22 | 07 | 2019

ТАЕЖНЫЙ АНГЕЛ. РОМАН. ЧАСТЬ 4. ГЛАВА 4

angel

Глава четвертая

1329054988

ВСТРЕЧА И ПРОЩАНИЕ

 

Экскурсия в зиму.

Ночь пролетела в одно мгновение. Открыв глаза и взглянув на то место, где должна быть Лизка, удивленно отметил, что сегодня она опередила меня, и скорее всего, опять булькается в теплице. Олег обозначил сегодняшний день как выходной, потому можно было вволю поваляться.

Но поваляться не удалось. Лиза влетела в спальню словно вихрь.
- Вставай, лежебока! Олег уже теплую одежду пакует. Быстро завтракаем и уходим!
Вот те на! Я уж и забыл, что существует теплая одежда.
- И куда он собрался? И при чем здесь мы?
Я ухватил девчонку за руку и вознамерился ее обнять, но Лизка выскользнула из моих объятий.
- Ты же не знаешь ничего! Мы идем в горы, туда, где снег, где солнце!

Сборы были недолги. Распределили теплую одежды, лыжи в охапку – и вперед.
Зайдя за дом отца Леонида, мы вышли на дорогу, ведущую куда-то вверх. Постепенно дорога перешла в тропу, которая тоже повела нас в гору. Петляя в кустах, она забирала все выше и выше. Наша пятерка в составе Олега, Юры, Егора и нас с Лизой размеренно вышагивала по тропе. Тигренок Матрос, сопровождавший нас почти от самого поселка, все время рыскавший неподалеку, постепенно исчез. Видимо, миссию свою по охране нас от диких братьев наших меньших, не отказавшихся бы при случае испробовать нас на вкус, он посчитал выполненной. Хозяин тигра, Силантий, помахал нам рукой, и пошагал обратно вниз.

Постепенно тропа начала втягиваться в облака, постоянно висевшие над долиной. Воздух стал влажным, а потом стал понемногу свежеть. Под нашими теплыми одеждами в начале пути было довольно жарко, но сейчас жарко уже не было.

Туман облаков стал все более редеть, потом сбоку в нем образовалось большое светлое пятно, которое чуть ли не с каждым шагом становилось все более ярким.
Наконец совершенно неожиданно в глаза резанул солнечный свет. Оказывается, мы уже стали забывать, насколько ярко светит солнце!
- Возьмите. - Олег протянул каждому темные очки. - Для живущих в Долине они необходимы. По рассказам отцов первые ходоки нередко слепли, попадая под солнечные лучи, не понимая, почему. По дороге в Долину очки не нужны, а вот в дорогу в Усть-Нару без них никак. Исключая, правда, ненастные дни.
Ноги уже ступали в снегу, которого становилось все больше. Но что меня заинтересовало, тропа была хорошо натоптана. Спрашивать причину такой натоптанности я не стал, ожидая, что в дальнейшем это станет ясно и без разъяснений.

Мужики шагали сосредоточенно и молча, чего никак нельзя было сказать о Лизавете. Та только разве не визжала при виде солнца и белоснежных вершин вокруг, выраставших все больше с каждым нашим шагом.
- Невероятно! Там, внизу, вечное лето, а здесь вечная зима! А красотища какая! А небо! Я такого синего неба не видала никогда! Смотрите, смотрите, а там самолет летит.

Допустим, насчет того, что она такого неба не видела, тут она явно привирает. У нас в Горном Алтае такого неба навалом. А вот насчет самолета… я тоже долго смотрел на его след. Прожив в Долине не такое уж продолжительное время, стал отвыкать, что где-то в мире летают самолеты, плывут корабли, запускаются ракеты.
Внизу, в Долине, был свой космос, своя жизнь, будто цивилизация, неумолимо превращая Землю в вытоптанную планетку, нечаянно исчезла, оставив земную природу в покое. Живя в раю, невольно начинаешь думать, что и вся Земля такая же, нет ни бед, ни войн, кругом сплошная идиллия и божья благодать. Но увы, след самолета подсказывает, что нет, цивилизация все так же "победно" шагает по планете.

Наконец, мы поднялись на перевал. Отдышавшись, я стал осматриваться. Отсюда было хорошо видно, что скалы, окаймлявшие Долину, создавали между ними большую чашу, а сами были крутыми внутрь и пологими наружу. Предположение о том, что Долина - это дно вулканической воронки, стало очевидным фактом. Чуть дальше горы были сплошь. Это, если смотреть на солнце, слева. А справа гор не было.
- Там течет Лена, на которой и стоит село Усть-Нара. Там живут и те, кто родился в Долине, но не смог у нас прижиться, и те, кто собирается к нам, чтоб здесь обрести свою семью и жить счастливо.
Егор поводил рукой в варежке, показывая на горы, на Ленскую равнину, и на правах экскурсовода рассказывал нам об окружающих красотах. Лиза засыпала его вопросами, поминутно восторгаясь тем, что ее окружало.

Меня тоже восторгали окружающие нас хребты, сверкание их белых вершин и укрытые тенями провалы ущелий, но вопрос, почему тропа в глубоком снегу так хорошо утоптана не покидал меня.
Ее утоптали охотники или искатели минералов? Или ее постоянно вытаптывают звери? Тот же Матрос, например. Вряд ли тропа протоптана ходоками. Насколько я знаю, путь в Усть-Нару в это время года невозможен. Да и в Долину вроде никто оттуда не приходил, хотя как-то нам говорили, что скоро придет группа молодежи из Усть-Нары. Но праздника встречи с вновь прибывшими не было, это я точно знаю.

Странно, но спрашивать об этом мужчин, что сидели на валунах и о чем-то говорили меж собой, казалось мне… несвоевременно, что ли. Неожиданно Егор встал и, водрузив лыжи на плечо, зашагал по тропе дальше. Остальные смотрели ему вслед, и мне показалось, на их лицах просматривалось какое-то неясное сомнение.
Лизка же, совсем на тропу не смотрела. Она восторженно таращилась на окружающий нас мир с таким телячьим восторгом, что, казалось, дай ей крылья, тут же умчалась бы вдаль парить над горами.
Но все же загадка тропы давила на меня, и я не удержался от вопроса.
- Мы уже пришли, или пойдем дальше?
Мужики замолчали, и Юрий небрежно махнул рукой.
- А что там делать? Горы как горы. Их хорошо и отсюда видно. Лучше надеть лыжи и покататься по склонам.
Не хочет говорить? Ну ладно, пусть будет так.
- А где будем кататься? Тут же снег мягкий, провалимся.
Лиза ткнула палкой в снег, и та провалилась чуть ли не на всю длину.
- Здесь не получится, это точно. А вот там, на северном склоне, снег потверже. там и покатаемся.
Мы прошли еще дальше по тропе, и увидели лыжный след, ведущий в сторону. Пройдя по нему метров пятьдесят, мы оказались на теневой стороне, где снег был более твердым. Видимо, тут еще и метели поработали, потому что наст был таким как надо для катания.

Мы с Лизаветой, конечно же, култыхнулись в снег, не проехав и десяти метров, а вот мужики заскользили вниз вполне уверенно. Особенно нас поразил Юрий. Он выписывал такие виражи, что даже подумалось, что не горнолыжником ли он был раньше? Спустившись на сотню метров, мужики остановились, дожидаясь нас.
Я понемногу освоился, галсы уже получались пусть не изящно, но вполне сносно. Детские катания с наших гор оставили мне довольно неплохие навыки владения лыжами, но вот Лизка…
- Ты что же, ни разу на лыжах не каталась? - Я спросил, хотя знал, что лишь немногие девчонки в школе уверенно владели лыжами. А с гор так никто из них и не рисковал съезжать. Вот сидя на картонке - это да!
- А у меня и лыж-то никогда не было. А в школе мы физру не любили, а по лыжне только шагали, чтоб двойку не получить.
Ну, конечно! Какие лыжи, когда все внимание было направлено на бантики-фантики да любовные записки!
- Ты не съезжай прямо вниз, а двигайся галсами как я. Смотри!
Я демонстративно начал крутить корпусом, разворачивая лыжи чуть ли не на сто восемьдесят градусов, и скользя вниз уступами. Лизка наклоняла голову вслед моим выкрутасам, а потом спросила:
- А у меня хватит сил так поворачивать лыжи?
- На месте вряд ли. Но в движении это делать легче. Давай, пробуй.
Сначала она все так же валилась в снег, но постепенно, на малой скорости что-то стало получаться. Конечно, нормальным спуском это было трудно назвать, но все же продвигаться вниз мы стали быстрее.

Мужики опять нас подождали, и когда мы подъехали к ним. Я спросил:
- Мы снова будем подниматься вверх?
Совсем неохота было шарашиться обратно к тропе. Вот поэтому мы дома, на Алтае, всегда забирались повыше в гору, чтоб потом ехать вниз долго и только при огромном желании подниматься опять в начало спуска. А чаще просто шли домой.
Олег улыбнулся и ответил:
- А зачем? Скоро снег кончится.
И правда! Я глянул вниз, а там снежной равниной стелился слой облаков.
- А я не накаталась! Хочу еще прокатиться. Меня только-только Рома научил, как правильно съезжать, а уже домой.
- Ничего страшного. Завтра можете повторить катание. Юрий поведет школьников на гору, можете с ним пойти.
- А сейчас мы куда? Мы же уехали далеко в сторону.
- В Долину несколько спусков, по одному из них мы и попадем к дому.

Скоро снег закончился, и спускаясь дальше, пройдя слой тумана, мы почувствовали тепло, идущее снизу. Вскоре нам пришлось снять теплую одежду, лето Долины бежало нам навстречу. Опять пошла зеленая трава, а потом и зеленые деревья. Фантастика! Мы опять вышли из зимы и пришли в лето!

Тропа была твердой, и мы постепенно перешли на бег. Семеня ногами, мы быстро спускались вниз. Удивительным было еще и то, что вышли мы как раз к дому Олега.
- Это потому, что та тропа более пологая, по ней подниматься легче. А по этой легче и быстрее спускаться.

Нас уже ждали. Вся семья Олега была в сборе. Варвара начала метать на стол все подряд, вполне справедливо полагая, что после такой прогулки что ни выставь, все будет уничтожено с огромной скоростью. Ребятишки, тоже вовсю работали ложками. Видать, ждали нас, проголодались. Но и болтать языками успевали. Все спрашивали нас, понравилось ли нам кататься на лыжах. Я так понял, что на гору они ходят довольно часто, потому как старший из них прихвастнул, что уже научился ездить на одной лыже. Чуть позже я понял, что лыж в Долине не так уж и много, потому те, кто сломал лыжу, дальше катается на одной.

Через какое-то время тарелки были подчищены и кружки опорожнены. Ребятня сорвалась и улетела из дома.
- Хозяин, а что ж ты бражки нам не предложишь?
Юрий, облизывая ложку, красноречиво собирал стаканы в кучку.
Варя тут же метнулась в сени и вынесла оттуда крутой бочонок.
- Подождем Егора. - Олег положил руку на бочонок. - Он должен скоро прибыть.

- Роман Батькович, а не сбегать ли нам на теплицы?
Лиза хищно глянула на меня, и я понял, что в речке мне опять придется быть атакуемым ненасытной разбойницей.
Девчонка на бегу сорвала с себя одежду и плюхнулась в воду, подняв тучу брызг. Я же решил чуток погодить и посмотреть на фулиганку с берега.
Лизавете, похоже, было хорошо и без меня. Она плавала голенькой, нисколько передо мной не робея, а я любовался ею, в который раз чувствуя радость от того, что встретился с этой феей здесь, в зеленом раю. А Лизка, явно догадываясь, что я в восторге от нее, крутилась и так, и этак, подставляя мне для обозрения все изгибы своего чудесного тела.
Наконец, истинная ее натура возобладала, и разбойница начала плескать в меня водой, явно провоцируя на ответные действия.В этой изумительной речке мы могли булькаться бесконечно, но пора было возвращаться.

Невероятные события.

Егор уже вернулся.
Опорожненные его тарелки стояли в стороне, и он превратился в виночерпия. Наполняя кружки, он взмахом руки подозвал нас и протянул нам наполненные бокалы. Затем встал в позу Наполеона, засунул свободную от кружки руку за пуговицу косоворотки и торжественно произнес, обращаясь к сидящим за столом:
- Товарищи господа соратники! Давайте осушим сии братины в честь наших несравненных Лизы и Ромы. Вы оба были ниспосланы нам высшими силами совершенно вовремя и потому достойны того, чтобы мы трижды восславили вас за это!
Трое мужчин встали и рявкнули:
- Слава! Слава! Слава!

Я уже начал было улыбаться, воспринимая это славословие как шутку, но вдруг с удивлением заметил, что лица мужчин были совершенно серьезными и смотрели они на нас такими глазами, что у меня по спине пробежал холодок.
Лиза тоже, как и я, вначале хихикнула, но увидев, что ни Олег, ни Егор, ни Сергей, ни Юрий даже и не думают улыбаться, замерла в недоумении, удивленно переводя глаза с одного на другого.
Прошло несколько минут. Тишина в комнате стояла оглушительной. Затем мужики выпили, сели и опустили глаза долу. Видя все это, мы с Лизой сидели, боясь шевельнуться.
Что это было? Ведь только что все улыбались и шутили.
И тут такое.
Все будто оцепенели...

Наконец, Олег первым нарушил молчание. Он встал, обошел стол, встал за нашими спинами и, положив руки нам на плечи, произнес:
- Ни вы, ни мы, и никто из жителей Долины не знали до некоторых пор, почему именно вы неведомым способом оказались у нас. Зато теперь для многих вы стали богами и ни один человек не может с этим спорить.
Мы сидели как громом пораженные!
Олег же продолжил:
- Скоро вы вернетесь туда, откуда прибыли к нам. Это случится совсем скоро. Но пока успевайте наслаждаться нашим зеленым раем, продолжайте радоваться нашему теплу, нашим плодам и ягодам, купаться в наших теплицах. Пусть эти дни запомнятся вам как самые счастливые дни в вашей жизни. Наши хмурые лица сегодня пусть не пугают вас, мы так полюбили и тебя, Рома, и тебя, Лиза, что будущая разлука с вами гнетет нас уже сейчас. Смотрите, даже Юра прослезился.
Сидящий напротив нас Юрий сменил хмурое выражение лица на веселое и картинно стал собирать слезинки в ладонь.

- Ну все, все! Хватит кукситься. Егор, наполни бокалы, потому что сейчас произойдет то, чего мы все, а тем более Лиза и Рома долго ждали.
Егор стал волшебничать с бочонком, а Олег, почему-то взглянув на часы, опять обратился к нам:
- Сейчас вы получите то, о чем давно мечтали.
Возникла совсем небольшая пауза, пока Олег всматривался в свои часы, но эти секунды показались мне вечностью. Я не знал, даже не предполагал, что сейчас произойдет, но подсознательно чувствовал, что готовится очень большой сюрприз!
И тут… Олег… вынул из кармана куртки и подал мне… предмет, который я ожидал увидеть меньше всего! В его руке лежал… мобильный телефон!!!

Лизка тоненько взвизгнула и прижала руки к щекам. Вот это был сюрприз!
Пока я обалдело рассматривал мобильник, Лиза уже сообразила, что надо делать, и стала меня тормошить:
- Звони! Ну звони же! Звони скорее!
Она вся трепетала и била мне по руке.
- Ну скорей же! Ромочка, очнись! Набирай номер! Звони своей маме!
Голос Олега совершенно спокойным тоном, будто это было для него рядовым событием, из-за моей спины произнес:
- Набирай три пятерки. Ваши родители уже готовы вас слушать.

Что было потом, описанию не поддается. Оказалось, что родители и родственники мои и Лизы находились в нашем доме на Алтае, слышали нас прекрасно с помощью громкой связи, неизвестно кем и как установленной там же. Мы тоже слышали их прекрасно, потому наговорились вволю.
Радости и их, и нашей не было предела! Говоря со своими, я занимался в основном тем, что успокаивал их, мол, жив и здоров, а они чуть ли не хором звали меня домой. Лизка, та вообще была на вершине счастья и чуть не целовала мобильник, непрестанно взвизгивая, когда узнавала кого-нибудь из родственников.
Олег, все время поглядывая на часы, показывал нам, что все нормально, время еще есть.

И мы наговорились! Точнее, накричались до хрипоты. Мы ведь так давно не виделись! Нам-то с Лизкой было легче, мы оказались в раю. А каково было нашим родителям? Их дети исчезли, пропали, ничего не сказали…
Видя, что Олег поднял руку, мы наперебой стали прощаться, обещая, что скоро вернемся и уж тогда наговоримся вволю.

Связь оборвалась. Олег передал телефон Егору и попросил:
- Передай по линии, что связь была устойчива. Поблагодари и дай отбой. Передай на перевалы, пусть усилители оставят на месте, а сами возвращаются.
И еще подарок
Похоже, мы с Лизкой были в таком шоке, что Юрий воскликнул:
- Счастье свалилось и чуть не пришибло? И как будете жить дальше?
Действительно, мы были так переполнены чувствами, что, можно сказать, раздавлены ими. Лизавета до сих пор была там, со своими родителями и родственниками, потому что не реагировала ни на что. Да и я был в похожем состоянии, потому на заданный Юрой вопрос никто из нас не прореагировал.

- Давайте оставим их в покое, пусть оклемаются. А мы пока на крыльце посидим.
Мужики вышли, а мы с Лизой продолжали сидеть в тех же позах и тех же состояниях и с теми же улыбками на лице.
Лишь спустя довольно продолжительное время первой очнулась Лиза.
- Да… это была фантастика! Ты мог такое себе представить? - Повернула она ко мне свое восторженное личико. - В таком месте и мобильная связь? Невероятно!
- Ну, не совсем мобильная, как я понял… - пробубнил я, все еще вспоминая мамин голос. - Это, скорее всего, радиосвязь. Помнишь, Олег сказал про усилители?
- Да какая разница, радио это или сотовая? Главное, что нам удалось поговорить с родителями и успокоить их.

Ну, конечно! Женщина всегда далека от понимания сути. Для нее главное результат. То есть, адские сложности, как я полагаю, вставшие перед людьми ради того, чтоб нам удалось связаться с родными, выше ее понимания. Но ведь они справились! А как, как они это сделали? Это было выше моего понимания. Удивительно!
Мы опять сидели молча.
Каждый думал о своем.

Стукнула дверь, и мужики вошли в дом.
- Ну, что, успокоились?
- Олег, это было невероятно! - Лиза вскочила с лавки, подбежала к мужчинам, обняла и расцеловала каждого. - Я так счастлива, что мои папа с мамой теперь перестанут плакать, раз мы живы и здоровы. Наверное, нам никогда по-настоящему вас не отблагодарить за такой подарок!
- Ну, что ты! - Олег улыбнулся - У нас связь с Усть-Нарой была и раньше, но вот наладить ее с Алтаем удалось совсем недавно. Сделать это было просто необходимо, и мы рады, что это получилось.
Олег с друзьями сели за стол, и виночерпий Егор опять наполнил кружки.
- Давайте выпьем за вашу радость!
Мы выпили, и я вдруг почувствовал, что мог бы опорожнить бочонок одним махом. Видимо, общение с родными отняло у меня столько энергии, что организм стремился возместить ее большим количеством жидкости.
Лиза, было видно, тоже испытывала сильную жажду, потому что выскочила в сени и вернулась с ковшиком, полным воды, отпивая ее на ходу.

- Но и это еще не все! - Олег показал Егору на бочонок, и тот опять собрал кружки в кучку. - Мы решили сделать вам еще один подарок. Только сильно не волнуйтесь, он попроще, и не потребует от вас больших эмоций.
Лиза опять распахнула глаза и обвела удивленным взглядом четверых бородачей.
- Дело в том, что вы уже давно заслужили право иметь отдельный дом и жить в нем своей семьей. Как раз недавно такой домик освободился, и мы дарим его вам. Прямо сейчас, не откладывая, вы получите его в свое владение.
Сказать, что меня охватила оторопь от того, как быстро сегодня чередуются события - это значит, что не сказать ничего!
- Но к подарку нужно идти. Встаем и выходим. Сергей, не забудь бочонок прихватить из сеней.
Мужики подхватились и потянулись к выходу.
Вслед за ними были вынуждены пойти, и мы с Лизаветой.

Сегодня на нас свалилось столько всего, да и выпитая бражка помогла, что я лично уже мало чего соображал. Шагая по дороге, тянущейся вдоль домов в сторону Ущелья Мастеров, я только чувствовал в руке Лизкину руку и даже не осматривался вокруг.
Меня переполняли чувства, вызванные и обращению к нам как к богам, и совершенно фантастическим разговором с родичами, и поиск причин этой лавины событий. Да и странное поведение мужчин тоже давило на ум. Сегодня они были какими-то… отчаянно щедрыми, что ли. Что за этим стояло, было непонятно, но чувствовалось, что назревают события, которые общими мерками не измерить.
Домик стоял в конце селения недалеко от Ущелья Мастеров. Перед тем, как войти в него, один из мужиков в сенках дернул заводную ручку электрогенератора, и яркий свет полыхнул с потолка.

Домик был чудо как хорош!
Уютная и чистая кухонька; комната, увешанная вышивными картинами и орнаментами с большим круглым столом посередине; спаленка с широкой, убранной лоскутным одеялом кроватью - все, как в таких же домиках Долины. Было такое ощущение, что хозяева домика вышли ненадолго и скоро вернутся.
- Располагайтесь! Это ваш дом, потому в нем вы полные хозяева. Все, что вы видите, собрали радостинцы исключительно для вас. В леднике мясные продукты, а в лабазе сушеные овощи, фрукты, корни и семена. Ну а свежие фрукты и ягоды вы уж сами найдете. Вокруг домика сплошные кустарники и деревья. Речка почти прямо под окнами.
Олег кивнул Сергею, и тот выгреб с кухонной полки кружки, чашки и ложки, достал из шкафа фрукты и пригласил всех к столу.

Мы опять сидели так, что мужики расположились на одной лавке, а мы с Лизой напротив них.
- Ну, что ж, теперь у вас есть свой дом. Бывшие хозяева ушли в Усть-Нару и решили остаться там. Потому домик перешел вам как бы в наследство. Об этом же сильно просили бывшие хозяева. Они очень старались, чтобы вам здесь понравилось. Так что живите и радуйтесь! Если чего-то не будет хватать, смело обращайтесь или к нам, или к другим жителям. Уверяю вас, отказа богам не будет никогда!
Наполненные бражкой кружки мы тут же опорожнили и стали уплетать фрукты, к удивительному вкусу которых я так и не смог привыкнуть. Все слегка опьянели, потому поднялся шум, среди которого пожелания счастья и наши ответные благодарственные излияния перемежались шутками и анекдотами.

Но и это было не все!
- Прямо завтра, если вы за ночь не придумаете ничего другого, мы устроим свадьбу! Поженит вас отец Леонид. А то сколько же вам можно смотреть друг на друга влюбленными глазами и не воспользоваться такой счастливой возможностью - соединить ваши сердца именно здесь, в Долине Радости, чтобы в дальнейшей жизни ваша свадьба вызывала в вас только радостные чувства. Мы все прошли через это, и можете не сомневаться - воспоминания об этом событии живут с нами всегда и дают нам мощную подпитку для семейного счастья.
Кружки потянулись в нашу сторону, и нам не оставалось ничего другого, как причаститься к бражке в очередной раз. Волшебная жидкость смыла все неясности и вопросы, и мы веселились изо всей силы.
В какой-то момент мы с Лизой неожиданно остались в доме одни. Гости - как уже теперь мы имели полное право в нашем доме их так называть - один за другим растворились в дверном проеме с обещаниями, что уж завтра-то они нам покажут, что такое настоящее веселье!

Мы и ночь

Оставшись вдвоем, мы, конечно, устремились к речке. Мы уже настолько привыкли бултыхаться в ней каждую свободную минуту, что обойтись без нее в этот "день подарков" мы не могли.
- Давай, я раздену тебя, а ты меня.
Ночь уже улеглась в Долине, но Лизкины глаза сияли таким светом, что, она вся казалась мне сказочной волшебницей, пришедшей из детских снов. Она стянула с меня рубаху и развязала тесемки на портках.
- А теперь ты!

В общем-то это мы уже проходили, и казалось бы, что такое простое дело, как освобождение девушки от одежды, не вызовет затруднений. Но Лиза сегодня к этому отнеслась иначе и прошептала:
- Я хочу, чтоб ты раздевал меня как можно медленнее.
Да я только за! Поднимая сарафан, я водил руками по бархатному телу девушки, поминутно прижимаясь к ее обворожительным губам Мне и самому не хотелось, чтоб сие чарующее действие быстро закончилось!

Но Лизка опять сама все испортила!
В тот момент, когда чувство любви и благоговения к моей богине достигло вершины, она неожиданно выскочила из моих объятий и, подхватив спадающий сарафан, напялила мне его на голову, да так, что тесное платье лишило меня зрения и свободы рук. Все, что я успел подумать - это то, что край берега совсем рядом. Так и оказалось. Лизка, вовсю хохоча, слегка толкнула меня, и я грохнулся в воду!
Ну, злодейка! Ну, держись!
Треск разрываемой материи стал сигналом к тому, что сейчас совершится справедливое возмездие. Я отбросил клочки Лизкиного сарафана и собрался было накинуться на несчастную, но поблизости ее не оказалось. В темноте только слегка поблескивала взбудораженная мной речная вода, отражая свет окошек дома, а девчонки в реке не было!
- Ага, спряталась в воде! Ну, ты сейчас получишь!
Я нырнул и, водя руками в воде, начал исследовать те'плицу.
Нету!
Тогда я стал ощупывать обрывистые берега, думая, что Лизка прячется под ними.
И опять напрасно! Где же она?

Наконец, поздняя догадка озарила меня - сбежала!
Я ворвался в дом, ввалился в спальню и… Лизка пригасила лампу, и вид ее волшебного тела, лежащего на кровати, враз лишил меня той решимости отомстить взбалмошной девчонке, с которой я рвался в дом. Кулаки мои разжались, но сердце биться ничуть не перестало, а зачастило еще больше. Я подполз на коленях к кровати, где лежала девушка, ее рука легла на мою руку, и мы провалились в омут любви…

Мудрëное утро

- Ты не забыл, что у нас сегодня свадьба?
Лиза, конечно, поняла, что я уже проснулся, хоть и не открыл глаза, но просто промолчать не смогла.
- Какая еще свадьба? Ты что, собралась за кого-то замуж?
Я посчитал, что шутка на ее вопрос звучит вполне уместно. Но просчитался. На такие шутки у девушек совсем иной взгляд, чем у нас, мужчин.
- Наша с тобой свадьба! Или ты хочешь отвертеться? Ну уж нет. Ты вчера обещал!

Вот опять! Стоит мне промолчать на любой Лизкин вопрос, как молчание в ее понимании мгновенно превращается в обещание! Да что Лизка! Все женщины такие!
- Ладно, ладно! Я же не отказываюсь. Но у нас же нет свадебных нарядов. Что я, в этих портках и босым поведу тебя под венец? Да и ты в сарафане совсем на невесту не будешь похожа.
Лизке, конечно, хотелось быть в свадебном платье с фатой на голове, но она мужественно выговорила:
- Так ведь это не главное. Главное, чтобы ты был со мной навсегда!
Неожиданно девушка погрустнела, и опустив голову, еле слышно сказала:
- А ведь ты ни разу не признался мне в любви…

Молния пронзила меня - а ведь так и есть! Мысленно я слово "люблю" произносил тысячи раз, а вот вслух ни разу.
Подскочив к девушке, я поднял ее на руки, закружил по комнате и крикнул:
- Лизка, я люблю тебя-а-а-а-а!
Девушка вырвалась, обняла меня за шею и впилась мне в губы. Потом чуть отодвинулась и едва слышно сказала:
- А как я тебя люблю, ты даже не представляешь!
Я прижал девушку к себе, и мы опять целовались, целовались, целовались…
А потом, конечно же, опять рванули к речке!

Нерадостные мысли

Набарахтавшись в воде, мы растянулись на траве прямо во дворе, на найденном в доме покрывале, испытывая при этом райское наслаждение.
Я уж заподумывал придремнуть, но неожиданно Лиза положила мне голову на грудь и задумчиво произнесла:
- Ты не заметил ничего странного в том, что происходит вокруг в последние дни?
- Нет.
Были у меня, конечно, кое-какие подозрения, но события вчерашнего дня стерли все до основания.
- А что заметила ты?
Лиза легла на спину, и стала перечислять:
- Домик, что нам подарили. Как-то странно. С чего бы это вдруг люди ушли из рая в село, где морозы, да еще и тогда, когда вроде как пути туда нет.

Точно! Я тоже вспомнил, что людей я стал встречать намного реже. Ведь раньше они были повсюду, а уж в реке-то их было всегда много. Конечно, люди попадались нам навстречу, но было их как-то уж слишком мало.
Лиза продолжила.
- А куда девались дети? Их же не стало почти совсем! Вспомни, вчера и Вариных ребятишек не было с нами, когда мы разговаривали по телефону. Олег, правда, намекал, что Сергей поведет школьников кататься на лыжах, но ведь и других я не вижу!

Мы стали вспоминать и другие изменения, происшедшие в Долине, и насобиралось их не так уж и мало. Тишина в Ущелье Мастеров, хотя раньше шум станков оттуда слышался постоянно. Даже в выходные дни, как и сегодня, там всегда что-то громыхало и стучало.
- Мы с тобой почти всегда заняты друг другом, потому и не замечаем перемен. А они есть.
Вспомнили мы и то, что давно не видели жен и детей Олеговой компании. Перестали быть слышны крики петухов по утрам. Намного стало меньше собак. Пропали ночные огоньки лампочек домов, видимые раньше с воды будто светлячки между деревьев.
Мы вспомнили даже какое-то необычное поведение Олега с мужиками. Мне вспомнились фразы, брошенные Олегом как бы случайно. "В свете нынешнего положения", "Скоро вы вернетесь туда, откуда прибыли к нам", "У вас еще хватит времени насладиться нашим зеленым раем". И еще, и еще… А их слова о том, что люди считают нас богами - это что?
Постепенно мы с Лизой утвердились в мысли, что в Длине что-то происходит, и местные жители этому не рады.

Свадьба

Спать этой ночью нам почти не пришлось.
И дело было даже не в наших любовных ласках.
Гул, идущий снизу, продолжался почти всю ночь. Он то усиливался, то стихал, то переходил в рокот.
- Мне кажется, что с каждой ночью гул усиливается! - Лиза обеспокоенно прижималась ко мне. - Как думаешь, это очень опасно?
Что я мог сказать? Для меня это гудение земли, тоже было очень неприятным. Днем гул стихал, иногда даже прекращался совсем, но ночью усиливался. Может быть, нам казалось, что ночью гул усиливался, потому что ночью всегда все слышнее, но то, что гул постепенно становился громче, было несомненно. Все же, как бы я ни думал, Лизу нужно успокаивать.
- Возможно активность вулкана повысилась, но думаю, что он скоро затихнет. Ведь в Сибири, исключая Камчатку, взрывов вулканов не наблюдалось.

Утешение слабое, но мне показалось, что Лиза немного успокоилась.
- Да! А чего ты до сих пор в кровати? – Я развернулся и глянул на девчонку. - Ты ж сегодня выходишь замуж!
- Что ты говоришь! И за кого же, не подскажешь? – Лизка будто бы удивленно подняла брови.
- Ага, попалась! То есть, тебе все равно, за кого, лишь бы выскочить?
- Так ведь выбирать-то почти не из кого! Из всего мужского населения Долины только один постоянно мельтешит у меня перед глазами и строит мне глазки!
- Так, и кто этот счастливчик?
- Спешу тебя разочаровать - это… ты!
Фулиганка отбросила одеяло, уселась на меня верхом и хищно оскалилась.
- Что, испугался? Отольются тебе Лизкины слезки!
Я уж было приготовился сбросить прекрасную наездницу и залепить ей рот поцелуем, но Лизка вдруг приложила палец к губам.
Мы выглянули в окно. По улице шли люди, пели и махали руками нам в окно.

Едва мы успели натянуть одежду, как в дверь постучали.
- Та-а-ак! Народ пришел на свадьбу, а невеста и жених дрыхнут?
Евдокия уперла руки в бока и грозно оглядела смущенных хозяев.
- Женишок, выйди к людям, оставь нас посекретничать.

Двор был заполнен мужчинами в нарядных косоворотках. При виде меня все зашумели, подскочили ко мне, схватили и стали подбрасывать в воздух, крича при этом:
- Рома, Рома - наш герой, женишок наш молодой!
После третьего взлета меня опустили на землю, и Юрий - а кто же иначе! - скорчил на лице кривую мину и показал на меня пальцем.
- И в этом рванье ты собираешься вести под венец прекрасную Елизавету? Тебе не стыдно?
Оглядев мои "вериги", он громко приказал:
- Ну-ка, мужики, приведите жениха в подобающий вид!

1000-6c35800c5c74ed74d0d63738efe473bb

Не прошло десяти минут как окружающие мужчины сначала раздели меня и тут же одели, но уже в другую одежду. Оказалось, что они принесли и натянули на меня очень даже приличный костюм. В руках одного из мужчин оказалось большое зеркало, и я увидел в нем себя.
Красавчик! Блестящие туфли, костюм-тройка и даже бабочка - ну, прям настоящий жених!
- Ну вот! Теперь не стыдно и на глаза невесте показаться!
Юрий обошел меня со всех сторон и удовлетворительно цокнул языком.
- А ну, расступись! Жених хочет увидеть свою невесту!

Толпа расступилась и…
На высоком крыльце стояло что-то неземное! Белоснежное летящее свадебное платье и фата, слегка прикрывающая лицо, сделали с моей Лизкой что-то бесподобное. На крыльце, будто бы готовая к полету, стояла фея! Зардевшаяся от смущения, девушка была так прекрасна, что я… поймал себя на мысли - моя Лиза на самом деле небесное божество!
Лиза еще не успела сойти с лестницы, как я подскочил к ней и подхватил на руки. Я смотрел на мою богиню и не мог оторвать взгляд - чудо! Настоящее чудо!

- Эй, юноша! Не рановато ли ты сграбастал эту девушку, не имея на нее ни малейшего права?
Евдокия с Юрием уже были опоясаны лентами как наши свидетели и показывали нам куда-то в сторону.
Мы с Лизой оглянулись и увидели отца Леонида, стоящего между двумя старцами.
Опустив девушку на землю, я взял ее за руку и повел к седовласым дедам.
Не зная совершенно свадебных порядков, тем не менее, я почему-то знал, как себя вести. Скорее всего, свадебный обряд в Долине не должен быть слишком заумным, потому я сделал то, что мне казалось правильным.
- Уважаемый отец Леонид, уважаемые отцы! Я прошу вашего согласия, чтобы эта прекрасная девушка стала моей женой. Мы любим друг друга и хотим создать в вашей прекрасной Долине еще одну счастливую семью.
Мы оба поклонились. Поклонились в ответ и старцы.Отец Леонид чуть вышел перед, еще раз поклонился и произнес слова, звучащие, как мне подумалось, очень даже необычно:
- Дорогие Рома и Лиза! Вы к нам в Долину Радо’сти спустились с небес, потому, считая вас небожителями, мы вроде бы не вправе решать, быть вам мужем и женой. Это смогли бы сделать и небесные хозяева. Но мы считаем великой честью для себя соединить ваши руки здесь, у нас, в знак величайшего к вам уважения и почитания. Подойдите ко мне и дайте мне свои руки.

Один из старцев открыл ларец, и отец Леонид достал из него два золотых кольца.
- Наденьте друг другу эти кольца в знак того, что теперь вы будете связаны цепью любви и никакие беды и невзгоды не смогут вас разлучить.
Кольца, мало того, что подошли как раз, но были с гравировкой долины Радости и сегодняшней датой.
- А теперь, как муж и жена, поставьте печати на ваши уста, чтобы ничто не могло вас разлучить до конца дней ваших.
Лизка будто только этого и ждала - впилась в мои губы так, что народ вокруг одобрительно загудел.

Дождавшись, когда мы, наконец, оторвались друг от друга. отец Леонид обратился к толпе:
- Ваши добрые слова и подарки украсят этот счастливый день Романа и Лизаветы. Подходите и радуйте молодоженов!
Первым подошел Олег.
- Любви и согласия вам, дорогие! Надеюсь, ваше пребывание здесь было радостным, а ваше сочетание именно в Долине Радости стало счастливым.
Он обнял нас и… ушел в дом! Что бы это значило?
Олег быстро вернулся, еще раз обнял нас, а за ним чередой пошли все остальные, которые также после поздравлений уходили в дом и быстро возвращались обратно.
Народу было не так уж и много, потому, когда, все прошли через нас и дом, Евдокия приказала:
- Молодожены идут в дом успокоиться и рассмотреть подарки, а вы, - она обратился к гостям, - займитесь столами!
Свидетели, Юрий с Дусей, все время стоявшие возле нас, подхватили нас под руки и повели в дом.

В доме все было по-прежнему, лишь на столе стояла шкатулка, инкрустированная самоцветами.
- Мы оставим вас ненадолго, а потом придем и уведем к столам.
Юрий с Дусей вышли.
- Давай посмотрим, что в шкатулке?
Лиза на цыпочках двинулась к шкатулке.
- Ах!
При виде содержимого мы вскрикнули одновременно - шкатулка была полна драгоценностей! Чего там только не было: от колец и браслетов до алмазов и золотых самородков!
Лиза перебирала сверкающие вещицы, стоя на цыпочках, будто не верила, что это все теперь ее и ничье больше.
- Невероятно! И это все нам?

Лиза была явно в шоке. Она, было видно, неудержимо хотела примерить все это богатство, а я вдруг подумал: "А ведь в Долине невозможно все это реализовать - негде! Даже носить на себе не удастся. Не для косовороток и портков предназначено такое богатство. Значит, что?".
Додумать эту мысль до конца мне не удалось, так как пришли наши свидетели и увели нас к столам.
То, чего мы не знали.

Праздник шел как обычно. Поздравления, тосты, заздравные речи и славословия, поглощение бражки в немалых количествах - все было искренним, шумным и радостным. Удивляло только то, что гостей было совсем немного. Кроме того, женщина была только одна - Евдокия. Впрочем, ее одной хватало на все: она была и шафером, и тамадой, и запевалой, и царила над всем, что происходило в этот счастливый день на полянке возле нашего дома.
Лиза была в центре внимания.

Она была чудо как хороша! Порхая между гостями, она будто заворожила всех и каждого. Вытягивая на танцы Долинских скромников, Лиза, не стесняясь, вела их и кружила, да так, что они с удивлением узнавали, что вполне могут быть довольно умелыми партнерами в танце! Она даже сплотила их в хоре и спела с только что созданным коллективом несколько популярных песен.
Словом, сегодняшний праздник был как бы бенефисом моей прекрасной Лизы, и она была счастлива.

А я… Я тоже принял сегодняшнее веселье как самое невероятное событие в моей жизни, хотя в глубине сознания не исчезало восприятие всего как события на грани фантастики. В дальней глухомани, среди тропической невероятной природы, в окружении людей, некоторая часть которых ведет свое родство от тех, кто несколько веков назад поселились в Долине, пройдя перед этим тысячи верст сквозь снега и северные вьюги - я такое не смог бы представить даже во сне!Вот бы еще прояснить несколько вопросов, что роились в моей голове…

Большая беда.

В какой-то момент, увидя, что один из "пришельцев", Сергей, расположился под деревом, отдыхая от очередного танца с моей женой, я ринулся к нему, готовясь расспросить его о том, что меня беспокоило.
Присев рядом, я уже открыл было рот, чтоб начать расспросы, но Сергей меня опередил.
- Давай, отойдем к реке и там поговорим. Пусть Лиза веселится. Незачем пока ей знать обо всем.
Вот те нате! Чувствую я, разговор будет серьезным.

На бережке мы сели на лавочку, вкопанную, видимо, бывшими хозяевами нашего домика, помолчали, и Сергей сказал:
- Ну, давай спрашивай. Вижу, вопросов у тебя накопилось немало. Сегодня мне разрешено ответить на всё, о чем ни спросишь.
Мужчина смотрел мне в глаза, лицо его было серьезным и далеко не улыбчивым.
Я начал с первого, что меня удивило.
- Скажи, а почему у нас на свадьбе так мало гостей? Нам рассказывали, что обычно собирается все население Долины, а здесь и двух десятков нет.
Сергей невесело улыбнулся.
- На вашей свадьбе присутствуют все, кто остался в Долине.
- Ка-ак? - Я был ошарашен. – Как все? А остальные где?
- Ушли. В Долине больше никого нет.
- Как ушли? Ведь ты же сам говорил, что зимой пути из Долины нет.
- Мы прокопали в снегу лаз в пещеру, по которой можно выйти на тропу к болоту. Ты же видел, как утоптана тропа, когда мы ходили кататься на лыжах.

От этих слов у меня похолодела спина.
Значит, в Долине стало так плохо, что люди не могли больше оставаться здесь и решились уйти отсюда!
- Неужели все, и дети, и пожилые решились пойти через болото в мороз и пургу?
- Нет, не все. Дети, старики, их пестуны и некоторая часть взрослых ушли через портал к вам на Алтай.
- Что-о-о? Какой п… портал?
Сказать, что я был в шоке – это ничего не сказать!
Видя, что я готов свихнуться, Сергей положил мне руку на плечо и улыбнулся.
- Да, через портал, который вы с Лизой нам подарили, как оказалось, во спасение. После вашего внезапного и удивительного появления здесь, мы сначала тоже были в шоке, но потом на совете отцов было решено установить за избушкой постоянное наблюдение. Постепенно мы выяснили, что в избе находится портал, соединяющий нашу Долину и ваш Алтай. Какие эксперименты мы с ним проводили, это неинтересно, но мы выяснили «расписание» его работы. Через какое-то время стало точно известно, когда и в какое время он работает на вход и на выход. Мало того, нам удалось слегка подкорректировать место выхода из портала на Алтае. Было найдено место, куда мы могли отправить людей, не опасаясь, что местные власти их не примут. Этим местом стал откупленный нами туркомплекс недалеко от президентской виллы. Сам президент и стал нашим опекуном.

Вот это да! Фантастика! Невероятно!
- А почему президент? Он-то каким боком?
- А ты подумай. У нас же нет прописки, паспортов. Ваши алтайские власти могли нас не понять, и прибытие такого количества «бомжей» ими было бы понято неоднозначно. Помогло еще и то, что наших людей, выходцев из Долины, не так уж и мало в разных структурах власти вплоть до высших. Поработать им пришлось немало, чтоб донести нашу проблему до первого человека в государстве. Президент все правильно понял и взял нас под свое крыло. Вот так и получилось, что одна часть жителей Долины ушла в Усть-Нару, а другая телепортировалась на Алтай.

Видимо, вид у меня был такой обалделый, что Сергей достал из кармана баклажку и предложил:
-Выпей! А то своим лицом перепугаешь свою жену и испортишь праздник.
Я глотнул все той же бражки, и мысли в голове слегка распутались.
- Что, неужели все так плохо?
- Да. – Сергей даже не грустно, а совершенно горестно вздохнул. С тоской глядя на реку, он помолчал, потом встал, ополоснул речной водой лицо и продолжил:
- Вокруг долины установлены сейсмодатчики. Камчатские вулканологи, точнее, те из них, кто родился в Долине и окончил в свое время ВУЗы по этой профессии, ведут постоянный мониторинг вулкана. Выводы их совершенно неутешительные. Время до извержения считывается уже не годами и даже не месяцами. А точнее, рвануть он может в любой день. Может, вы и не почувствовали, но вода стала горячее и запах серы ощущается все сильнее.
И добавил совсем уж грустно:
- Нам с вулкана горе, а ученым счастье – событие уникальнейшее!
Немного помолчав, Сергей повернулся ко мне и улыбнулся.
- Мы вовсю старались продлить ваше счастливое пребывание в нашем раю, не посвящали в наши скорбные дела, даже домик выбрали подальше, чтобы вы не видели нашей грустной суеты, но… Датчики неумолимо показывают – надо торопиться.

Между нами повисла тишина. Она прерывалась смехом и песнями со стороны домика, и пропасть между тем, что сообщил мне Сергей, и праздником, продолжавшимся во дворике, действовала на меня угнетающе.
Сергей, видя, что я прибит новостями, кинулся мне на подмогу.
- Рома, не горюй! Благодари судьбу, что привела вас к нам, в нашу Долину Радо’сти. Вы попали в рай, как, впрочем, в свое время и мы тоже. Теперь-то мы уже немного свыклись с нашим общим горем, со скорой гибелью этого райского места, постарались сделать все возможное, чтобы вовремя переселить людей в безопасные места. Но повторюсь еще раз – без вас, а точнее, без помощи высших сил, вовремя подаривших нам портал, эвакуация происходила бы намного медленнее, что, возможно, привело бы к гибели большинства жителей Долины. Но все обошлось как нельзя лучше. Вот почему мы все считаем вас богами – небожителями, подарившим нам спасение.
Сергей опустил голову, помолчал. Но потом вскинулся, улыбнулся и весело добавил:
- Теперь все идет как надо. Люди успешно сумели добраться до нового жилья, начали устраивать свою жизнь и с нетерпением ждут вас к себе в гости. Потому ваше свадебное путешествие – перемещение в ваш родной Алтай и обязательно в объятия ваших родителей - начнется со дня на день, а скорее всего – прямо завтра! Именно завтра портал откроется для перемещения на вашу родину.
- Раз причин для хмурости почти не осталось, то тебе нужно смыть с лица страх и грусть и поспешить к свадебному столу продолжать праздновать ваше с Лизой сочетание.
- Подожди, Сергей. Ты сказал – почти. Что-то все же пошло не так, как вы планировали?
- Да. Из рая, который совсем скоро превратится в ад, уйдут не все. Отец Леонид и те двое старцев, что сегодня были возле него, остаются. Мы не смогли уговорить их уйти. Отцы решили погибнуть вместе с Долиной. Настолько сжились с этим местом, что разделить скорбную участь этого райского уголка, уйти вместе с ним считают святым делом.
Сергей встал, как бы намекая, что разговор окончен.
- Иди сполоснись и возвращайся к празднику. Сделай так, чтобы веселье продолжалось. Твое счастье – в твоей Лизе.
Мы вернулись к столу. Я нашел в себе силы улыбаться, будто ничего не случилось, хоть и заметил быстрые, внимательные, стрельнувшие в мою сторону взгляды гостей за столом. Но Лиза все так же продолжала царить над праздником, и народ всецело ее в этом поддерживал.

Уходим.

Земля гудела и колыхалась. Казалось, демон, земными стихиями взращенный и взлелеянный в подземной клетке, пытается вырваться из глубинных недр на поверхность. Заметно пахло серой. Воздух трепетал, облака над долиной клубились, рвались и метались, будто тоже стремились покинуть ставшее неуютным райское в недавнем местечко. Величественные деревья в панике мотали верхушками, качались, не имея сил вырвать корни и бежать, спасаться от идущего снизу жара. Речка почти пересохла, и жалкий ручеек, оставшийся вместо нее, не успевал добежать до края долины, высыхал на бегу.

Все это мы видели, когда спешно собрав вещи, почти бегом поспешали в избушку, где вот-вот должен раскрыться портал. Все, кто оставался в долине и были вчера на нашей свадьбе, сгрудились во мраке избушки, ожидая той минуты, что станет для нас спасением от разрастающегося ада.
Отец Леонид и двое старцев, встретили нас подле избы, проводили каждого крестным знамением и остались стоять снаружи, скорбно подперев головы своими посохами.
Двери избы мужики заперли изнутри и теперь, в темноте, все происходящее снаружи представлялось нам еще более ужасным. Мы втроем, Лиза, Дуся и я, обнявшись, стояли и прислушивались к рычанию подземного зверя. Дуся что-то говорила, успокаивая девушку, остальные молчали, лишь Олег внимательно всматривался в свои светящиеся часы.
Дракон будто подбирался к нашей избушке. Земля неожиданно вздрогнула и, показалось, вздыбилась под нами. Возникла суетная мысль, что портал может не выдержать и потерять свои волшебные свойства. И тогда…
Я изо всех сил зажмурил глаза и, пытаясь защитить женщин от обступившей нас клокочущей жути, обнял их. Погибать так вместе. В обезумевшем мозгу трепыхалась только одна мысль – скорей бы!

Воскресение.

- Поехали! – Голос Олега поразил сознание будто молния, и в тот же миг наступила тишина… которая тут же прервалась какими-то криками и людским гомоном.

Я открыл глаза.
Мы стояли посреди огромного зала, а вокруг нас возбужденно гомонила людская толпа!
Я же никак не мог с собой справиться, у меня пропали почему-то и голос, и силы. Девушек я обнимал по-прежнему, но уже совершенно безвольно. Наступило какое-то опустошение, будто из меня вышел весь воздух, и я безвольной тряпкой начинаю валиться на пол.

Но упасть мне не дали. Нас подхватили чьи-то руки и повели в другое помещение, где так же аккуратно уложили на кровати. Какие-то девушки старались напоить нас водой из кружек, постоянно приговаривая: «Все хорошо! Вы дома среди своих. Все страхи позади!». Они улыбались, гладили руки, говорили что-то еще, и постепенно становилось все легче.

Силы возвращались. Повернув голову, я увидел Лизу. Она уже сидела на кровати и жадно пила из кружки. Заметив мой взгляд, она слабо улыбнулась и кивнула головой.
- Где мы?
Моих сил хватило только на шепот, но девушка возле меня склонилась пониже, видимо, боясь, что я не услышу, и радостно воскликнула:
- Вы дома! Вы на Алтае!

Трудно, очень трудно было в это поверить, но видя сияющие Лизкины глаза, я начал просыпаться.
Мы на Алтае! Только что под нами колыхалась земля Долины, дракон раздирал скалы, пытаясь разрушить маленький кусочек рая… и уже ничего этого нет. Мы улизнули от него!

- Ну как, оклемался уже!
Олег подошел к моей кровати, наклонился, положил руку на плечо. Было заметно, что переход тоже дался ему нелегко, но в отличие от меня он лучше выдержал заброску на Алтай.
- Да, в этот раз получилось не так, как в прошлые разы. Тогда даже ребятишки совершенно спокойно телепортировались. А нынче, скорее всего, портал в Долине был на грани разрушения, и нынешний переход стал последним. Задержись мы еще немного и…

Олег не договорил, но было и так понятно, что было бы, если бы мы задержались с переносом хоть ненамного.
- А в каком месте мы сейчас? – Я уже поднялся и сидел на кровати, пытаясь высмотреть в окне, что за ним.
- Мы в Горном Алтае, в туркомплексе. Здесь разместились все те, кто решился переместиться именно сюда. Почти все ребятишки, учителя и воспитатели, пестуны по-нашему, размещены в корпусах комплекса. А вон там, - Олег указал на одно из окон, - видишь, на горке? Дом президента.
- А какой район?
- Онгудайский. Сейчас здесь ранняя весна, еще не так красиво. Но летом будет намного красивее.
Ага, будто я не знаю, как здесь летом. Бывал я здесь. И не раз. Пытался работу найти.
- Понятно. – Пробубнил я, теперь совершенно точно представляя, куда нас забросила неведомая сила. Но Олег просто не знает, что наш район намного красивее Онгудайского.

Лиза уже достаточно очнулась, подбежала ко мне, присела на кровать и обняла меня.
- Ромочка, я так испугалась! Когда земля затряслась прямо подо мной, думала, что не успеем вырваться, погибнем. И потом, когда мы оказались здесь, не верилось, что мы живы.
Девушка еще сильнее прижалась ко мне, а я почему-то вспомнил, как представлял перед перелетом – а вдруг мы перенесемся на Алтай и Лиза опять станет гадким утенком, какой была в школе? Но нет – она осталась такой же очаровательной волшебницей, какой была в Долине Радости! Кроме того, и она меня не испугалась! Значит, все нормально – то, как нас изменила Долина Радости, осталось с нами! Это радует!
На родину!

После того, как мы отмылись в бане и плотно закусили, захотелось осмотреться.
Все корпуса туркомплекса были заполнены людьми из Долины Радости. Взрослые осваивали новую землю, понимая, что туркомплекс как гостиница – это хорошо, но свой дом и хозяйство заводить все равно надо. А пока в основном собирались группами и обсуждали и то, как они здесь оказались, и то, как жить дальше.
Ребятишки - а их оказалось здесь большинство – о будущем не задумывались, а на полной скорости устремлялись в новую жизнь. Территория комплекса, очевидно, уже была изучена вдоль и поперек, потому основная масса «завоевателей» уже осваивала прилегающую к нему территорию. Кое-кто уже попробовал окунуться в протекающую внизу речку, но тут же зарекся повторять такие эксперименты впредь. До президентского комплекса руки этих необузданных первопроходцев еще не дотянулись, но, думается, это мероприятие не за горами. В прямом смысле этого слова.

А мы с Лизой, осмотрев местные достопримечательности… все сильнее и сильнее заподумывали рвануть домой, к родному порогу. Лишь одно нас удерживало – желание узнать, что сталось с Долиной Радости. Олег помалкивал. Видимо, и он пока не имел свежей информации о происходящем там.
Все разрешилось спустя пару дней. В главном корпусе появилось объявление о том, что состоится собрание якобы для обсуждения вопросов дальнейших действий. Такая повестка явно говорила – будут новости.

Так и оказалось.
Олег не стал ходить вокруг да около, а сказал прямо:
– Долины Радости больше не существует. Вулкан только лишь порезвился – большого выплеска огня и лавы не случилось, но и того, что подземный дракон позволил себе, хватило, чтобы Долина была уничтожена. До сих пор горят леса, дымный смрад разносит ветрами, вместо райских кущ и теплиц - нагромождения скал. Нет даже напоминания о том, что совсем недавно на этом месте был вечнозеленый оазис. Потому нужно было решать вопрос – как жить дальше. Жизнь продолжается, ушедшего не вернуть, а новая жизнь требует немалых усилий, чтобы и здесь создать пусть не такой, как в Долине, но не менее теплый оазис любви и добра. Люди встретили известие вполне достойно. Не было истерик и разочарований. Видимо, они уже были морально готовы стойко воспринять эту печальную новость, многое уже обдумали и уже начали строить планы дальнейшей жизни.

провал


- Ну, что же, Рома и Лиза, ничего больше вас не удерживает, чтобы вернуться домой.
Олег тоже не выглядел подавленным, хотя он, как и все, неимоверно тяжело воспринял произошедшую катастрофу.
- Поезжайте, обнимите родителей. Теперь вы все знаете цену разлуки. Передайте им, да и сами знайте, что мы вас ждем всегда. В любое время и на любой срок. Каждый радостинец готов для вас на все. Будьте счастливы!

Проводить нас пришли все. После слов прощания радостинцы еще долго стояли, махая нам руками, а ребятишки бежали следом и вздымали пыль голыми подошвами.

…Родное село вышло нас встречать чуть ли не в полном составе. Всё ли они знали про нас, неведомо, но в их глазах мы видели одно: эти двое – то есть, мы – побывали там, где обычному человеку побывать никогда не придется. И это было для них невероятным событием.

Счастье родителей было огромным! Дети вернулись живыми и здоровыми! Да еще и выглядели так, будто прошли сотню салонов красоты. Мама при случае мне так и шепнула: «Эту девочку я знаю с пеленок, видела ее и перед вашим исчезновением, но сейчас она стала такой красавицей, что глаз не оторвать!». А батя, обнимая меня, подытожил: «Наши страдания уже в прошлом, не будем о них вспоминать. Теперь нужно жить и радоваться дальше!».

Потом были столы, тосты, поздравления. Нас с Лизой приглашали в гости, мы ходили по гостям чуть ли не месяц, нашим рассказам о Долине люди удивлялись и не верили, но о странном переносе туда и обратно старались не говорить, потому как это было совершенно невероятно, чтобы в такое поверить.

Мы вернулись к нашей прежней жизни. А то, что случилось с нами до этого, видимо, было кому-то или чему-то очень нужно. Надеемся, что исполнить возложенную на нас миссию получилось.

Теперь у нас есть, что вспомнить и что рассказать людям.


КОНЕЦ РОМАНА
vin144 1

В НАЧАЛО РОМАНА

 

У вас недостаточно прав на комментирование

.