаньем- 
Возможность с природой померяться силой.

Хватает наживку он тоже в азарте. 
Тогда начинается схватка! Сраженье! 
Рывки его бешены. Яростью к жизни
Людей поражая, он бьется со смертью. . .

И грохот порога, и мягкость туманов, 
И светлого леса неспешная мудрость
Тебя окружают. Тебя поднимают! - 
Над серостью жизни, над узостью мысли.

И вкус этой рыбы- на грани блаженства! 
Он- запах тайги, он- порога гуденье. 
В нем- радость победы, в нем- таинство жизни, 
В нем- все, что дано человеку с рожденья.

Тофалария, р. Кара- Бурень.


СОЛНЦЕ В ТАЙГЕ.

Мне надоело в спальнике лежать, 
Я вылезаю, сон в мешке оставив. 
Да разве можно солнце не встречать
В сырой тайге, где чаще сырость с нами? !

. . . Оно встает! Меж кедровых ветвей
Его лучи туман озолотили. 
Горит огнем на северной скале
И жжет теплом ковры болотной гнили.

Насквозь пронзив реку лучом- мечом, 
Открыл камней омытых самоцветье, 
И хариус, разбуженный лучом, 
Взлетел в волне блестящею ракетой.

Передо мной алмазная река
И изумрудных берегов волненье. 
Да! Нужно утром солнышко встречать, 
Чтоб не проспать свое перерожденье.

Тофалария, р. Уда.


СОН

Какой был сон! 
Какое было чудо
В подножьи гор, 
на краешке тайги, 
В избушке маленькой, 
у маленькой печурки, 
Под бормотанье тихое реки.

И в этом сне, как в сказочном виденьи, 
Искрились горы звездной синевой, 
И разливалось негой наслажденье, 
Снимая тяжесть. А какой покой

Царил вокруг! В туманном беспредельи, 
Среди неспешной, мудрой тишины
весь мир затих. . . 
И только лишь свеченье
далеких звезд
Входило в наши сны.

. . . Седая ночь ушла тропой незримой. 
Легли в траву несмелые дожди. . . 
Какой был сон! Какое было чудо! 
Но день пришел, 
и сказка позади.

Восточный Саян.


КОСТРУ*

Когда тропа сбивает ноги, 
И плечи ноют до утра, 
Тебя согреет обаянье
Благословенного костра.

Он нас согреет и обсушит, 
Украсит наши вечера. 
Да только коротки мгновенья
Благословенного костра.

Пусть скажут- отдых не работа, 
Походы ваши- суета. 
Снимает тяжесть с плеч забота
Благословенного костра.

Страшны приятельские козни, 
А тяга к другу так остра! 
Найти друзей ты сможешь возле
Благословенного костра.

А если вдруг слеза подступит, - 
Она всем горестям сестра! 
Все верно, друг. Она от дыма
Благословенного костра.

Восточный Саян, р. Кадыр- Ос.

ВДВОЕМ*

В то год, так получилось, мы ушли вдвоем
В Саянские отроги, в таежный бурелом. 
Неласково нас встретил, что с него возьмешь, 
Занудливый и беспощадный дождь, дождь, дождь. 
Пр. А мы вдвоем костер зажжем, 
О солнечной погоде поем, поем. 
Тайга, река, костер с чайком, - 
Друзьям немног надо, 
Чтоб побыть вдвоем.

Испытывают годы нас с тобой, друг мой, 
Разлуки, непогоды, да и шар земной. 
А мы с тобою возле одного костра, 
И брат нам- лес таежный, и река- сестра.

Пройдет и это лето, и на целый год
Лишь почта ненадежно нас с тобой сведет. 
Но снова будет лето, снова шар земной, 
Округлый как рюкзак сведет меня с тобой.

Тофалария, р. Кара- Бурень.


ГОРЫ*

Лишь над горами время не властно. 
Легкое облачко никнет к скале. 
А над горами только лишь небо, - 
Выше, чем все, что на нашей Земле.

Горы над всем, что людей окружает. 
Где уже жизни не каждый и рад. 
Там, у подножий, вранье процветает. 
Здесь, у вершины, все чище в сто крат.

Ссоры и сплетни людей унижают. 
Слепо живем, как судьбой суждено. 
Чтобы стать чище, надо в горы подняться. 
Только не каждому это дано.

Встаньте с зарей и тропе поклонитесь. 
Выше к вершине ясней небосвод. 
Над суетой, над собой поднимитесь. 
Двигайтесь в жизни лишь вверх и вперед.

Лишь над горами время не властно. . .

Тофалария, р. Уда, табор Худоноговский.

ПРЕОДОЛЕНИЕ.

В человеке непознано много дурного и доброго. 
Исчерпаема вряд ли наука о таинствах тела и духа его. 
Свято верую в то, что над каждым из нас светит яростно
Преодоления свет, нестребимая жажда свершения.

Нет, не каждый в себе обнаруживает вовремя
Эту страстную тягу к борьбе, к испытаниям. 
Но познавший хоть раз восхищенье победою, 
Будет снова и снова искать для сраженья ристалище.

Многотруден туризм. Это тяга природы волнующей, 
Это путь к возвращению в лоно ее миротворное, 
Возвращение к искренней радости, нами отогнанной, 
Но! Сегодня возвращение к ней- преодоление!

Преодоление вязкой, пустой повседневности, 
Преодоление забот, исходящих от лености, 
Преодоление себя, собою же созданного, 
Преодоление досужих советов неискренних.

Не от тщеславия единого ходят походами
Убеленные проседью и совсем еще юные. 
И не отдыха ради, в курортном понятии, 
И не ради рискованных, острых случайностей.

Преодоления дух тянет в горы и тундры! 
Только труд, даже бой- ежедневный и тягостный
Им несет ощущение истинной радости. 
Суть победы лишь там ощущается истинно.

. . . Не сражаешься ты и обходишь сражения- 
Оглянись на себя, ты помечен старением.

Тофалария, р. Джуктыр.

ОДА ЗИМОВЬЮ

Прекрасны дождь, и сырость, и туман, 
Прекрасна сырость спальника, 
Прекрасна гниль портянок, 
Коль пред тобой не грезы, не обман, 
А скромный домик- 
Лиственичный замок.

О, как ты мал! 
И как убог уют! 
Тут прогнивают стены, 
Там прогнивают нары. 
Но как тебя порою ждут
Изведавшие дождь и холода кошмары!

Пусть разъедает дым
Слезливые глаза. 
Пусть не горит кедрач
И трухляки чадят, но! - здесь тепло, 
Я больше бы сказал, - 
Здесь рай душе, испробовавшей ад.

Тому б строителю, 
Что сладил зимовье, 
Поставить рядом бюст, 
Или доску пристроить. 
Пусть каждый, испытавший бытие
Таежной жизни, имя то запомнит.

. . . Хочу поверить
Простенькой мечте, 
Что где- то на краю
Моей нелегкой жизни
Мелькнет избушка в серой темноте
И даст тепло, и взглянет с укоризной.

Тува, р. Чангыс- Ама.

ЧАЙ*

Стоит в котле, наваристый и терпкий, 
Храня в себе заманчивость утра! 
Ведь чай- не просто средство и таблетки, 
Он словно праздник нашего костра.

Бывает, что для чая льют посуду
И пьют его под грипп или цынгу. 
Но чай- не просто средство от простуды, 
Он что бальзам идущему в тайгу.

И пьют его при стуле очень жидком, 
Им жгут ковры и впалые глаза. 
Но чай не просто быта пережиток, 
Он божество для каждого из нас.

К нему, конечно, надобна привычка, 
Чайком сжижа не балуй на миру! 
Ведь чай- не просто рыжая водичка, 
Он был и есть царем в любом пиру.

Вот он стоит, томящийся как в клетке. 
Какие силы он в себе таит! 
Ведь чай есть чай. Наваристый и терпкий, 
Он просто чай. Но что за ним стоит!

Тофалария, р. Гутара.

ПОХОДНАЯ БАНЯ


Баня в тайге- что бывает прекрасней! - 
После сражений с тропой и собой. 
Кажется все так просто и ясно- 
Камни, парок и ведерко с водой.

Все вроде просто, но то из далека, 
Где сауны, и вобла, и пивко. 
Здесь же, в тайге, нас волнует не только
Старенький сруб с лиственичным полком.

. . . Вот постепенно волненье всплывает
Пихтовый веник под мышкой дрожит, 
Банщик водицей на камни плескает, 
Баня- как облак горячий парит!

Ох и жара! Даже ноги не зябнут. 
Пихтовым маслом лоснится рука. 
Вейся, парок, по мускулам дряблым, 
Жди наших тел, ледяная река!

Бух! 
Ох- хо- хо! 
Зажимает клещами. 
Прочь харюза! Таймеши, берегись! 
Празднуем мы нехудыми мощами
Бодрости праздник. 
Да здравствует жизнь!

Даже мошка чистых нас уважает, - 
Ест без приправы, всырую, живьем. 
Наши тела после бани ласкает
Славный чаек с запашливым дымком.

. . . Все вроде просто- таежная баня. 
Главное, люди, конечно, в другом- 
Где эта баня, какие там камни, 
После чего и что будет потом.

Тофалария, р. Хатага (приток р. Уды)

МЕЖДУ ПИХТАМИ, ЕЛЯМИ

Между пихтами, елями пели мы, млели мы. 
Между небом и скалами радость искали мы. 
Наши беды домашние стали вчерашними, 
А заботы вчерашние без вести павшими.

Солнце скрылось за тучами быстро, заученно. 
Чище стали сомнения, помыслы, мнения. 
За горами туманными были мы странными, 
Между скальными стенами стали яснее мы.

Мы для всех несознательны- слишком мечтательны, 
И живем как приходится- деньги не водятся. 
Все богатство наличное, многим комичное, 
Осторожно и бережно носим в душе.

Растворились мы в просини ласковой осени. 
Распластались мы в заводях блестками наледи. 
В этих далях задумчивых дни наши лучшие, 
В шуме рек, в красках радуги- дни нашей радости.

Нам в богатство отложены тропы таежные
И речные блестящие волны летящие. 
Нежностью лиственниц души насыщены, 
В кедровых чащах мы- настоящие!

Бурятия, пер. Хул- Гойше.

ХАРИУС ПЛАВИТСЯ!

Хариус плавится, время желанное, 
Радость рыбацких страстей. 
Спининг, кораблик, пора долгожданная
В мире больших скоростей. 
Речка таежная, в скалах летящая, 
Чудную рыбу хранит. 
Кедры и лиственницы, тайга шелестящая, 
Радуют наш аппетит. 
Хариус, хариус, жареный хариус! 
Гляньте в лицо моим ждущим товарищам
И догадаетесь- хариус!

Прямо у скал костерок разжигается, 
Тянет уютным дымком. 
Хариус рядышком, ждет дожидается
Встречи с горячим огнем. 
Где- то сухарь топором разбивается, 
Масло в жаровне кипит. 
Повар наш, Саша, костру улыбается, 
Чудо руками творит. 
Хариус, хариус, жареный хариус! 
Глянь на скелеты голодных товарищей
И догадаетесь- хариус!

Вот он лежит на весле желтым золотом, 
Прет неземной аромат. 
Солнце и дождь нам с небес улыбаются. 
Пора и ребят созывать. 
А вот и они, все в предчуствии праздника, 
Как на свиданье спешат. 
И. . . 
началось. . . 
животворное таинство. . . , 
Пальцы на солнце блестят! 
Хариус, хариус, жареный хариус! 
Гляньте в лицо моих жрущих товарищей
И позавидуйте- хариус!

Тува, р. Хамсара.

ПУТЬ ДЕРЖИ В НЕПОГОДУ

"Кара- Бурень" в переводе- Черный Медведь. 
Прозрачна вода в этой горной реке. 
Но поняли мы ее черную суть- 
По- черному нынче ютит нас она.

. . . Мы солнца забыли живительный свет, 
Ползем в рюкзаках сквозь гнилые туманы. 
Они, между прочим, растут под ногами, 
По склону взбираясь, нас сыплют дождями.

Конечно, в такую погоду идти, 
Неся за плечами полцентнера, легче. 
И рады мы, вроде. В жару тяжелей. 
Но хочется все же и ласки от солнца.

Как дымом затянуты грозные горы. 
Грохочут ручьи дождевою водою. 
А бродить их так неудобно и тяжко, 
Скользя по камням и срываясь в водицу.

Сквозь мокрый багульник продираться не лучше. 
И тонет сапог в переводненных топях. 
Но как же приятно в предельном изморе
Низвергнуться навзничь в сырую прохладу!

Горящие плечи, спина, поясница
Во влажной перине тихонько отходят. 
Багульник дурманит, сознание глушит, 
Увядшие силы бодрит ароматом.

А если бы жар? Если б солнце ярилось? 
Где б взяло прохладу горящее тело? 
И вывод один- путь держи в непогоду. 
Не всякое солнце сулит наслажденье.

ПРИМЕТЫ

Невольно не веришь в надежность прогнозов, 
Когда три недели сплошные дожди. 
Тут впрямь ожидать среди лета морозов. 
Со скуки дойдешь до прямой ворожбы!

А стать суеверным тут проше простого:
Носки постирал- слышь, дождь зашуршал! 
Убрал во дворе- наводнение снова, 
Посуду помыл- град застучал.

И вот выбираешь из зол подобрее. 
Почистил бы зубы- вз"ярится река. 
А голову вымыть- нет горя страшнее, 
Враз смоет поселок! Жди солнца пока.

Вот выскочит солнце, тогда. . . осторожно. . . 
Умойся (без мыла! ). . . взгляни в небеса. . . 
Коль все обошлось, тогда смело можно
Намыливать шею, скрести в волосах.

Вот так, суесловы, попы, богословы! 
Погода теистами делает нас. 
Лишь баня смывает суеверья основы. 
Помыть бы портянки. . . 
Но солнце сейчас!

Тофалария, поселок Алыгджер.

САЯНСКАЯ ПОГОДА*

Накануне было жарко, 
Тридцать градусов в тени. 
По лицу ползли кусаки
И клевали таймени. 
А сегодня- что такое? 
Почему кругом светло? 
Будто кто разлил сметану, - 
Столько снегу намело.

Саянская погода
Капризна как мамзель. 
То дождь, то снег, то солнце, - 
Сплошная карусель. 
Подснежниками сразу стали
Все цветы, что не пропали. 
И я торчу, башкой кручу, 
Щиплюсь и хохочу.

Ничего не знаю лучше, 
Чем в июле снегопад. 
Там и сям среди сугробов
Колокольчики торчат. 
Возле скомканых палаток
Ни мошки, ни комаров. 
И течет между лопаток
С ветки рухнувший сугроб.

Шелестит снежок по крыше. 
Дрожь гуляет по спине. 
Я стою между сугробов
И мечтаю о весне. 
Если снег пошел в июле, 
Значит, скоро Новый нод! 
В декабре весна начнется, 
В феврале все расцветет!

Восточный Саян, р. Уда.

ХОРОШО!

Над тайгой заискрилась синяя звезда. 
В тальнике мурлыкает спящая вода. 
Закурю махорочки, привалюсь к пеньку, 
Протяну усталые ноги к огоньку.

Где- то по- домашнему городской уют. 
Пиво настоящее с сыром продают. 
Плотненько поужинал, на ночь порошок. 
Ельнички- березнички, как там хорошо!

Люди торопливые там и сям снуют, 
Девочки пугливые газировку пьют. 
А кругом скамеечки, урны- чистота! 
Где же ты, то времечко? 
Где ж ты, суета?

Вот сезон закончится, я вернусь в свой дом. 
Задом к ощущениям, к миру передом. 
Снова все воротится- тишь да благодать! 
Снова буду к праздниками водку закупать.

. . . Только знаю- девочки мимо пробегут. 
Пиво будет теплое. Сыру не дадут. . . 
Дым над речкой стелется, греет костерок. 
Ельнички- березнички, как здесь хорошо!

Бурятия, р. Зун- Холба.

МАКУШКА ЛЕТА
Иринке.

Ты не можешь глаз поднять, как ни странно. 
Расстаемся мы с тобой слишком рано. 
Мы уходим по тропе в глушь лесную. 
Мы уносим в рюкзаке грусть земную.

Ты не смотришь мне в глаза, взгляд отводишь. 
Как любовь- злодейка зла, ты уходишь. 
У таежного костра песня спета, 
Разгорается июль, макушка лета.

Пусть останется письмо без ответа, 
Только песня о тебе все же спета. 
Умываемся водой чистой, звонкой. 
Речка скачет по камням как девчонка.

Я вернусь, когда туман разойдется. 
И любовь твоя ко мне вновь вернется. 
Мы покинем край лесной- до скорой встречи! 
Пусть нам будет твой покой сниться вечно.

Тофалария, п. Алыгджер

СВЕТСКИЙ РАЗГОВОР
Идея подброшена Алешей Качариным.

Мадам, не в вашем будуаре, 
В столь утонченной обстановке, 
Вести рассказ мне о Саянах, 
Дождях, зверях и о штормовке. 
А я совсем не моветон, 
И этикетом не подбитый. 
Но! Люди там живут, пардон, 
Без галстуков и непобриты. 
(Мадам, скажу Вам, между прочим, 
Мне поначалу снился Сочи).

Там тьма вульгарных выражений, 
А политес весьма несносен. 
На всплеск чихательных движений
Предложат вам оглоблю в носик! 
Нет храмов Геры, Аполлона, 
Понятья в ордере- ужасны! 
Архитектура там топорна, 
Но с топором шутить опасно! 
(Смешно, мадам, но между прочим, 
В избе теплей, чем в вашем Сочи).

Там в избах много вредных газов, 
А "Марлборо" совсем не в моде. 
Там чай, пардон, пьют в ночных вазах. 
А туалет у них- в природе. 
Быть может я не так воспитан, 
Но как же можно- Боже мой! , - 
Подать сервиз совсем немытым, 
А водку заедать смолой? 
(Не хмурьтесь, мэм, и в вашем Сочи
посуда вымыта не очень! ).

Там в зоосаде нет порядка. 
Там звери кушают людей! 
Ах, мне, мадам, немного гадко
Представить, как Вас жрет злодей. 
Там нет совсем- какой пассаж! - 
Отхожих мест! А саквояж? 
Представьте, мэм, с таким мешком
Я был последним ишаком! 
(Мне смех Ваш скучен, между прочим. 
И плевал на ваше Сочи. 
А если мой рассказ не очень, 
катитесь к черту с вашим Сочи! ).

Тофалария, р. Гутара.

А Я В БАНЬКУ ХОЧУ! *

По тропе глухой, таежной
Я шагаю осторожно. 
И накручиваю шаги
На две стоптанных ноги. . . 
А я в баньку хочу! 
Еле ноги волочу. 
Всю тайгу в зеленый веник
С горя перемолочу.


Средь зеленого ярила
Вдруг изба замельтешила. 
Я завзбрыкивал ногами- 
Вижу баньку меж пеньками. . . 
И я баньку топлю, 
И, боюсь, не утерплю, 
Не снимая рюкзака, 
Шпарю веником бока.


Черной пеной сходит пот, 
Даже оторопь берет. 
Эту баньку и полок
В рюкзаке бы уволок! . . 
Я от баньки торчу, 
И от счастья хохочу- 
Чертыхайся, преисподняя, 
Безгрешным жить хочу! 
Жаром- ух! - по загорбку. 
В речку- бух! - нагишом. 
Завтра я любую горку
Буду взламывать бегом!

По тропе глухой, таежной
Я шагаю осторожно. . . 
А я в баньку хочу!

Тофалария, р. Уда, ручей Няндерма.

ТАЕЖНЫЕ СТРАДАНИЯ*

Сухого места не найдешь, 
Палатка промокает. 
А за палаткой хлещет дождь, 
Костер наш заливает. 
В такой момент хоть пой, хоть вой. 
Тоска сковала члены. 
Смеется небо надо мной, 
Ругаться хочется порой. . . 
Давай- ка, друг, по первой!

Вчера был снег, сегодня дождь, 
На солнце нет надежды. 
Ее, погоду, не поймешь. 
Да будь она вся трижды! 
Бренчит гитара, пальцы бьют, 
Дрожат, едри их в корень. 
Мурашки по спине снуют, 
Покрыше капельки бегут. . . 
Давай- ка, друг, повторим!

Уже тепло по всей душе. 
Простора ждет натура! 
Легко живется при дожде, 
Ругал погоду сдуру. 
Плеснем по третьей? - Хорошо! 
Все солнечно и ярко. 
И хорошо, что дождь пошел, 
Что спирт ты вовремя нашел, 
И дождь и все прекрасно!

. . . А утром снова дождь. На мне
Промокло все. Хреново! 
И спальник плавает в воде, 
Моей штормолвки нет нигде. . . 
Слышь, друг, давай по- новой!

Тува, р. Дотот.

СОПАЛАТНИКУ

Подгорбунских Ю.

Мой сосед по палатке, мой спутник ночной, 
Как живут твои кости, с кем ты спишь, дорогой? 
Мы храпели дуэтом под дождем и в жару, 
Мы сбивали дуплетом из ноздрей мошкару. 
Спи, спи, спи, друг мой родной! 
В мокрый спальник залезь с головой. 
Завтра снова пойдем по земле. 
Пусть тебе повезет наяву и во сне.

Помним наши маршруты по стоянкам и дням. 
Спины помнят их тоже. По сучкам да камням. 
Помню, как- то в болоте залегли мы с тобой, 
И в вонючей мокроте ощутили покой.

Сон такой только снится нам в уютных домах. 
Как трещит поясница в этих . . . мешках! 
В тьме бессонного плена вспомни, друг, как тогда
Засыпали мгновенно, и к чертям холода.

Там над нами лишь звезды, за палаткой тайга. 
Ты заросшею мордой чуть вздыхал иногда. 
Ты храпел откровенно. Непокорный судьбе. 
уравьи гоношились у тебя в бороде.

Все ли пролежни вывел, сотаежник ты мой? 
Копчик вымыл от пыли? Залечил геморрой? 
Так до встречи в палатке. Где твой спальный мешок? 
К твоей нежной лопатке мне б прижаться разок!

Байкал

ПИСЬМО ИЗ ТАЙГИ

В. Е.

"Привет, привет, старик! Надысь мне сообщили, - 
Ты глянь- ко! - что тебе годков те 45! 
Ты, это, не спеши, мы так не говорили. 
Я вроде как взаде, не шибко поспешай.

Ты, енто, второпях состарисся, гражданин. 
Шаре те, вон, налил. А жизня- то бежит! 
А ты ить молодой, не суетись- ко, парень. 
аленько погоди, едрит за ангидрит.

Да мы ишшо с тобой тайгишку- те излазим, 
Побразгамся в воде, суму- те потаскам. 
Ты брагу не тово? Пивишка, слышь, изладим. 
И харюзка к ему- и серсу не тоска!

Жона- те как твоя, тебя не шибко брындит? 
Девчошка не замат? А матка не хворат? 
Ты их не повожай, грози почашше вицей. 
Мои, вон, как куря на жордочке сидят.

Товаришшам скажи, пускай не озоруют. 
Ты, чай, не молодой. Года- те, вон, бегут! 
По бабам- то теперь нехай одни гуртуют. 
Ты на печь полезай, хучь кости отойдут.

Ну, енто, прощевай! Пиши, ядрена корень! 
Здоровьишко свое налево не кидай. 
Деньгу не прохиндай, нето замаю шкворень. 
Хоть ты из нас старшой, а мы здоровше чай! "

Чупрову С.

ВСЕГО ТРИ ДНЯ. . . *

Всего- то осталось три дня прошагать по тропе. 
Последнюю новую песню сложить о тебе. 
Всего- то осталось дойти, донести, допотеть. 
Всего- то осталось. . . да сердце устало терпеть.

В небе горит звезда, 
Как прошлый раз, когда
Мы не смогли с тобой расстаться, 
И до утра
Пели нам соловьи. 
Помню глаза твои, 
И на ресницах две слезы, 
Как искры костра.

Ходил в тридевятое царство за счастьем, а зря. 
Чужое там солнце, чужая в рассветах заря. 
Недолго клубок мой катился, утеряна нить. 
Всего- то осталось до будущей встречи дожить.

Слезятся от дыма, разлуки и грусти глаза. 
Не радует здешних небес и озер бирюза. 
Всего- то осталось три дня прошагать по тропе. 
Всего- то осталось дойти, донести, допотеть.

Сев. Байкал, р. Чая. 

У КОСТЕРКА

В избе Якубханова В.

О, суп! 
О, рис! 
О, макароны с мясом! 
О, животворный чай из котелка! 
Ох, не об"есться бы. 
Постой, не надо сразу, 
Давай покурим, друг, 
У костерка.

Чревоугодие! 
Обыденное чудо! 
Тобой займусь я позже, а пока
Ты погоди, не мучай до экстаза. 
Давай покурим, друг, 
У костерка.

Ну, вот! 
Я сыт, 
Наполнен до отказа. 
Не мог свершить
Последнего глотка! 
Пусть подождет
До следующего раза. . . 
Давай покурим, друг, 
У костерка!

Тофалария, р.Кара-Бурень

ТРОПА

Красиво рассказать я не смогу, 
Не хватит у меня на это красок, 
Как по тропе шагают люди сквозь тайгу. 
Как это просто, трудно и опасно.

. . . Все начинается, конечно, с рюкзака. 
Вот он набит коленом, до отказа. 
Раздут, лоснится, будто невесом, 
А подними! Забудешь о здоровье.

Поможет друг, конечно же, в беде. 
С трудом, ругаяся, тебя натакелажит. 
Потом и ты его с кряхтением взнуздаешь. 
И- ну! - пошли, пошли, пошли.

И с первого же шага мысль тревожит:
"Все! Шаг- и брошу. К черту все". 
Но нет, за шагом шаг, вперед, вперед, вперед. 
И вот нога уже идет, не запинаясь.

Интеллигентский жир к такому не привык, 
Стекает с носа, льет между лопаток. 
И кости старые не только не скрипят, 
Они молчат (! ) в смятении под грузом.

. . . Тропа, тропа! Как много ты берешь. 
Отняв покой, берешь еще и память. 
Под тяжким грузом сразу исчезают
Земные страсти, годы и тревоги.

А красота вокруг! . . . 
Но пот залил глаза. 
И все же, голову задрав, вдруг понимаешь, - 
Ведь ради этой яростной тайги
Несешь, кряхтишь, сбиваешь ноги в пыль.

. . . Тропа то вьется в займищах цветных, 
Петляет в травах буйных, пестрых, ярких. 
То тянет в скалы к мшистым валунам. 
Ведет по краю пропасти бездонной.

Живительный ручей медвежьих падей
С кристальною студеною водою
Шумит, поет, летит над валунами, 
И радует глаза, и остужает ноги.

И- горы, горы, горы, горы! 
Гиганты. Памятники миллионнолетьям. 
Одни сверкают шапками седыми, 
Другие взяты в плен тайгой могучей.

И человек пред ними- муравей! 
Под ним тропа как слабенькая нитка, 
Но- вьется! Вьется и ничем нельзя
Ее порвать, пока здесь ходят люди.

. . . Шагают ноги, тщательно ступая, 
Глаза следят за правильностью шага. 
И как на телеграфной ленте
Вся суть тропы, как строчки, выступает.

Вот кони шли на дальние покосы, 
А тут талак прошел, ступая мелко. 
За ним медвежий след с округлой пяткой, 
А там помет в горшек кабарги. . .

Но вот пришел момент, немеют руки. 
На выбор места нет ни сил, ни времени. 
И навзничь валимся во влажный, мягкий мшаник. 
И- пауза. . . Ни мыслей, ни желаний.

Тофалария, ручей Мурхой.

ВОСПОМИНАНИЕ О ЛЕНЕ*

Лена ты моя, подруга ясноглазая! 
Твой туманный взгляд не забыл ни разу я. 
Ты была со мною искренне доверчива, 
Еле успевал ссадины залечивать.

Воду пил с лица кружкою литровою. 
По спине ласкал гребью трехметровою. 
Я ласкал тебя с утра до поздней ноченьки
Так, что до сих пор мозоли кровоточат.

Обнимал тебя я в кружке с чаем смолистым. 
Целовал тебя- потел от удовольствия. 
Я смотрел в твои глаза зелено- синие. 
Мерял глубину тонкою жердиною.

На твоих плечах кашу ел я манную. 
В тихих рукавах хаживал с берданою. 
Коль в твои об"ятья часом попадался я, 
От твоей любви спиртом согревался я.

Я тебя люблю, зазноба моя дальняя. 
Лена ты моя, река моя печальная. 
Я навеки твой, турист- бродяга вечный. 
Позови меня, я жду с тобою встречи!

Сев. Байкал, р. Лимпея.

ТУРИСТ*

Лашову П.

Весь в поту и в паутине, 
От натуги синий, синий. 
Рюкзачок под пятьдесят. 
С головы космы висят. . .

Что же это за артист? 
Не поверите- 
Турист!

Он кряхтит как сивый мерин, 
Он мамуле не поверил. 
Он стремился отдохнуть, 
Толстомордым вышел в путь.

А теперь дрожит как лист. 
Боже, кто это? 
Турист.

Он забыл об этикете, 
О продуманной диете. 
Ест и корни и траву, 
Бросил думать про халву!

Далеко лицом не чист, 
Нестерильным стал
Турист.

Он придет к родной мамаше, 
Отойдет на манной каше. 
Грязь отскоблит, фрак найдет, 
Вспомнит вилку и поймет:
"Лишь только тот способен понять
достижения культуры, кто хоть раз
уходил от нее и от мамули".

Тофалария, р.Кадыр-Ос

ЧЕМ Я БОГАТ*

Ты ждешь, что годы минут, 
И страсти укладутся. 
Чтоя рюкзак свой скину. 
А дороги? Обойдутся? 
Войду в халат домашний
И шлепанцы накину. 
И стану весь вчерашний
В беспечной паутине?

. . . А где- то там, в таежных, 
Кедровых глухоманях
Хрустальные озера
Трясиной вдруг затянет, 
И солнечные горы
В туманах задохнутся, 
И радостные звезды
Без песен разбегутся!

Не будем спор вчерашний
Мы продолжать впустую. 
Прими моею страстью
Мечту мою простую. 
Ведь то, что не увидишь, 
Понять не сможешь сразу. 
А чудо не опишешь, 
И в песне не расскажешь.

Ты сможешь дать совет мне, 
Коль мы с тобою вместе
Объедем те широты, 
Где ветер вторит песне. 
Где росные рассветы
И тихие закаты. 
Играют в красках спектра
Речные перекаты. 
Поймешь ты тягу сердца
К таежному раздолью, 
К зеленому веселью
И неба синеве. 
Прикосновеньем к чуду
Я становлюсь добрее, 
А тем зеленым раем
Я только и богат.

р.Урик

* - песни.

И.Истомин. Таежные стихи. Сборник.

 

 

У вас недостаточно прав на комментирование

.