11 | 12 | 2018

ТАЕЖНЫЙ АНГЕЛ. РОМАН. ЧАСТЬ 4.

И.Истомин

Таежный ангел

Роман

Часть 4

(1-3 части романа http://istomin-knigi.ru/index.php/proza/romany/taezhnyj-angel )

 

Земля радости

 

1329054988

 

Глава 1.

 

Где мы?

 

Нас выкрали?

Первое, что я почувствовал, проснувшись - левая рука затекла. Но сменить положение не удалось, на ней лежала чья-то голова. Следующее, что я почувствовал - к моему животу спиной прижимается чье-то тело, горячее и довольно приятное. Перейдя к другой моей руке, я понял, что она лежит на чьем-то бедре. Судя по всему, бедро это было женское. Занятно!

Кругом была темень без единого пятнышка света.

Та-ак, мы лежим на твердом топчане, застеленном тонким матрацем, и ничем не укрыты. Дом это или землянка, не определить, но затхлостью не пахнет. Помещение, скорее всего жилое.

-       Ты кто?

Шепот прозвучал отчетливо, но голова на моей руке осталась неподвижна.

-       А ты кто?

-       Я Лиза. А где мы и почему рядом?

-       Я только что проснулся и ничего не понимаю. Странно, вроде не с похмелья. Не пил вчера. Побегал по интернету и мирно уснул. Просыпаюсь, а тут ты.

-       И я не пила. Вообще не пью. Тоже уснула дома в своей кровати. Если ты проник в мою комнату, то зачем утащил меня сюда?

-       Не таскал я тебя. Говорю, уснул и проснулся здесь.

Мы замолчали. Лиза потихоньку отодвинулась. Рука оказалась свободна и можно было пошевелить пальцами.

Опять шепот:

-       Я потрогала пол. Там земля. Сухая. Утоптанная.

Попробовал и я достать пол рукой, но уперся в дощатую стену.

-       С моей стороны стена. Деревянная.

-       Может встанешь и проверишь, где мы. А я боюсь.

Я соскользнул ногами вперед, чтоб не прикоснуться к девушке, ступил на пол, нашарил стенку и медленно пошел около нее. Почти тут же налетел на преграду, оказавшуюся столом, и начал осторожно его ощупывать. Обнаружил крынку, понюхал содержимое и попробовал. Молоко. Рядом нащупал тарелку с хлебом и ножом, кружки. Судя по весу, кружки  оказались глиняными.

-       Здесь стол и еда! - прошептал я.

Дальше мне пришлось свернуть влево, и на следующей стене нащупал сухие приятно пахнущие травяные пучки, веревки, висящие на колышках, вбитых в стену, и в углу бочку с водой. Возле третьей стены стояла деревянная лавка. В четвертой стене, недалеко от топчана, я нащупал дверь, но попытка ее открыть не удалась, дверь даже не шевельнулась, была, скорее всего, закрыта снаружи на засов. Нажав на нее плечом, я пытался найти щель и высмотреть хоть что-нибудь. Ничего не вышло, да и на улице была, скорее всего, ночь. Ну дела...

Но что интересно, за дверью слышалось тихое бульканье воды. Мы плывем? Но не качает. Мы на острове, возле реки, возле озера?

Подняв руку, нащупал потолок, тоже из досок.

-       Мы заперты. Похоже, на улице ночь, ничего не видно.

-       А я заметила, что пол, хоть и земляной, но теплый. И вообще, я голая, но мне не холодно.

Я наощупь приблизился к кровати и прошептал:

-       Может, вздремнем, пока утро не наступило?

-       Ты ложись, а я молока попью.

Боится, что опять придется лежать со мной. Прячется за молоком.

Улегшись на топчан, я спросил:

-       А почему мы говорим шепотом? Дом закрыт, ночь, бояться нечего.

Лиза отозвалась не сразу, потому как я понял, что она жует хлеб и прихлебывает молоком. Прожевавшись и кашлянув для порядку, заговорила в полный голос.

-       А знаешь, молоко-то сладкое! Хлеб ржаной и твердый, а с молоком вкусно!

Первое, что мне почудилось в голосе девушки, что он мне все же знаком. Та-ак! Ого, так это же...

-       Слушай, а ты не та ли Лизка, что с Лесной улицы?

-       Ой! И мне твой голос знаком! Ты живешь на соседней, Кедровой? Тебя Ромка зовут, да?

-       Точно! Так мы соседи огородами и старые знакомые?

Голос Лизки вдруг погрустнел, и в нем прозвучал испуг.

-       А где же мы тогда сейчас? Почему ночью на одной кровати? Как мы тут оказались? Что ты сделал со мной?

-       Да ничего я не делал! Проснулся, рука затекла, хотел повернуться на другой бок, а на руке твоя голова оказалась. Я даже погладить тебя не успел.

Шутка прозвучала глуповато, потому Лизка опять перешла на свистящий шепот:

-       Врешь ты все! Сам все устроил и еще неизвестно, что ты придумал дальше. Украл меня и затащил в этот сарай? Чего тебе от меня понадобилось? Что я тебе, кавказская пленница? Говори честно!

Истерика шепотом была не так страшна, как могло быть в полный голос. Страх все же сдерживал девчонку.

-       Да ну тебя! Нужна ты мне! Может, это ты меня украла!

-       Да нужен ты мне? Не хватало еще тебя, двоечника, за собой таскать!

 

Лизка мне нравилась. Еще год назад, когда учились в школе, я пытался с нею сойтись, но получил отпор. Но не напоминать же ей про это сейчас.

Я повернулся к стене и попытался заснуть. Но в голове постоянно роились вопросы, мешающие спать.

Все же - где мы? Почему с Лизкой? Что за дом с земляным полом и низким потолком? Из запахов только аромат от пучков трав на стене. Почему-то теплая земля… Еще и еда на столе.

 

132975206165

 

Про плохое думать не хотелось, да и ощущения опасности почему-то не было.

Или это чья-то шутка? Знали, что я к Лизке неравнодушен, потому нас опоили, выкрали обоих, унесли в этот сарай, раздели, уложили на топчан, оставили еду, а утром… а утром придут и будут ржать над нами, мол, как вам свадебная ночь?

Если это сделали чужие, драки не миновать. Если придумал мой друг Женька, пятак я ему начищу точно!

Но вот почему теплый пол? Вроде вопрос простой, но теплых земляных полов  в наших местах я ни разу не видел, потому факт теплого пола сидел в голове как гвоздь. Водяной подогрев? Да ну! Я отбросил эту мысль сразу. Тогда почему?

 

Лизка, как я понял по шороху, тоже прогулялась по комнате, потолкала дверь, но в итоге тоже улеглась на топчан, изо всех сил стараясь не коснуться меня.

Недотрога! А до этого лежала рядом со мной, помалкивала!

-       На, прикройся! Я нашла вешалку, на ней висят тряпичные полосы. Две я взяла себе, а эту бери ты и обмотайся, чтобы утром не позориться.

И точно! Кусок материи! Вскочив, я соорудил набедренную повязку и улегся, чувствуя себя намного уверенней. Лизка, видимо, тоже почувствовала себя увереннее, и уже более спокойно сказала:

-       Кстати, печки я не нашла. Нет ее в избушке. А пол теплый. Странно...

-       Давай спать! Утро вечера мудренее.


Мы не дома.


Разбудили нас грохот дверного запора, скрип двери и яркий свет.

Лизка инстинктивно прижалась ко мне, а я приложил руку к глазам, заслонясь от света, и пытаясь разглядеть человека в дверях.

Им оказалась пожилая женщина, которая вначале нас не приметила, но взглянув на топчан, остановилась, как было заметно, в недоумении.

Мы лежали, не шевелясь и стараясь не дышать от страха.

Женщина, а точнее сказать, старушка, прошаркала босыми ногами к нашему топчану и начала вглядываться в нас. Оглядев нашу двоицу, она вдруг заулыбалась и прошамкала:

-       Ш прибытием вас, дорогие гошти! И не бойтешя меня, вштавайте, пойдемте,  ишкупаетешь в наших те`плицах (она сделал ударение на первом слоге), пошнедаете, чем бог пошлал, и рашкажете, кто вы, как шюда попали и откуда.

Говор у бабки оказался очень даже необычным! Так у нас никто не говорит. Оканье и растяжка гласных были настолько необычными, что в первый момент я даже не совсем понял, о чем она говорит. Лиза тоже помалкивала. Но старушка уже склонилась над нами, протянула руку, легонько взяла девушку за пальцы и потянула на себя.

-       Вштавай, доченька! Не бойшя. В нашей Радо`шти (бабка сделала ударение теперь уже на втором слоге) вам боятьша некого.

Лиза встала, а с ней сполз на пол и я.

-       Вы хоть молочка-то попили? А то я вчерась пряла здешя, попивала молочко, а пошла домой, да и забыла взять его с шобой. Будто жнала, што вы появитесь. И дверь зачем-то заперла, дура штарая...

 

Похоже, бабку нисколько не удивило наше появление в закрытой избушке. Да и спрашивать дальше она не стала, будто бы в этом сарае каждое утро появляются такие как мы.

Прихватив крынку, она направилась к двери, за ней двинулись и мы, но Лизка шла на цыпочках, и я почувствовал, что выходить из нашего убежища нам было все же страшновато.

Вслед за улетающим в дверь страхом мы в волнении медленно шагали к двери, будто вступали в какой-то новый, удивительный мир. Первое, что нас поразило - воздух! Свежий утренний воздух, который хлынул в распахнутые двери, был наполнен таким сногсшибающим ароматом, будто дом стоял в цветнике, нет, точнее - в ботаническом саду или в тропиках!

И знали бы вы, насколько это оказалось близко к этому!

 

То, что мы увидали, выйдя за порог, было неописуемо!

Все вокруг цвело и благоухало!

 

tropik-mehse

 

Курчавились зеленью и цветами кусты, скрывая все, что было за ними. Мягкая зеленая трава ластилась к ногам. В нескольких метрах за кряжистым стволом дерева виднелась вода, струящаяся в травянистых берегах.

-       Боже мой, мы в раю?

Лизка до сих пор стояла на цыпочках, как-будто боялась лишний раз примять изумрудное покрывало на земле. Ее вытянувшаяся фигурка, как казалось, сейчас взлетит, будто мотылек. Природа природой, но и девчонка была так прекрасна, что я даже растерялся - та ли она, какую я знал до этого?

Мне, совершенно обалдевшему от окружающей нас красоты, да и от Лизки тоже, сразу стали далекими те вопросы, что до сего распирали мои мозги.

Бабка тоже, похоже любовалась девчонкой. Склонившись на свою клюку, она довольно улыбалась и ждала, когда мы отойдем от первого шока.

Завидев стоящую у стены скамейку, я уселся на нее. Первый шок потребовал немало сил для его сдерживания, потому возможность сесть оказалась совершенно вовремя.

А Лизка уже скакала к воде! Потрогав ее пальчиком, она тут же плюхнулась в речку и начала кричать, зовя к себе:

-       Ромка, беги сюда! Вода почти горячая! Что ты расселся, будто тебе все неинтересно! Беги, прыгай прямо с берега!

Водичка была класс! В такой реке, чистой и теплой, я еще не купался ни разу. Да и где там, у нас, в Сибирском тупичке, можно было такую сыскать? А из этой воды выходить ну совершенно не хотелось. Так бы и булькался целый день!

Накупавшись вволю, мы уселись на скамейку, вытянули ноги и расслабили все мышцы.

-       Вот это да! Райское наслаждение!

На Лизкиной мордашке было нарисовано такое блаженство, что про ночные страхи она, похоже, забыла совершенно. Сидя с закрытыми глазами, она счастливо улыбалась и перебирала пальцами сорванный на тропинке цветок.

 

А я рассматривал Лизку.

Совершенно не похожая на королев красоты, девчонка была сделана, точнее, вырезана совершенно по другим эталонам, и это, скажу прямо, мне нравилось. Никакого сравнения с той Лизкой, что я знал по школе! В ней изменилось все, или почти все, причем, в лучшую сторону. Но это была та же Лизка, которую я прекрасно помнил.

Девчонка не выдержала переполняемых ее чувств, вскочила и стала кружиться передо мной, размахивая руками и вскрикивая:

-       Ты посмотри, какая красота кругом! Сколько здесь цветов, какие красивые бабочки! Смотри, смотри!

А я смотрел на нее. Поразительно! За один год такие перемены! В школе была ведь чуть ли не гадким утенком, а сейчас передо мной кружилось чуть ли не совершенство. Это стало меня заводить. Она ведь лежала возле меня, ее голова лежала на моей руке… Интересно, изменился ли я? Думаю, сама скажет. Но в зеркало надо посмотреть. 

Пока мы тут развлекались, бабка нырнула в заросли и исчезла, оставив нас опять наедине с собой, но уже не только с собой, но и с этой прекрасной природой.

 

Все красиво, все прекрасно, но что дальше? Прежние сомнения вернулись, и мозги заработали с новой силой.

То, что мы не дома, это уже понятно. Но где? Эти вот кусты, деревья, травы, цветы - точно у нас не растут! В Горном Алтае нет таких теплых рек. Нет таких деревьев.

И главное - у нас-то сейчас зима! Вчера я очищал дорожки от снега, было холодно и ветренно. А здесь - лето! Говор наших людей совсем не такой, как у этой старушки. Даже наши бабушки совсем иначе разговаривают! Если мы на югах, то почему здесь совершенно русская бабка, да еще и с какими-то то ли костромскими, то ли ивановскими интонациями? Ездили мы по Золотому кольцу, и я помню, как разговаривают тамошние жители. Очень похоже!

 

Что вообще случилось этой ночью? Мы с Лизкой, живущие на соседних улицах, ничего особенного собой не представляющие… и вдруг здесь! А здесь - где? Как мы сюда попали? Почему именно мы? Голова совершенно отказывалась что-то понимать. Если это сон, то почему такой реалистичный?

Лиза заметила, похоже, что я уже обалдел от размышлений, и пришла мне на помощь:

-       Рома, выбрось все из головы. Что будет, как будет, где да почему - это мы скоро узнаем. А пока радуйся! Тут же самое настоящее райское местечко! Возможно, нас кто-то перетащил в какие-нибудь Алтайские теплые озера.

Ну, конечно, голыми, за несколько часов и прямо в лето!

У девчонок характер легче. Просто радуйся и все!

Да я и радуюсь, но…

 

amazonka dshyngly

 

Ладно. Пока бабка не вернулась, можно еще разок купнуться.

-       Догоняй!

Я рванул к речке, Лизка с визгом метнулась за мной, и мы с головой ушли в чистую теплую воду.


Райские фрукты.


Видимо, бабка уже успела рассказать про нас жителям, потому как через какое-то время из чащи по тропке, по которой исчезла старушка, вышел мужчина средних лет, роста небольшого, одет совершенно просто и босиком. Он подошёл к нам, сидящим на лавочке и упивающимся блаженством, улыбнулся. Улыбка была чуть хитроватая, но простая, дружелюбная, открытая. Правда, лицо мужика было кое-где покрыто шрамами, но они лишь едва портили общее приятное впечатление. Нижнюю часть лица закрывала борода, потому то, что там под ней пряталось, было не разглядеть.

Найдя какой-то чурбачек, он подкатил его и сел напротив.

Помолчал, рассматривая нас, и спросил:

-       Вас закрыли в этом сарае?

Я ответил, что вряд ли, мы просто очнулись вдвоем в этом домике, который оказался закрытым. Мы с  Лизой проснулись на топчане без одеяла, совершенно голые. В избушке было тепло и потому мы не замерзли. Утром пришла бабушка, открыла дверь, мы вышли, искупались в реке.

Мужчина, видно было, немало удивился, приподнял брови и спросил, откуда мы. Мы сказали, что мы с Алтая. Я добавил, что из Горного Алтая и сейчас у нас зима.

Мужчина сказал:

-       И у нас зима….А сейчас вы представляете, где находитесь?

Мы сказали, что нет, не представляем. При этом я высказал пару мнений, мол, если это одно из мест теплых озер Алтая, тогда почему у бабушки ивановский говор? А таких кустов и деревьев я точно нигде не видел. Такого места в Сибири, чтобы вот так роскошно росли огромные растения, да еще с такими цветами, вроде как нет нигде. Может быть у нас успели построить огромный аквапарк, и мы не знали об этом?

Тут мужчина улыбнулся таинственной улыбкой и сказал:

-       Ладно, всё это вы узнаете потом. Но вот то, как вы попали в закрытый сарай, да еще ночью, для меня загадка. Думаю, что нам еще предстоит хорошенько поломать голову над тем, что с вами произошло.

Он поскреб пятерней в затылке.

-       Странно, очень странно... Ну ладно как вы попали сюда мы потом разберемся. А пока вам нужно поесть, познакомиться с нами, а нам познакомиться с вами.

-       Только у меня просьба. - Мужчина помолчал. - Пока кроме нас ничего никому не рассказывайте, идемте в мою избу, она здесь крайняя, а там решим, что делать дальше.

Мы согласились и этой же тропкой, которой пришел мужчина, пошли вслед за ним.

По дороге мы никого не встретили. Мужчина шел, постоянно пожимая плечами. Видимо, его изрядно озаботило наше появление в их деревне.

 

Изба, явно деревенская, рубленая, стояла недалеко, под огромными деревьями. Чуть дальше, под такими же огромными деревьями, тоже виднелись дома.

Зайдя в дом, мы тут же попали в объятия энергичной, и как нам показалось, властной женщины. Первым делом она потискала нас в своих объятьях, тщательно рассмотрела каждого и велела садиться за стол.

-       Юрик, тащи самовар, он уже напыхтелся и готов к чаю.

Интонации в голосе женщины сразу же доказали, кто в доме хозяин. Тут же она куда-то сбегала и принесла нам одежду. Мне рубаху и штаны, белые холщовые, а Лизе холщовый расписной сарафан, тоже белый. Мы натянули их на себя, и женщина начала метать на стол.

Еда была простой. Куски мяса мы брали руками, закусывали соленой капустой, тут же стояло молоко в крынке, ржаной хлеб, на столе лежали деревянные ложки и парил самовар. Видать, местная пища не отличалась изысканностью, наелся и ладно, но мы с голодухи хватали и ели все подряд.

Женщина сидела перед нами и не сводила с нас глаз. Нам это не мешало, тем более, что есть хотелось сильно, и мы не отрывали взгляд от стола. Мужчина - как мы поняли, его зовут Юрий - стоял возле двери и тоже ел нас глазами.

Наконец, видя, что мы наелись, женщина скомандовала:

-       Юрик, пора порадовать гостей нашими фруктами. Принеси-ка нам из сенок корзинку, да постарайся свеженьких подобрать.

- Дуся, а ты уверена, что гости не объедятся?

Хозяин ухмыльнулся и вышел за дверь.

Но когда он вошел...

Мы от удивления вскочили со скамейки!

То, что лежало в большой плетеной корзине, привело нас в очередной шок! Мы даже дышать перестали!

Огромные плоды, лежавшие в корзине, были хорошо нам знакомы, но их размеры.... Чёрные ягоды, напоминающие смородину, размером с теннисные шары; яблоки размером с футбольный мяч; виноград, каждая ягода которого была размером с лимон! На подносе  были и другие ягоды и фрукты, но мы их не могли опознать. Зеленые полосатые арбузики на самом деле оказались крыжовником. А какого размера тогда здесь настоящие арбузы?!

-       Ешьте, ешьте! Не стесняйтесь! - Женщина подвинула корзину поближе.

И мы ели!

 

frukty kryma logo

 

Хорошо, что мы до этого утолкли в себя неимоверное количество мяса и

молока, а то бы точно с непривычки заработали несварение!

 

Загадки и разгадки.


Евдокия, так, видимо, ее зовут, видя, что мы уже животы руками держим, произнесла:

- Ну вот, немножко закусили, теперь давайте знакомиться. Пойдемте в нашу беседку.

Мы встали, и женщина, выйдя из дома, повела нас во двор, где под виноградными деревьями уютно расположился любовно сколоченный навес. Хозяин тоже направился с нами, прихватив и корзину с фруктами, хотя виноградные кисти, непривычно огромные, висели прямо над нами.

Расположившись на мягких лежаках и отвалившись на мягкие подушки, мы приготовились отвечать на вопросы. Но вопрос был пока всего один - откуда мы и как здесь оказались?

Мы рассказали хозяйке то, что говорили и Юрию, мол, мы с Алтая, рассказали, кто мы такие, где учились и работали, женаты ли, кто у нас семьи. Но вот на вторую часть вопроса, как мы здесь оказались, ничего вразумительного произнести не смогли.

- Ну ладно. Теперь кое-что выяснилось, хотя и не все.

Женщина улыбнулась, подвинулась к Лизе, приобняла ее и мягко спросила:

- А где вы теперь находитесь, не догадываешься?

И Лиза, не задумываясь, ответила:

- Мы в долине радости, так нам бабушка сказала.

Причем в словах и в интонации, какими она выразилась, не было ничего особенного - как сказала бабка, так сказала и Лиза.

Евдокия, освобождая нас от дальнейших вопросов, приказала:

-       Юра, лети к отцу Леониду, сообщи ему, что мы скоро придем. Да аккуратно! Подготовь его, нечего ему волноваться зря.

                

Глава 2.

 

Знакомства и новые открытия.


Отец Леонид?

Гм! Мы попали к староверам?

Так, может быть, мы попали на юг Горного Алтая, где живут староверы? Но там точно нет таких оазисов. Построен аквапарк? Но как мы пропустили такую стройку? А размер, а значит, и возраст местных деревьев такой, что перенести их или пересадить явно никакая техника не смогла бы.

Лиза с хозяйкой о чем-то ворковали в уголке беседки, а мне захотелось прогуляться, осмотреться. Дойдя до середины двора, я глянул вверх и заметил, что небо закрыто сплошным туманом, отчего - это только что до меня дошло! - зеленый рай был покрыт легким сумраком. Очередное гм… Мужик сказал, что у них тоже зима. Сперва я никак не среагировал на эти слова, но сейчас удивился - какая ж это зима, если все вокруг цветет и благоухает? Куда ни глянь, везде на ветках висят невиданных размеров плоды, кусты в цветах, птицы скачут и поют. Захотелось выйти за пределы ограды и посмотреть, что вокруг.

Вдруг послышался Лизкин голос:

-       Роман, иди сюда!

Оглянувшись, я увидел, что к беседке подходят новые люди. Вместе с Юрием в беседку входили еще трое, тоже бородатые и тоже в простых одеждах.

-       Роман, знакомься с моими друзьями.

Юра улыбался и мне показалось, что он представлял меня им как сюрприз.

-       Прежде, чем идти к отцу Леониду, я решил свести тебя сначала с моими кунаками. Мужики надежные, рассудительные и в чем-то мы все похожи на тебя. Правда, способ попадания сюда у нас несколько иной, но суть та же.

-       Это Сергей, наш романтик.

Мне протягивал руку белокурый мужчина со светлыми глазами и улыбчивым лицом. Почему-то мне он сразу приглянулся, чувствовалось, что в нем полно добродушия и он всегда готов помочь и словом и делом.

-       Это Егор, наш менестрель.

-       Юрка, ты как был трепло, так им и остался! Гитару ты зажал и не отдаешь, Доню свою веселишь, потому еще неизвестно, кто из нас менестрель и увеселитель “трубадур”.

Мужик хохотнул и совершенно радушно потряс мою руку.

-       Не дрейфь, Рома, скоро все станет ясно и понятно. Возможно, кроме одного. Но это потом.

Четвертый мужик коротко глянул на Юрия и обошелся без его комментариев.

-       Олег.

Рукопожатие оказалось твердым и продолжительным. Взгляд просканировал меня вертикально и горизонтально, затем он положил руки мне на плечи и спросил:

-       Боязнь уже прошла? Или еще что-то осталось?

Я пожал плечами.

-       А неопределенность мы сейчас устраним. Не паникуй и принимай все как есть.

Странно, но после этих слов Олега я почувствовал, что с меня и в самом деле как яичная скорлупа свалились последние опасения. Эти четверо мужиков осматривали меня так, будто уже решили принять меня в свою… компанию.

-       Ну что? Вскрываем бочонок?

Мы расселись по скамьям вокруг стола, на котором, радуя округлостями, стоял деревянный бочонок, возле которого толпились ровно семь кружек. Конечно же, тут же стояла корзина с фруктами.

-       Евдокеюшка, ты будто загодя знала, сколько нас присядет за твой стол? А если бы нас оказалось больше или меньше, справилась бы?

-       Юраня, ты меня знаешь не первый год, а ведь я за все это время ни разу не промахнулась!

Хозяйка ехидно взглянула на мужа, и он, слегка понурясь, склонил голову и почесал в затылке.

-       Так что, дорогой, не задавай глупых вопросов, а побыстрее шевели руками.

Когда какая-то слегка мутноватая жидкость была разлита по кружкам, встал Олег и обратился к Лизе:

-       Хоть мы и знакомились с Романом, будто не замечая Вас, но на самом деле мы готовились познакомиться с прекрасной незнакомкой, удивительным образом оказавшейся в нашем парадизе. Скажите нам, как Вас зовут, и развейте наши сомнения, можно ли после этого быть с Вами на “ты”?

Лизка зарделась от смущения, встала и еле слышно промямлила:

-       Меня зовут Лиза.

Евдокия тут же вскочила, бросаясь на защиту “бедной девушки”.

-       Ну вот, познакомились! Давайте опрокинем кружки за встречу, а после бражки Лиза нам расскажет о себе поподробней.

 

Тайна приоткрывается.

 

Я проглотил содержимое кружки. Впечатление оказалось намного приятнее того, что я ожидал. Бальзам! По вкусу жидкость только лишь напоминала брагу, на самом деле это была совершенно другая бражка! Видимо, удивительные фрукты и здесь активно поучаствовали, приведя древний и вроде бы привычный напиток в такое прелестное  состояние, что я бы… повторил брагопитие еще раз. Да и не раз!

Юрий, между тем, разлил бражку повторно.

Мы было уже взялись за кружки, как вдруг раздался Лизкин голос.

-       Мне хозяйка сообщила, что вы все тоже не коренные жители этих мест, а прибыли сюда десять лет назад. Расскажете нам об этом?

Ого! Бражка развязывает языки! Щеки у девушки раскраснелись, глазки стали смешливыми, а взгляд переходил от одного мужика к другому.

-       Ну, что молчите? Колитесь! Тоже проснулись в том сарае голенькими?

Осмелела, коза! Помню, в школе я и голос-то ее не знал, тихоня такая была, что и слова было не вырвать. А тут глянь-ка, разговорилась! Сильна бражка!

 

Выручил Юрка.

-       Красна девица жаждет правды? Что ж ты, Донюшка, не рассказала красавице, как ты выглядела “голенькая” в ленском болоте? А мы-то все до сих пор теряемся в догадках - чего это косолапый кинулся на нас, будто кипятком ошпаренный?

Мужики загоготали, но хозяйка и тут не растерялась, а хмыкнула и выдала:

-       Ой, муженек, нарываешься! Помню, когда ты на всем лету принялся обниматься с кедрой, то она с тебя только разве трусы не сняла. Помнишь хоть! Отдался ты ей по любви, али как?

Юрка мигом стушевался, потому Олег, как я понял, вожак этой компании, свернул смешки и обратился к Лизе.

-       Мы сюда пришли пешком. Причем, сами на это решились, не взирая на то, что пришлось преодолеть немало трудных километров. А голенькими оказалась только лишь тогда, когда нырнули в те`плицы.

Вот так-так... Лизка тоже открыла рот. Видно, ее посетили те же мысли, что и меня - мы находимся в месте, которое совсем не близко от нашего дома!

Очередная порция бражки добавила Лизке очередную порцию смелости и девчонка  не выдержала:

-       Так все же можете вы нам сказать, где мы сейчас находимся?

В ее голосе явно сквозило отчаяние, от чего Евдокия бросилась обнимать и успокаивать девушку, а Олег сказал:

-       Лиза, дорогая, мы сейчас пойдем к отцу Леониду, и он раскроет вам все тайны, разгадки над которыми вас мучают. Почему он? Потому что это самый мудрый человек в нашей долине, и он сумеет все обсказать так, как надо. Это… как бы сказать точнее… его прерогатива, что ли.

-       Если он такой мудрый, то, наверное, и очень древний.

Лизка брякнула это, скорее всего от злости, что все увиливают от вроде бы простого вопроса, но неожиданно получила шокирующий ответ.

Егор, все это время поглядывавший на девушку -  мою Лизку! - восхищенным взглядом, выдал:

-       Да, он и должен быть мудрым и древним, ведь ему уже сто восемьдесят лет…

Отец Леонид.

-       Сколько?!

 

Тут уж мы оба разинули рты, совершенно не постигая произнесенной суммы лет. Мне сразу представился ходячий скелет типа Кащея Бессмертного и идти к нему сразу расхотелось.

Но народ уже поднялся, Евдокия заткнула бочонок, сунула его мужу, а корзину с фруктами Сергею, и мы отправились к старцу.

Идти пришлось недалеко. Дом отца Леонида стоял уединенно чуть выше, на взгорке, и мы туда притопали за несколько минут. Дом был обычным, тоже окруженный садом и тоже - я забыл это отметить - без печной трубы. Опять же, прошу извинить за забывчивость - тропка, покрытая щебенкой, отдавала теплом и шлепать по ней голыми подошвами было приятно.

Толпа без смущения вошла во дворик, и Евдокия крикнула:

-       Евстигнея, встречай гостей!

Хозяйка, выглядевшая пожилой, но не старой женщиной, одетая в простое неяркое платье, спустилась по ступенькам и подошла к нам.

-       Здравы будьте, гости дорогие! Проходите в дом, отец Леонид ждет вас.

Мы вошли в дом.

В темных сенях Лиза неожиданно взяла меня под руку и прижалась ко мне.

-       Рома, я боюсь!

 Странно, но у меня тоже было такое же ощущение. Почему-то мне тоже было страшновато. Показалось, что сегодня, а именно сейчас, мы услышим такое, от чего наша последующая жизнь значительно усложнится.

 

Мы вошли в дом. В комнате стоял стол, а во главе стола сидел отец Леонид. Длиннобородый с суровым вглядом мужчина. Первое, что я понял, это то, что отец Леонид совсем не выглядит на сто восемьдесят лет. Ему можно было дать лет семьдесят, ну девяносто, но никак не сто восемьдесят.

-       Проходите, садитесь! Давно жду, с утра, как бабка Пелагея мне рассказала о том, что случилось в гостевой избе, я всё время об этом думаю. Но пока ничего путного в голову не пришло.  Поэтому сейчас все вместе посидим, покумекаем и примем какое-то совместное решение.

Мы расселись по скамьям. Бабка Евстигнея поставила на стол тарелку с зернами кедровых орешек, выставила неизменный в таких случаях, как я понял, бочонок с бражкой, кружки,  ложки, и отец Леонид продолжил:

-       Я теперь вижу вас, Роман и Елизавета, на первый взгляд вы приятные люди. Как я понял, вам еще нет двадцати лет. Прибыли вы к нам ночью, а утром бабка Пелагея вас и нашла. Расскажите-ка мне, где вы были и что делали до того момента, как проснулись у нас.

Лиза в ответ зачастила, от страха, наверное:

-       Отец Леонид, я вечером как обычно уснула дома в своей кровати, а проснулась в вашей избе. Я до сих пор не понимаю, как это случилось. Мы с Ромой уже…  обсуждали меж собой, что могло с нами случиться, но ни до чего не договорились...

Лизка протараторила все это на едином дыхании, но к концу сникла.

Я постарался говорить уверенно и не тараторить:

-       Со мной тоже ничего необычного с вечера не было. Я тоже уснул в своей кровати, а проснулся на топчане рядом с Лизой. Нашей одежды в домике не оказалось, потому пришлось замотаться в какие-то тряпки. Уже позже Евдокия выдала нам эту одежду.

Старец помолчал, потом спросил:

-       А где вы до этого проживали?

Я ответил, что в Горном Алтае, назвал наше село и даже адрес не утаил.

Отец Леонид повел в удивлении бровями и сказал,точнее, пробормотал:

-       Да случай очень интересный. К нам сюда люди попадали разными путями, все пришли пешком, а вот вы первые попали к нам ночью неизвестно как.

Осмотрев всех, кто сидел перед ним на лавке, старец обратился к Олегу:

-       Что скажешь Олег? Как ты думаешь, почему так случилось, что ребята оказались у нас неожиданно? Что с ними произошло этой ночью?

Олег не стал сразу отвечать, подумал, покачал головой.

-       Отец Леонид, для меня это тоже огромная загадка! Я даже не представляю, как это могло случиться. Люди уснули в одном месте, а проснулись в другом. Мало того, от того места, где они уснули, до избы расстояние очень даже не маленькое!

Старец, продолжая смотреть на Олега, повел перстом в сторону Юрия:

-       У тебя, вижу, уже есть что-то на уме. Ну-ка освети нашу тайну светом твоего наития!

Лицо Леонида впервые осветилось улыбкой. Видно, он хорошо знал Юрия и ждал от него чего-нибудь веселого. так и оказалось.

-       Да чего тут думать? Друзья Романа и Лизы тайно купили путевку с приключениями, - я слышал об этом, нынче это новая мода среди “золотой молодежи” - и ночью опоили чем-то наших героев, посадили в самолет, потом в вертолет, а тот выбросил их на парашютах над нами. Конечно, не обошлось без сопровождающих. Те уложили ребят на топчан, дверь закрыли, а сами улетели обратно. Надо осмотреть Романа с Лизой, может у них где-то передатчик запрятан.

Я облизнул враз высохшие губы, заметив тут же, что и все остальные совершают нечто подобное. Решение, предложенное Юрием, было настолько фантастическим, что несколько минут все сидели, будто пришибленные.

 

Попытки отгадки

 

Звонкий смех Евдокии прозвучал в комнате будто пулеметная очередь! Женщина хохотала так, будто ее щекотала толпа подружек.

-       Это тебя надо осмотреть, сундучек ты мой с клопиками! Передатчик, не передатчик, но какую-нибудь хитромурдию мы в тебе найдем, это точно.

Женщина со смеха перешла на стон:

-       Ты хоть представил по карте, где Алтай и где мы? Это ж сколько должно быть “золотой молодежи” у них в деревне, чтоб купить самолет с вертолетом? Прям не деревня, а Лондон какой-то!

Мы еще не отошли от Юриных слов, а Евдокия обратилась к нам.

-       Давно ваш Алтай так озолотился, что рассылает людей направо и налево на самолетах и ветролетах (так и сказала - веТРолетах!)? Есть там у вас хоть кто-то, кто способен организовать такое путешествие?

Мы с Лизкой уставились на женщину.

-       Ну… если близко, то… может и нашелся кто… хотя...

Евдокия вскочила со скамейки и глядя на отца Леонида, потребовала:

-       Отче, да скажи ты ребятишкам, наконец, куда они попали! Рома с Лизой совсем даже не глупенькие и все поймут как надо.

 

Опять все за столом притихли.

Смотрели на нас. Взгляды и мужчин и женщин были задумчивыми, в глазах читалось сомнение, поймем ли мы правильно то, что нам сейчас сообщат, сумеем ли выдержать ту правду, какую откроет старец.

Наконец, мудрец погладил свою длинную бороду, вздохнул и изрек:

-       Дети мои! Я имею в виду наших новеньких, Романа и Елизавету. Я до сих пор не понимаю, что с вами произошло этой ночью, но оказались вы в тысячах верст от Алтая. Долина, где вы сейчас находитесь, единственное теплое место среди огромной зимней заснеженной Сибири.

-       Называем мы ее Долина Радо`сти.

Мы молчали. Молчали и все остальные.

-       Добавлю, что скоро вы будете не одиноки. К нам в долину придет много молодежи. Они, как и вы, попадут в этот райский уголок впервые, правда, пешком. Не сомневаюсь, что вы сойдетесь с ними, и вам будет не так тоскливо. А мы сделаем все, чтобы вы были счастливы. Идите с Богом и обживайте ваше новое место проживания. Подробности нашей жизни вы скоро узнаете. Ребята помогут вам.

Опять стояла тишина. Но Юрий не дал ей долго насыщаться нашей растерянностью.

-       А ну, подставляй кружки! Отметим новое прибавление в нашу семью!

Забулькала бражка, застучали кружки, отметившие чоканием наше братание, тревога с наших сердец постепенно улетучилась, и под доброе напутствие отца Леонида мать Евстигнея проводила нас до калитки.

 

К Олегу

 

-       Идем ко мне!

Олег от калитки свернул на ту же тропинку, по которой мы пришли к дому отца Леонида.

-       А где мы будем ночевать? Опять в той же избе?

Лизка прошептала вопрос, будто надеясь, что я знаю больше, чем она.

Скажу честно, от всех свалившихся на нас тайн и новостей голова шла кругом. Мало того, посещение отца Леонида лишь немного приоткрыло тайну Долины Радости. Я до сих пор не представлял, где мы. Почему-то все упорно не показывали нам место оазиса на карте, хотя почему это засекречено, было непонятно.

Да и теперь почему-то все помалкивали, хотя я догадывался, что наше появление, совершенно не укладывающееся в сознание, доставило местным аборигенам достаточно размышлений.

Ночь упала мгновенно. Мы даже ста шагов не сделали, как стало темно. Вечерней прохлады, как я ожидал, не наступило. Мы топали вслед за Олегом. Тропа была все такая же теплая, звезд не было видно ни одной. Кое-где побрехивали собаки, но было тихо и безлюдно.

-       Ребятки, ничего не бойтесь!

Евдокия подошла со стороны Лизы, и ее веселый голос в этой тишине оказался кстати.

-       У Олега уже все готово к нашему приходу. Баня истоплена, столы накрыты, ваша комната прибрана. Мы знаем, что вы устали, потому приготовили все, чтобы вас оживить.

И добавила:

-       Ни в коем случае не унывайте! Все будет хорошо и даже отлично!

-       А почему ночь наступила так быстро?

Я спросил, потому что к такой резкой смене дня на ночь не привык. Между ними, как я думал, всегда должен быть вечер. А так резко наступающая темень у нас бывает только перед грозой.

-       У нас день тоже наступает почти без утра. Вокруг горы, а над долиной всегда туман. Потому день короткий, а ночи длинные. Особенно зимой как сейчас. Летом дни будут поярче и дольше.

И продолжила:

-       Потому днем мы быстро трудимся на всех, а ночью медленно на себя!

Евдокия засмеялась.

 

Женщина мне все больше нравилась. Она своим оптимизмом не давала горьким думам овладеть нами. Чуть только грустные мысли начинали заполнять наши уже основательно одуревшие головы, как она оказывалась тут как тут и вытесняла их своим оптимизмом.

-       А почему мы идем к Олегу?

Лизка, скорее всего, все же боялась ночи.

-       Да потому что он среди нас самый главный. Там собралась вся наша родня и ждет вас не дождется. Нам уже недолго идти, вон уже огоньки видны. Мы же ночные жители, не забывайте!

Да, огоньков становилось все больше. Было видно, что это светятся окошки, дома которых освещались явно не электричеством.

Мы свернули на тропинку, поднимающуюся к дому, освещенному не в пример другим. Хозяин явно включил электрогенератор, хотя его урчания не было слышно.

-       Идууут!

Детский голос разрезал тишину.

Мгновенно народ из дома высыпал на крыльцо, а потом ринулся к нам. Нас обступили и попеременно стали тискать в объятиях. Причем, одинаково страстно приветствовали не только нас, но и всех, будто не виделись неделю.

-       Скорее, скорее в дом! А то мы уже заждались.

Мы вошли в дом и...

 

Вечер.

 

Как прошла встреча с радостинцами, описать трудно.

Оказалось, что ночь наступила рано, по нашим меркам, а для местных как раз вовремя, чтобы успеть навеселиться вволю. Все светлое время суток люди старались успеть сделать то, что ночью делать несподручно, но зато по окончании дня всецело отдавались неспешным радостям.

Разделю рассказ о вечере на части.

Встреча.

Нас ввели в дом. Точнее, в царский дворец времен, может быть, Владимира Мономаха. Конечно, ночью он просматривался плохо, но и подсвеченный смотрелся вполне величественно.

-       Неужели тут у всех такие дома?

Удивилась Лизка.

-       Да нет. Это Олег расстаралася. Семья-то у него чуть ли не дюжина! А так домики у всех скромные.

 

Дом Олега.

 

дом олега

 

Роскошная сенница[1] поразила меня своей широтой. Перед стенами из гладко оструганных толстенных бревен красноватого цвета[2] стояли резные скамьи. Пол покрыт домоткаными половиками в узорах, больше похожими на древние руны. Стол, ковши, братины...

Дальше нас провели в горницу.

Комната была большой. Окна были прорублены вдоль всех стен, потому, наверное, днем она была скорее светлицей.

Об убранстве можно не говорить, все было как надо. Ощущение уюта и добросемейственности возникало сразу, а русские орнаменты, украшавшие стены, окна и пол говорили только о том, что хозяева ценили русские традиции.

 

Баня.

 

Но налюбоваться жилищем нам не дали.

-       Новенькие идут в баню, а хозяева занимаются столом.

Евдокия накинула на нас полотенца и повела, как она сказала, к заднему крыльцу.

-       Баня натоплена чуть-чуть, чтоб вам не сжариться. Настоящая баня впереди, а пока обмоетесь, чтоб войти в новую жизнь чистыми и беспорочными.

Коротко хохотнув, она спустилась с крылечка, и по тропинке мы зашагали к бане.

-       Мойтесь как хотите, поодиночке или вместе. В долине у нас на это большого внимания не обращают. В те`плицах мы всем селом купаемся голенькими. Привыкайте.

Она ушла. Лизка, конечно, решила мыться отдельно, потому я вышел на улицу и присел на скамеечку.

Тишина, теплынь и покой… Я прилег, думая, что немного расслаблюсь, пока подруга бразгается.

Но не успел я закрыть глаза, как тут же взлетел над лавкой, будто меня пружиной подбросило. Уши резанул такой визг, будто в бане стая монстров рвала мою подругу на части.

Я влетел в предбанник, потом в мойку, дальше в парилку - Лизки не было!

Выскочив снова в предбанник, я услышал булькание, и в углу обнаружил большую бочку с водой, из которой на меня глядели огромные глаза.

-       Лизка, что случилось? - Я сразу понял, что в бочке сидит именно она.

Но девушка только булькала ртом и понять, что она ответила, было невозможно.

-       Высунь голову из воды, говори, что случилось? - Мысль о монстрах не давала мне покоя.

-       - Там… там… там ад!

-       Где?

-       Там. - Лизка высунула руку из воды и показала на дверь в мойку. - Я вбежала туда и… чуть… не сгорела!!!

Оказалось, что девчонка, стесняясь своей наготы, стараясь как можно быстрее оказаться внутри, вбежала в мойку и нарвалась на такой жар, что задохнулась и с диким визгом вылетела обратно. Увидев бочку, мгновенно впрыгнула в нее и только там поняла, от какого ада она спаслась.

Ну что, мне смеяться над ней? Она, скорее всего, и дома мылась в бане только после всех, когда печка выстынет.

-       Тогда я пойду.

Я скинул одежду, прихватил веник и с гордым видом, мол, знавали мы такие бани, вошел внутрь.

 

...Нет, я визжать не стал. Просто не умею. Но повизжал бы с удовольствием! Это, называется, они натопили чуть-чуть! Да тут можно было, держа котелок в воздухе, воду кипятить!

Ну, не выскакивать же мне обратно? Присев как можно ниже, я отполз в дальний угол, и только там, наконец-то, смог сделать небольшой вдох.

Надолго меня не хватило, я выскочил в предбанник и запрыгнул к Лизке в бочку.

Короче, пришлось нам открыть все двери, баню слегка выстудить и только потом обмыться по-скорому.

 

Вечеря.

 

В доме стояли такие запахи!!!

Про стол я, конечно, стараюсь не говорить. Женщины вовсю постарались!

-       Садитесь, гости дорогие!

Нас с Лизой посадили чуть ли не в голове стола. Хозяин уселся в главном торце, рядом расположилась его жена Оленка, друзья с женами, а ребятня, которой оказалось очень много, заняла всю вторую половину.

С таким количеством ребятишек в комнате должен был стоять гвалт, но все сидели чинно и чего-то ждали.

Наконец, встал Олег и произнес короткую речь.

-       Приветствую всех! Сегодня в нашей долине очередная радость - к нам прибыли новички, Рома и Лиза. Появились таинственно, нам пока непонятно, как. Но главное, что они здесь, и нам нужно не ударить лицом в грязь, чтобы им у нас понравилось. Пейте, угощайтесь! Вечер длинный, и у нас есть, о чем и поговорить и попеть. Виночерпий, начинай работать!

Немалого размерчика бочонок в центре стола начал булькать краном, и Юрка - а кто ж другой? - начал раздавать кружки с бражкой всем взрослым. Детей обслуживал самовар.

Из-за стола встала женщина, поражающая своей красотой и статностью. Мы уже знали, что это Оленка, жена Олега.

-       Мы уже привыкли, что к нам в Долину, приходят только красивые люди, и Рома с Лизой не исключение. Поднимем же кружки за наших новеньких!

Все поднялись и стали тянуться к нам своими резными деревянными бокалами. Я взглянул на Лизку, и быстрая мысль сквознула в голове - как же она изменилась после школы! А сейчас, да еще после бани, она будто светилась вся.

 

Те’плицы.

 

Постепенно, после каждого тоста, шум стал усиливаться, люди раскраснелись и расслабились.

Мы рассказали о себе все, что знали сами, и что узнали от других. Нам же рассказали все про Долину Радо`сти. Чуть позже я раскажу и об этом, а пока…

В какой-то момент все вдруг вскочили из-за стола и закричали “На те’плицы! На те’плицы!”.

Женщины тут же скидали еду в корзинки, мужики подхватили бочонки с бражкой, и вся толпа ринулась на улицу.

Прямо на ходу народ скидывал с себя одежду, - а дети вообще оставили ее дома, - и все с криками и смехом помчались к воде. Олег заранее высветил лампочку на дереве над водой, потому обнаженная, бегущая и смеющаяся толпа смотрелась очень даже экзотично!

Люди плюхались в воду и начинали резвиться, будто малые дети. Тут же, на островках, пили бражку и трескали фрукты.

 

28631

 

Сколько мы плескались в теплицах, неизвестно, потому как часов ни у кого не было, а спать в такую ночь было совсем даже не обязательно.

 

Глава 3

 

Наша Долина Радости

 

Утреннее купание.

 

Чем закончилось купание и как я добрался до постели, не помню. Но после купаний, а возможно, и после возливаний, спал как убитый. Правда, сквозь сон мне послышалось, - или показалось? - что под домом будто бы начали перекатываться огромные валуны. Но я отнесся к этому как к чему-то недостойному внимания, и вскоре перекатывание валунов забылось начисто.

За окнами уже было светло. Солнечные лучи не пробивались сквозь туман, но света в долине хватало. Крепкие стены дома из отшлифованных толстенных бревен были увешаны полотенцами, образами и рисованными портретами, видимо, родственников. Широченный топчан, предоставленный нам хозяевами, был покрыт не таким уж и толстым матрацем, но жестким он не был. Одеяло было тонким. Это говорило о том, что тепла здесь хватает.

Лизка еще спала. Изогнувшись в какой-то невероятной позе с рассыпанными по подушке волосами, она была полна очарования. Засмотревшись на девчонку, я даже вздрогнул, когда она вдруг произнесла:

-       Ну, хватит на меня пялиться, глаза выпадут.

Вот ведь, спиной увидела!

-       А слабо’ сбегать искупнуться?

Я вдруг вспомнил, как она вчера в свете лампочки блистала своими изящными формами, и мне захотелось… еще раз увидеть то же самое, но уже днем. А вдруг согласится?

-       Нет уж! - Лизка уже повернулась ко мне и хитро прищурилась. - Ты и вчера-то таращился на меня, чуть глаза не утопил. Потому боюсь, что днем ты окончательно ослепнешь. Я из умывальничка умоюсь, а ты можешь сходить, понырять.

 

Лишить себя удовольствия побразгаться в чудесной водичке я не мог, потому вскочил и метнулся за дверь.

Толстые бревна нашей спальни не пропускали домашний шум, но как только я попал в дом, то мгновенно окунулся в ребячий гомон, кухонные ароматы и женские голоса.

На тропе, ведущей к теплицам, я столкнулся с Олегом, утирающим полотенцем широкие плечи.

-       Привет, Рома! А Лиза не пошла с тобой? - Улыбка раздвинула его бороду.

-       Стесняется, наверное. Говорит, из умывальничка умоется.

-       Ну, это она зря! - Непонятно, было, что он имел в виду, то ли зря, что из умывальника, то ли зря, что стесняется. - Утреннее купание для нас священно!

Я с ним согласился, на ходу скинул штаны и плюхнулся в воду.

Ух! Какая благодать! Теплая чистая вода ласкала тело, ароматный воздух можно было на хлеб мазать, а окружающая природа так радовала глаз, что иного слова кроме “Рай” на ум не шло.

Я лежал на воде лицом вниз, не закрывая глаз, и разглядывал рыбок, копошащихся на дне.

Кто-то плюхнулся в речку рядом со мной и, судя по тому, что начал меня тут-же топить, сомнений не было - это Лизка. Оттолкнувшись ото дна, я кое-как вырвался из ее цепких рук и вылетел из воды, выплевывая воду.

-       Ты хочешь моей смерти? Так получи же ответку!

Струи воды из-под моих рук мгновенно заставили фулиганку закрыть руками глаза. Повернувшись спиной, Лизка запричитала, что хватит, уж и пошутить нельзя, она сдается. Но только стоило мне прекратить ее обрызгивание, как она мгновенно развернулась и запустила в мою сторону водяные копья.

-       Ах так! Ну ты получишь у меня!

Я обхватил обманщицу, и мы вдвоем погрузились в воду. Через секунду я нащупал дно, выпрямился и… оказался лицом к лицу с моей обидчицей. Замерли оба. Мокрые волосы, узенькие плечи, огромные глаза…

Мы целовались долго… могли бы, кажется, заниматься этим вечно, если бы вдруг Лизка не повернула голову к берегу. Там сидел на корточках мальчишка и внимательно рассматривал нас. Увидя, что мы его заметили, он рассмеялся и прокричал:

-       Мы вас уже заждались! Пора снедать, а вас все нет и нет. Пойдемте в дом!

 

Семья.

 

 

 

 

________________

 

 

[1] Сенница (сени) - приемная для гостей.

[2] Лиственница.

 

У вас недостаточно прав на комментирование

.