24 | 05 | 2019

ТАЕЖНЫЙ АНГЕЛ. РОМАН. ЧАСТЬ 4. ГЛАВА 1.

angel

Часть 4

Земля радости

1329054988

Глава 1

Где мы?

Нас выкрали?

Первое, что я почувствовал, проснувшись - левая рука затекла. Но сменить положение не удалось, на ней лежала чья-то голова. Следующее, что я почувствовал - к моему животу спиной прижимается чье-то тело, горячее и довольно приятное. Перейдя к другой моей руке, я понял, что она лежит на чьем-то бедре. Судя по всему, бедро это было женское. Занятно!

Кругом была темень без единого пятнышка света.

Та-ак, мы лежим на твердом топчане, застеленном тонким матрацем, и ничем не укрыты. Дом это или землянка, не определить, но затхлостью не пахнет. Помещение, скорее всего жилое.

- Ты кто?
Шепот прозвучал отчетливо, но голова на моей руке осталась неподвижна.
- А ты кто?
- Я Лиза. А где мы и почему рядом?
- Я только что проснулся и ничего не понимаю. Странно, вроде не с похмелья. Не пил вчера. Побегал по интернету и мирно уснул. Просыпаюсь, а тут ты.
- И я не пила. Вообще не пью. Тоже уснула дома в своей кровати. Если ты проник в мою комнату, то зачем утащил меня сюда?
- Не таскал я тебя. Говорю, уснул и проснулся здесь.
Мы замолчали. Лиза потихоньку отодвинулась. Рука оказалась свободна и можно было пошевелить пальцами.
Опять шепот:
- Я потрогала пол. Там земля. Сухая. Утоптанная.
Попробовал и я достать пол рукой, но уперся в дощатую стену.
- С моей стороны стена. Деревянная.
- Может встанешь и проверишь, где мы. А я боюсь.
Я соскользнул ногами вперед, чтоб не прикоснуться к девушке, ступил на пол, нашарил стенку и медленно пошел около нее. Почти тут же налетел на преграду, оказавшуюся столом, и начал осторожно его ощупывать. Обнаружил крынку, понюхал содержимое и попробовал. Молоко. Рядом нащупал тарелку с хлебом и ножом, кружки. Судя по весу, кружки оказались глиняными.
- Здесь стол и еда! - прошептал я.

Дальше мне пришлось свернуть влево, и на следующей стене нащупал сухие приятно пахнущие травяные пучки, веревки, висящие на колышках, вбитых в стену, и в углу бочку с водой. Возле третьей стены стояла деревянная лавка. В четвертой стене, недалеко от топчана, я нащупал дверь, но попытка ее открыть не удалась, дверь даже не шевельнулась, была, скорее всего, закрыта снаружи на засов. Нажав на нее плечом, я пытался найти щель и высмотреть хоть что-нибудь. Ничего не вышло, да и на улице была, скорее всего, ночь. Ну дела...
Но что интересно, за дверью слышалось тихое бульканье воды. Мы плывем? Но не качает. Мы на острове, возле реки, возле озера?

Подняв руку, нащупал потолок, тоже из досок.
- Мы заперты. Похоже, на улице ночь, ничего не видно.
- А я заметила, что пол, хоть и земляной, но теплый. И вообще, я голая, но мне не холодно.
Я наощупь приблизился к кровати и прошептал:
- Может, вздремнем, пока утро не наступило?
- Ты ложись, а я молока попью.
Боится, что опять придется лежать со мной. Прячется за молоком.
Улегшись на топчан, я спросил:
- А почему мы говорим шепотом? Дом закрыт, ночь, бояться нечего.
Лиза отозвалась не сразу, потому как я понял, что она жует хлеб и прихлебывает молоком. Прожевавшись и кашлянув для порядку, заговорила в полный голос.
- А знаешь, молоко-то сладкое! Хлеб ржаной и твердый, а с молоком вкусно!

Первое, что мне почудилось в голосе девушки, что он мне все же знаком. Та-ак! Ого, так это же...
- Слушай, а ты не та ли Лизка, что с Лесной улицы?
- Ой! И мне твой голос знаком! Ты живешь на соседней, Кедровой? Тебя Ромка зовут, да?
- Точно! Так мы соседи огородами и старые знакомые?
Голос Лизки вдруг погрустнел, и в нем прозвучал испуг.
- А где же мы тогда сейчас? Почему ночью на одной кровати? Как мы тут оказались? Что ты сделал со мной?
- Да ничего я не делал! Проснулся, рука затекла, хотел повернуться на другой бок, а на руке твоя голова оказалась. Я даже погладить тебя не успел.
Шутка прозвучала глуповато, потому Лизка опять перешла на свистящий шепот:
- Врешь ты все! Сам все устроил и еще неизвестно, что ты придумал дальше. Украл меня и затащил в этот сарай? Чего тебе от меня понадобилось? Что я тебе, кавказская пленница? Говори честно!
Истерика шепотом была не так страшна, как могло быть в полный голос. Страх все же сдерживал девчонку.
- Да ну тебя! Нужна ты мне! Может, это ты меня украла!
- Да нужен ты мне? Не хватало еще тебя, двоечника, за собой таскать!
Лизка мне нравилась. Еще год назад, когда учились в школе, я пытался с нею сойтись, но получил отпор. Но не напоминать же ей про это сейчас.

Я повернулся к стене и попытался заснуть. Но в голове постоянно роились вопросы, мешающие спать.

132975206165

Горный Алтай зимой

Все же - где мы? Почему с Лизкой? Что за дом с земляным полом и низким потолком? Из запахов только аромат от пучков трав на стене. Почему-то теплая земля… Еще и еда на столе.
Про плохое думать не хотелось, да и ощущения опасности почему-то не было.

Или это чья-то шутка? Знали, что я к Лизке неравнодушен, потому нас опоили, выкрали обоих, унесли в этот сарай, раздели, уложили на топчан, оставили еду, а утром… а утром придут и будут ржать над нами, мол, как вам свадебная ночь?
Если это сделали чужие, драки не миновать. Если придумал мой друг Женька, пятак я ему начищу точно!

Но вот почему теплый пол? Вроде вопрос простой, но теплых земляных полов в наших местах я ни разу не видел, потому факт теплого пола сидел в голове как гвоздь. Водяной подогрев? Да ну! Я отбросил эту мысль сразу. Тогда почему?

Лизка, как я понял по шороху, тоже прогулялась по комнате, потолкала дверь, но в итоге тоже улеглась на топчан, изо всех сил стараясь не коснуться меня.
Недотрога! А до этого лежала рядом со мной, помалкивала!
- На, прикройся! Я нашла вешалку, на ней висят тряпичные полосы. Две я взяла себе, а эту бери ты и обмотайся, чтобы утром не позориться.
И точно! Кусок материи! Вскочив, я соорудил набедренную повязку и улегся, чувствуя себя намного уверенней. Лизка, видимо, тоже почувствовала себя увереннее, и уже более спокойно сказала:
- Кстати, печки я не нашла. Нет ее в избушке. А пол теплый. Странно...
- Давай спать! Утро вечера мудренее.

Мы не дома.

Разбудили нас грохот дверного запора, скрип двери и яркий свет.
Лизка инстинктивно прижалась ко мне, а я приложил руку к глазам, заслонясь от света, и пытаясь разглядеть человека в дверях.
Им оказалась пожилая женщина, которая вначале нас не приметила, но взглянув на топчан, остановилась, как было заметно, в недоумении.

Мы лежали, не шевелясь и стараясь не дышать от страха.
Женщина, а точнее сказать, старушка, прошаркала босыми ногами к нашему топчану и начала вглядываться в нас. Оглядев нашу двоицу, она вдруг заулыбалась и прошамкала:
- Ш прибытием вас, дорогие гошти! И не бойтешя меня, вштавайте, пойдемте, ишкупаетешь в наших те`плицах (она сделал ударение на первом слоге), пошнедаете, чем бог пошлал, и рашкажете, кто вы, как шюда попали и откуда.
Говор у бабки оказался очень даже необычным! Так у нас никто не говорит. Оканье и растяжка гласных были настолько необычными, что в первый момент я даже не совсем понял, о чем она говорит. Лиза тоже помалкивала. Но старушка уже склонилась над нами, протянула руку, легонько взяла девушку за пальцы и потянула на себя.
- Вштавай, доченька! Не бойшя. В нашей Радо`шти (бабка сделала ударение теперь уже на втором слоге) вам боятьша некого.
Лиза встала, а с ней сполз на пол и я.
- Вы хоть молочка-то попили? А то я вчерась пряла здешя, попивала молочко, а пошла домой, да и забыла взять его с шобой. Будто жнала, што вы появитесь. И дверь зачем-то заперла, дура штарая...

Похоже, бабку нисколько не удивило наше появление в закрытой избушке. Да и спрашивать дальше она не стала, будто бы в этом сарае каждое утро появляются такие как мы.
Прихватив крынку, она направилась к двери, за ней двинулись и мы, но Лизка шла на цыпочках, и я почувствовал, что выходить из нашего убежища нам было все же страшновато.

Вслед за улетающим в дверь страхом мы в волнении медленно шагали к двери, будто вступали в какой-то новый, удивительный мир. Первое, что нас поразило - воздух! Свежий утренний воздух, который хлынул в распахнутые двери, был наполнен таким сногсшибающим ароматом, будто дом стоял в цветнике, нет, точнее - в ботаническом саду или в тропиках!

tropik-mehse

И знали бы вы, насколько это оказалось близко к этому!
То, что мы увидали, выйдя за порог, было неописуемо!

Все вокруг цвело и благоухало! Курчавились зеленью и цветами кусты, скрывая все, что было за ними. Мягкая зеленая трава ластилась к ногам. В нескольких метрах за кряжистым стволом дерева виднелась вода, струящаяся в травянистых берегах.
- Боже мой, мы в раю?
Лизка до сих пор стояла на цыпочках, как-будто боялась лишний раз примять изумрудное покрывало на земле. Ее вытянувшаяся фигурка, как казалось, сейчас взлетит, будто мотылек. Природа природой, но и девчонка была так прекрасна, что я даже растерялся - та ли она, какую я знал до этого?

Мне, совершенно обалдевшему от окружающей нас красоты, да и от Лизки тоже, сразу стали далекими те вопросы, что до сего распирали мои мозги.
Бабка тоже, похоже любовалась девчонкой. Склонившись на свою клюку, она довольно улыбалась и ждала, когда мы отойдем от первого шока.

Завидев стоящую у стены скамейку, я уселся на нее. Первый шок потребовал немало сил для его сдерживания, потому возможность сесть оказалась совершенно вовремя.
А Лизка уже скакала к воде! Потрогав ее пальчиком, она тут же плюхнулась в речку и начала кричать, зовя к себе:
- Ромка, беги сюда! Вода почти горячая! Что ты расселся, будто тебе все неинтересно! Беги, прыгай прямо с берега!
Водичка была класс! В такой реке, чистой и теплой, я еще не купался ни разу. Да и где там, у нас, в Сибирском тупичке, можно было такую сыскать? А из этой воды выходить ну совершенно не хотелось. Так бы и булькался целый день!

Накупавшись вволю, мы уселись на скамейку, вытянули ноги и расслабили все мышцы.
- Вот это да! Райское наслаждение!
На Лизкиной мордашке было нарисовано такое блаженство, что про ночные страхи она, похоже, забыла совершенно. Сидя с закрытыми глазами, она счастливо улыбалась и перебирала пальцами сорванный на тропинке цветок.

А я рассматривал Лизку.
Совершенно не похожая на королев красоты, девчонка была сделана, точнее, вырезана совершенно по другим эталонам, и это, скажу прямо, мне нравилось. Никакого сравнения с той Лизкой, что я знал по школе! В ней изменилось все, или почти все, причем, в лучшую сторону. Но это была та же Лизка, которую я прекрасно помнил.

Девчонка не выдержала переполняемых ее чувств, вскочила и стала кружиться передо мной, размахивая руками и вскрикивая:
- Ты посмотри, какая красота кругом! Сколько здесь цветов, какие красивые бабочки! Смотри, смотри!
А я смотрел на нее. Поразительно! За один год такие перемены! В школе была ведь чуть ли не гадким утенком, а сейчас передо мной кружилось чуть ли не совершенство. Это стало меня заводить. Она ведь лежала возле меня, ее голова лежала на моей руке… Интересно, изменился ли я? Думаю, сама скажет. Но в зеркало надо посмотреть.

Пока мы тут развлекались, бабка нырнула в заросли и исчезла, оставив нас опять наедине с собой, но уже не только с собой, но и с этой прекрасной природой.

Все красиво, все прекрасно, но что дальше? Прежние сомнения вернулись, и мозги заработали с новой силой.

amazonka dshyngly

То, что мы не дома, это уже понятно. Но где? Эти вот кусты, деревья, травы, цветы - точно у нас не растут! В Горном Алтае нет таких теплых рек. Нет таких деревьев.
И главное - у нас-то сейчас зима! Вчера я очищал дорожки от снега, было холодно и ветренно. А здесь - лето! Говор наших людей совсем не такой, как у этой старушки. Даже наши бабушки совсем иначе разговаривают! Если мы на югах, то почему здесь совершенно русская бабка, да еще и с какими-то то ли костромскими, то ли ивановскими интонациями? Ездили мы по Золотому кольцу, и я помню, как разговаривают тамошние жители. Очень похоже!

Что вообще случилось этой ночью? Мы с Лизкой, живущие на соседних улицах, ничего особенного собой не представляющие… и вдруг здесь! А здесь - где? Как мы сюда попали? Почему именно мы? Голова совершенно отказывалась что-то понимать. Если это сон, то почему такой реалистичный?

Лиза заметила, похоже, что я уже обалдел от размышлений, и пришла мне на помощь:
- Рома, выбрось все из головы. Что будет, как будет, где да почему - это мы скоро узнаем. А пока радуйся! Тут же самое настоящее райское местечко! Возможно, нас кто-то перетащил в какие-нибудь Алтайские теплые озера.
Ну, конечно, голыми, за несколько часов и прямо в лето!
У девчонок характер легче. Просто радуйся и все!
Да я и радуюсь, но…

Ладно. Пока бабка не вернулась, можно еще разок купнуться.
- Догоняй!
Я рванул к речке, Лизка с визгом метнулась за мной, и мы с головой ушли в чистую теплую воду.

Райские фрукты.

Видимо, бабка уже успела рассказать про нас жителям, потому как через какое-то время из чащи по тропке, по которой исчезла старушка, вышел мужчина средних лет, роста небольшого, одет совершенно просто и босиком. Он подошёл к нам, сидящим на лавочке и упивающимся блаженством, улыбнулся. Улыбка была чуть хитроватая, но простая, дружелюбная, открытая. Правда, лицо мужика было кое-где покрыто шрамами, но они лишь едва портили общее приятное впечатление. Нижнюю часть лица закрывала борода, потому то, что там под ней пряталось, было не разглядеть.
Найдя какой-то чурбачек, он подкатил его и сел напротив.
Помолчал, рассматривая нас, и спросил:
- Вас закрыли в этом сарае?
Я ответил, что вряд ли, мы просто очнулись вдвоем в этом домике, который оказался закрытым. Мы с Лизой проснулись на топчане без одеяла, совершенно голые. В избушке было тепло и потому мы не замерзли. Утром пришла бабушка, открыла дверь, мы вышли, искупались в реке.

Мужчина, видно было, немало удивился, приподнял брови и спросил, откуда мы. Мы сказали, что мы с Алтая. Я добавил, что из Горного Алтая и сейчас у нас зима.
Мужчина сказал:
- И у нас зима….А сейчас вы представляете, где находитесь?
Мы сказали, что нет, не представляем. При этом я высказал пару мнений, мол, если это одно из мест теплых озер Алтая, тогда почему у бабушки ивановский говор? А таких кустов и деревьев я точно нигде не видел. Такого места в Сибири, чтобы вот так роскошно росли огромные растения, да еще с такими цветами, вроде как нет нигде. Может быть у нас успели построить огромный аквапарк, и мы не знали об этом?

Тут мужчина улыбнулся таинственной улыбкой и сказал:
- Ладно, всё это вы узнаете потом. Но вот то, как вы попали в закрытый сарай, да еще ночью, для меня загадка. Думаю, что нам еще предстоит хорошенько поломать голову над тем, что с вами произошло.
Он поскреб пятерней в затылке.
- Странно, очень странно... Ну ладно как вы попали сюда мы потом разберемся. А пока вам нужно поесть, познакомиться с нами, а нам познакомиться с вами.
- Только у меня просьба. - Мужчина помолчал. - Пока кроме нас ничего никому не рассказывайте, идемте в мою избу, она здесь крайняя, а там решим, что делать дальше.
Мы согласились и этой же тропкой, которой пришел мужчина, пошли вслед за ним.

depositphotos 37102645-stock-photo-hut-in-the-jungle-by


По дороге мы никого не встретили. Мужчина шел, постоянно пожимая плечами. Видимо, его изрядно озаботило наше появление в их деревне.
Изба, явно деревенская, рубленая, стояла недалеко, под огромными деревьями. Чуть дальше, под такими же огромными деревьями, тоже виднелись дома.


Зайдя в дом, мы тут же попали в объятия энергичной, и как нам показалось, властной женщины. Первым делом она потискала нас в своих объятьях, тщательно рассмотрела каждого и велела садиться за стол.
- Юрик, тащи самовар, он уже напыхтелся и готов к чаю.
Интонации в голосе женщины сразу же доказали, кто в доме хозяин. Тут же она куда-то сбегала и принесла нам одежду. Мне рубаху и штаны, белые холщовые, а Лизе холщовый расписной сарафан, тоже белый. Мы натянули их на себя, и женщина начала метать на стол.

Еда была простой. Куски мяса мы брали руками, закусывали соленой капустой, тут же стояло молоко в крынке, ржаной хлеб, на столе лежали деревянные ложки и парил самовар. Видать, местная пища не отличалась изысканностью, наелся и ладно, но мы с голодухи хватали и ели все подряд.
Женщина сидела перед нами и не сводила с нас глаз. Нам это не мешало, тем более, что есть хотелось сильно, и мы не отрывали взгляд от стола. Мужчина - как мы поняли, его зовут Юрий - стоял возле двери и тоже ел нас глазами.
Наконец, видя, что мы наелись, женщина скомандовала:
- Юрик, пора порадовать гостей нашими фруктами. Принеси-ка нам из сенок корзинку, да постарайся свеженьких подобрать.
- Дуся, а ты уверена, что гости не объедятся?
Хозяин ухмыльнулся и вышел за дверь.
Но когда он вошел...

Мы от удивления вскочили со скамейки!
То, что лежало в большой плетеной корзине, привело нас в очередной шок! Мы даже дышать перестали!
Огромные плоды, лежавшие в корзине, были хорошо нам знакомы, но их размеры.... Чёрные ягоды, напоминающие смородину, размером с теннисные шары; яблоки размером с футбольный мяч; виноград, каждая ягода которого была размером с лимон! На подносе были и другие ягоды и фрукты, но мы их не могли опознать. Зеленые полосатые арбузики на самом деле оказались крыжовником. А какого размера тогда здесь настоящие арбузы?!
- Ешьте, ешьте! Не стесняйтесь! - Женщина подвинула корзину поближе.

frukty kryma logo

И мы ели!
Хорошо, что мы до этого утолкли в себя неимоверное количество мяса и
молока, а то бы точно с непривычки заработали несварение!

Загадки и разгадки.

Евдокия, так, видимо, ее зовут, видя, что мы уже животы руками держим, произнесла:
- Ну вот, немножко закусили, теперь давайте знакомиться. Пойдемте в нашу беседку.
Мы встали, и женщина, выйдя из дома, повела нас во двор, где под виноградными деревьями уютно расположился любовно сколоченный навес. Хозяин тоже направился с нами, прихватив и корзину с фруктами, хотя виноградные кисти, непривычно огромные, висели прямо над нами.

Расположившись на мягких лежаках и отвалившись на мягкие подушки, мы приготовились отвечать на вопросы. Но вопрос был пока всего один - откуда мы и как здесь оказались?
Мы рассказали хозяйке то, что говорили и Юрию, мол, мы с Алтая, рассказали, кто мы такие, где учились и работали, женаты ли, кто у нас семьи. Но вот на вторую часть вопроса, как мы здесь оказались, ничего вразумительного произнести не смогли.
- Ну ладно. Теперь кое-что выяснилось, хотя и не все.

Женщина улыбнулась, подвинулась к Лизе, приобняла ее и мягко спросила:
- А где вы теперь находитесь, не догадываешься?
И Лиза, не задумываясь, ответила:
- Мы в долине радости, так нам бабушка сказала.
Причем в словах и в интонации, какими она выразилась, не было ничего особенного - как сказала бабка, так сказала и Лиза.

Но вот мне почему-то стало трудно дышать.
Что-то неуловимо знакомое показалось в этом названии - долина радости! Мысль крутилась, хотела развернуться дальше, но Евдокия, освобождая нас от дальнейших вопросов, приказала:
- Юра, лети к отцу Леониду, сообщи ему, что мы скоро придем. Да аккуратно! Подготовь его, нечего ему волноваться зря.

vin144 1

Дальше

У вас недостаточно прав на комментирование

.