20 | 09 | 2017

Кинд и Меда.

И.Истомин

КИНД И МЕДА

456y35y

(почти по Шекспиру)

Глава I.

FORUM.FORUM.RU

МЕДА: «Превед Кинд Ты чо пропал комп не фурычит?».
КИНД: «Чао Меда Че-т форумиться не в кайф айда в аську?».
МЕДА: «Ты Кинд не шелушись. То тебе не чатится то не форумится. Желаешь интим? Кидай адрес сконнектимся СПИДА не боишься?».
КИНД: «Не боись мой каспер не мама, не пожалеет. Скоро месяц трепемся, для форточки даже неприличит потому и айда в аську».

Чудит пацан! Чего ему от меня надо? Но вроде мужик ничего, месяц уже болтаем, в теме уже никого не осталось, а мы чуть не каждый день строчим. Хоть бы знать - где он живет? Сколько раз ни спрашивала, не отвечает, прячется. Будто бы враз к нему толпы форумисток пожалуют. Может, он и прав, в форуме только ляпни, откуда ты - мигом навалятся. А что, спишемся, руки не отсохнут, а там поглядим. Хоть бы фотку из него вырвать. Так ведь не вышлет, а еще и чужую подсунет. Интернет такой, только доверься! Да он и моих координат не знает. Не хватало еще! А, вообще, чудеса – вроде давно уже трещим, а друг о друге ничего не знаем, смехота!

ICQ.COM

КИНД: «Hi! Eto ja Kind!».
МЕДА: «Hi! A ty amerikos, 4to li? Adres ot duri?»
КИНД: «Чудишь? Русский я по паспорту! Я ж не знаю, кто ты. Это так, для разведки, мало ли».
МЕДА: «Ну, ты даешь! Я тоже непалкой не была. Ну, давай, колись, зачем в личку заманил? Может, мне мама не велит в сетке втемную с мужиками встречаться. Ты хоть привился на всякий случай? И забудь про свободу слова, я не какая там. Жду, пиши!».

И правда, зачем я ее в аську зазвал? Но первое, что радует – грамотная деваха, не то, что в чатах колбасила. Надо какую-нибудь пулю запустить, поглядим, какая реакция будет.

КИНД: «Пишу. Дали взлет, я не успел сесть в самолет, висю на крыле, набираю медленно, пальцы к клавиатуре примерзают. Высылай фотку, моя упадет, весной оттает, увидишь!».

Должна расколоться. Если ответит, по реакции видно будет, что за личность.

МЕДА: «Дурак! И шутки твои дурацкие. Обидно».

Съел? И что ты узнал? То, что МЕДА не глупее тебя? Идиот.

КИНД: «Прости! Сама-то! Маму приплела. Тоже обидно! Давай сначала. Я ведь не просто так тебя в личку позвал. Из всех форумистов - я уж и забыл, кто там был – с тобой мне было проще всего. А это в наше время ценно! Вот уж сколько торчу в сетке, а никого не отметил, придурь одна. А ты помнишь кого-нибудь? Кстати, а чего ты чатилась без точек и запятых?».

Молчит. Обиделась. Ну и дурак же я! Уже три дня мессэжей нет. Надо что-то придумать... ага, подарок через майлку! Вот, это само то – цветочки в руках колобка! Неуж-то не ответит?

МЕДА: «Дурак еще раз! Колобок-то причем? Забыл, что мой фиш - Пятачок?».

Точно, дурак в квадрате! Она же как-то писала в форуме про Пятачка, да и ава у нее была Пятачковая. Вот болван! Но ведь ответила!

КИНД: «Так это я - Колобок! Потому и цветы от Колобка. А тебе лучше лисой быть, знаешь же, чем сказка кончается. Прости, если обидел. Колобок – он и есть колобок!».

Вроде извернулся. Но девушка замечательная – все замечает. Надо следить за базаром, а то уже обвалялся, дальше некуда. Если ответит, надо русло сменить. Какую бы тему начать?

МЕДА: «А я думала ты умнее. Попробуем о вечном? Как ты относишься к женщинам?»

Так ему и надо! Пусть подавится. Обиделась я. Странно, чего я завелась? Кто он мне? Но все равно, надо ему врезать как следует, а то уже с первых слов язык распустил.
Стоп, стоп, стоп! Послушайте, девушка, я Вас не узнаю! Вы спутались с незнакомцем и даже не бросаете переписку, хотя поводов уже и так слишком много. Что это с Вами? Вам этого хотелось? Вот ведь женская натура – не успел мужик пригласить, как я тут же расслабилась.
И все равно – надо поставить его на место! Сейчас он начнет сопеть в три дырки и изображать из себя джентльмена. Если будет так, то адью майн либер фатерлянд! А жаль, на самом деле - в сетке сплошные треплоногие, этот-то все же получше. Ладно, поглядим, что он дальше изобразит.

КИНД: «Прости меня, МЕДА! Не казни меня ТАКИМИ вопросами! Я постараюсь быть лучше! Если тебе не трудно, давай другую тему найдем. Глянь, сколько интересного вокруг! :) ».

Вот гад! Женщины ему неинтересны! Но... я же и не надеялась получить адекватный ответ. Нет, а как он извернулся! Неплохо! Сейчас, дорогой, я найду тебе тему!

МЕДА: «Ну вот! Умнеть начал. Но я все равно не дам тебе расслабиться. Как насчет бесед о методах построения эпюр и их значении во всевозможных расчетах?»
КИНД: «Окстись, подруга! У меня этот сопромат до сих пор в почках вместо камня сидит! Или ты просто умничаешь? Не надо, а? На улице зима, снежок идет, снеговики морковками закусывают, а ты «эпюра». Скажи лучше, что читаешь?».

Ух ты! У него «вышка»! Да я могла бы и раньше по запятым это понять. Интересно, где он кончал? А вдруг мы вместе учились? Вот была бы потеха!

МЕДА: «Пока «Черный обелиск». У тебя политех?»
КИНД: «Ремарк... Наводит на раздумья. Но о возрасте не спрашиваю. Да, у меня политех, «стройбат», но это совсем в другом краю света. А как тебе Коэльо?».
МЕДА: «Не очень. Морализма многовато. А у Ремарка одна боль, хотя и вскользь. Как думаешь, сам он музыку писал?»
КИНД: «Биографию его не читал, но, думаю, не мог не писать. Про Коэльо у меня такое же мнение. А я – это опять в качестве оправдания перед тобой – на гитаре тренькаю немного и пару песенок сочинил. Хочешь, перешлю?»

Что-то в нашей переписке изменилось. Подобрело, что ли? Вот даже про песенки написал. Но Ремарк и Коэльо – это неслабо. Про эпюру вообще молчу! Или в википедии прочитала? Спросить? Нет, опять обидится. А не хотелось бы. Почему-то жду ее писем и даже волнуюсь, если их нет. Чудеса!

КИНД: «С википедией дружишь? Есть что-то, чего не нашла?»
МЕДА: «Слушай, тебе не надоело? Я тоже в свое время сдавала сопромат. Но если ты обиделся за вопрос, то зря. Еще не момент был с тобой мириться».

Ага, помирилась, значит. Радует. А вот про песенки молчит.

МЕДА: «Ты мне песенки свои обещал. Ждать, али как?».

То, что я «обещал», это обычный женский приемчик. Но ведь не забыла! Что там у нас в загашнике? Во-от, в самый раз: «Над тайгой звезду не позабудь».

МЕДА: «Красиво. Сам поешь? Семиструнка?».

Вот так-так! Она еще и в гитарах копенгаген? Круто я попал. Ведь расслышала, а это дано далеко не всем. Все обычно различают гитары по количеству струн, а МЕДА по звуку и по аккордам.

КИНД: «Вижу, ты тоже с гитарой знакома. Пишешь?».
МЕДА: «Писала, бросила. Не получается. А ты слышу, в тайге бывал?»

Да, я сразу поняла, что КИНД поет о том, что сам видел. Только почему у него семиструнка? Учился на семиструнке или... Тогда он уже далеко не молод. Это ж когда тренькали на семиструнках? Еще при Высоцком! А поет неплохо, голос мягкий и мелодию держит неплохо. Теперь попадающих в ноты найти – полная безнадега, особенно после всех этих «полуфабрикатов». Тэкс, тэкс...

КИНД: «Бывал... А ты?»
МЕДА: «Люблю Байкал и озеро Рица, карельские шхеры нравятся. Еще песни есть?»
КИНД: «Есть. Выслать?»

Странно. Она написала про Байкал, Рицу и шхеры как-то так, что я не могу решиться спросить, была ли она там. Чувствуется, что ей не хочется говорить об этом. Ладно. Так, что же ей выслать? Про тайгу или что-то другое? Не буду про тайгу, мне уже даже не кажется, а я точно знаю, что она не хочет о ней говорить. Так, что же выслать? Ага, «Бирюзовый вальс» и «Ипподром».

МЕДА: «Про тайгу лучше. Вышли еще».
КИНД: «Лови. Это мои самые любимые».
МЕДА: «Понимаю. Я даже знаю, что твои самые любимые песни – это твои собственные. Даже знаю, почему. Когда ты их слушаешь, ты мысленно там, где они были сочинены. У меня так же. Когда мне грустно, я всегда читаю свои стихи. Хоть их у меня немного, но я сочинила тогда, когда мне было хорошо».

Мне уже ясно, что КИНД меня поймет. Впервые я говорю об этом с чужим человеком и совершенно уверена, что он чувствует, о чем я хочу сказать. Поразительно! Я перечитала переписку – ну ничего такого особенного! Болтают двое незнакомых людей, живущих немыслимо далеко друг от друга и ни разу не видевшие друга в лицо. Да что лицо, имен-то друг друга не знают, клички одни! МЕДА и КИНД... Что это означает? Я-то понятно, почему МЕДА, а почему он КИНД? Киндер? Или взял с потолка?

Мне тревожно. Что-то между ее строк вызывает во мне страх. Вроде обычный треп, но почему мне страшно за МЕДУ? И ведь ни спросить, ни увидеть. Ладно, может быть, мне все это кажется.

МЕДА: «Прости, я не смогу тебе писать некоторое время, но ты, если хочешь, пиши. Я потом почитаю. А песни твои я слушаю постоянно».

Глава II.

Ночью мне снился сон, будто я издалека слышу женский голос, почти крик, и постепенно из тумана ко мне выходит женщина, черты которой нечетки и расплывчаты. Она протягивает ко мне руки, я бегу к ней, но никак не могу добежать, и она начинает медленно валиться на землю. Я кричу ей, чтобы она дождалась меня, но голоса моего не слышно, и постепенно женщина исчезает в тумане.
Проснувшись, я понял, что боюсь за МЕДУ. Вчитываюсь снова и снова в строчки ее писем и не сплю ночами. Где она, что с ней? Это просто пытка – невозможность помочь, когда, может быть, от меня нужна помощь в первую очередь.
Я написал МЕДЕ несколько писем, но от нее не получил ни строчки. Писем не было уже вторую неделю, и мне стало чудиться, что не будет уже никогда. В почтовике на мой ящик валом валит спам, приходится вычищать его по сотне штук за день, но от МЕДЫ ни-че-го! «Аська» изредка предлагает мне дружбу незнакомых мне людей, но я тут же стираю предложение, потому что жду писем - от моей МЕДЫ! Исползал в гугле весь инет, выискивая ник МЕДА, но поиск результатов не принес. На запросы вываливались только медицинские темы и сайты.
«Аська» у меня включена круглосуточно. Компьютер не такой уж и новый, но исправно урчит, хотя того, что я жду, все нет и нет...

Как он там, мой КИНД? Компьютер в палату пронести не разрешают, да у них тут и интернета-то нет совсем. Что толку, если мне его даже и разрешат пронести? Письма заготовить, а потом скопом все отправить? Нет, я так не хочу. А по-иному не получается. Послать подругу в интернет-кафе отправить письмо? Нет, это тоже не то.
Придется терпеть. И мне и ему. Но я уже не могу терпеть. Я уже знаю, что не могу жить без писем КИНДА, а, может быть, и без него самого. В каждом сне я иду к нему сквозь туман, но даже не вижу, куда иду – везде только туман и туман. Иногда вдруг будто бы появляется его лицо, но тут же смазывается туманом, хотя я успеваю увидеть его грустные глаза и даже будто слышу далекий голос.
Болей уже меньше. Врач обещает, что еще немного и можно будет ехать домой. Для меня «домой» - это к моему компьютеру. К моему КИНДУ.

Писем все нет и нет. Надо что-то делать! Бывшие наши общие знакомые форумистки через каких-то своих знакомых хакеров вызнали, что источник писем МЕДЫ где-то в Европейской части России. Далековато. Придется терпеливо ждать. Но это же медленное самоубийство – ждать, не зная, чего!

Если бы КИНД позвал меня, мне кажется, я бы кинулась к нему, не раздумывая. Как назло, в нашем доме ремонт, линию интернета на время отсоединили, а врачи мне запретили ходить еще некоторое время. Все время лежу в постели. Папа обещал мне достать ноутбук, чтобы присоединить его к мобильному телефону для выхода в интернет. Он, кажется, все понимает и изо всех сил старается мне помочь. Мама ни о чем не спрашивает, она вся проникнута заботами обо мне.

Где ты, моя МЕДА? Отзовись! Друзья удивляются, какие это заботы обуревают меня, что я спал с лица и перестал с ними общаться. Ну, не буду же я им рассказывать о моей МЕДЕ! Ну что, что делать?!

МЕДА: «КИНД, привет! Наверное уже забыл обо мне? А я вот снова решила тебе написать. Если ответишь, буду ждать».
КИНД: «Ну, наконец-то!!!!! Не спрашиваю, где ты была, но я все время ждал твоих писем! Ты насовсем вернулась?»
МЕДА: «Конечно насовсем! Мне было трудно без тебя, поверь. Но теперь буду писать тебе почаще. Ты согласен?».
КИНД: «Да, я согласен. Я хотел признаться тебе, что... Прости, но мне так хочется увидеть тебя и поговорить с тобой. Я не знаю, как это получилось, но мне уже трудно без тебя. Когда я читаю твои письма, то будто бы разговариваю с тобой. Даже кажется, что я слышу твой голос. Это бред, да?».

Вот чудак! Да ведь и мне кажется, что вот еще немного, и я увижу его! Лицо не могу представить, а голос слышу. Он мне поет: «Всего-то осталось три дня прошагать по тропе…». Нет, на самом деле, если он позовет меня, я кинусь ему навстречу, чего бы мне это ни стоило. Почему-то я чувствую, что это надо сделать как можно быстрее, будто, если я не приду к нему, то он...

МЕДА: «Нет, не бред. Я чувствую то же самое. Мне эти дни без тебя дались очень трудно. Готова была все бросить и бежать к монитору. Я уже знаю твой голос и, думаю, совсем скоро увижу твое лицо. Можешь даже не высылать свое фото :) ».
КИНД: «Твое лицо тоже уже почти видимо. Я думаю, что пора тебе сказать, что меня зовут Сергей. А тебя?».
МЕДА: «Лина. Мне скоро вернут компьютер, а пока мне на время дали ноутбук, и я пишу тебе через мобильный телефон. Буду писать чаще и больше».

Лина... Я так и думал, что у нее необычное имя. Лина... Удивительно, как через имя передается сам человек. Я уже вижу ее тоненькую фигурку, ее вьющиеся волосы и огромные в половину лица глаза. Ладошка ее уже давно рядом с моей щекой, и я чувствую ее тепло. Фото ее мне не нужно, на нем человек всегда не тот, какой он на самом деле. А имя... Лина, Лина, Лина... Волшебное имя!

Сергей! Мой герой из детских снов тоже всегда был Сергеем. Если крепко-крепко закрыть глаза, то постепенно Сергей выходит ко мне, будто стоял до этого за ширмой и ждал, когда я его позову. Он высокий и стройный, его тяжелые руки волшебным образом становятся нежными и ласковыми, когда он касается меня. Странно, что по приезде домой, я вообще перестала думать о чем-нибудь другом кроме как о Сергее.

СЕРГЕЙ: «Лина, я хочу видеть тебя. Нет, не на фото. Я хочу видеть тебя так, чтобы можно было к тебе прикоснуться. Скажи, это возможно?».

Глава III.

Не знаю, как я выдержала и не потеряла сознание, прочитав эти строчки. Я тоже до сумасшествия хочу видеть Сергея! Но... Не могу. Если этот большой и сильный человек увидит меня... Я боюсь. Я не для него. Меня охватывает ужас, когда я представляю, КАКИМ становится его лицо, когда он увидит, какая я на самом деле. Нет, я обычная женщина, но моя болезнь, несомненно, наложила на мое лицо и мою фигуру свой отпечаток, от чего, а я это знаю, Сергей будет, конечно же, расстроен. А я этого боюсь больше всего! Что же делать? Как быть? Ведь он, мне кажется, способен кинуться ко мне, очертя голову.

Лина молчит. Да, что-то я ляпнул не то. Переписка перепиской, но может ли она вызвать любовь, которая, несомненно, овладела мной со всей силой. Но я на самом деле влюблен! Мои непрестанные метания по комнате между компьютерным столом и окном, наверное, уже вызывают у соседей снизу серьезные вопросы о моем здоровье. Да, я больной. Я болен Линой! Душа моя и сознание рвутся к ней!
Но она молчит! Мне страшно, что она может отказать мне. Как я буду после этого жить?

ЛИНА: «Сергей, любимый, я тоже рвусь к тебе, но меня страшит огромное расстояние между нами. Я не выдержу дороги. Да и во снах я вижу в дороге не одного из нас, а нас обоих, будто мы летим друг к другу, раскинув объятья».

Любимый! Не хотел бы я быть в это время соседом снизу! Я сам-то поймал компьютер почти у пола, счастье захлестнуло меня, и я отбил такую чечетку, что чуть пол не проломил. А какое солнце за окном! Какой ослепительный снег! Эх, расстояние! Да хоть на край света!

СЕРГЕЙ: «Лина, дорогая, я прилечу к тебе, как только захочешь! Зови!».

Ну, как я его позову?! Мне страшно... Я бы встретила его вечером, ночью, пусть днем он уедет разочарованный и задумчивый, но ночь будет наша. Ночь будет моя!

ЛИНА: «Сергей, милый, дорога и тебе слишком длинна. Представь, если ты разочаруешься во мне, как тяжело и долго тебе будет ехать обратно! У меня есть идея...».

Ну, как же так? Я не разочаруюсь никогда! Я не могу этого допустить. Какая идея? Зачем она мне? Растревожился, даже в груди заболело.

ЛИНА: «Сообщи мне, где ты живешь?».
СЕРГЕЙ: «Алтай».
ЛИНА: «Понятно. Я так и думала, что где-то там. Почти на полпути от меня до тебя есть город, в котором живет моя тетя. Такое расстояние я выдержу, и тебе будет проще добираться. Предлагаю встретиться у нее. Ты согласен?».

Согласен ли я? Да я уже на вокзале! Лина, любимая, мы скоро встретимся!

Глава IV.

Поезд идет так медленно, что, кажется, будто снег за окном растает быстрее, чем я доберусь до моей тети Ани. Что я ей скажу? Конечно, мои родители уже сообщили, зачем я еду к ней, но как она к этому отнесется, я не знаю. Встреча с совершенно неизвестным не только ей, но и мне самой человеком – сумасбродство. Идет второй день поездки, но я совсем ничего не помню, ни как я садилась в поезд, ни как меня провожали. Помню только плачущую маму и хмурого отца. Накануне они долго звонили врачу, о чем-то советовались. Ничего, уже немного осталось, скоро приеду...

Что он ползет, как таракан по нитке? Лина уже, наверное, давно приехала. Интересно, что она сказала тете, как она объяснила неожиданную поездку к ней? Чтобы устроить свидание с незнакомым мужчиной? На месте тети я бы даже на порог не пустил этого оборванца, нашедшего жертву по интернету, Мало ли, кто чего пишет и обещает, а как встретятся, так деру. Да еще, не дай бог, облапошит! Да нет, пустит, иначе Лина не написала бы мне о ней. Во всех последних письмах она объясняла дорогу, адрес и приметы своей тети Ани так легко и весело, что не было никаких сомнений, что та примет нас без вопросов.

ЛИНА: «Только ты ее тоже называй тетя Аня, она любит, когда ее так называют»,
ЛИНА: «Когда придешь к дому, он у нее деревянный, старенький, постучись и крикни – Тетя Аня, я приехал к Лине, она ждет меня!».
ЛИНА: «Если я задержусь, тетя накормит тебя и спать уложит. Ты не стесняйся, будь как дома».

Почему-то Лина все время намекала, что она может задержаться. В город мы приезжаем почти одновременно, ее поезд приходит даже чуть раньше, чем мой. Так что никаких задержек! Жаль только, что в груди опять стало побаливать. Это от волнения. Скоро, совсем скоро я увижу мою Лину! Что же я скажу ей при встрече?

СЕРГЕЙ: «Ты, конечно, будешь такой красивой, что я не смогу даже слова сказать!».
СЕРГЕЙ: «Мы целыми днями будем бродить по городу и кидаться снежками».
СЕРГЕЙ: «Я знаю, что твоя улыбка будет всегда на твоем лице. Я уже вижу ее!».

Поезд шел сквозь зиму. Снег за окном мел так сильно, что вокруг ничего не было видно. Завихряясь и клубясь, он стучал в вагонное окно, будто звал взлететь вместе с ним над землей. Лина чувствовала, что в груди сначала издалека, но потом все ближе подступала та боль, что терзала ее в больнице. Приходилось кутаться в шаль и укрывать ноги. Соседка по купе уже с тревогой вглядывалась в лицо попутчицы, изредка спрашивая, не надо ли чем помочь. Лина устало улыбалась и отвечала, что осталось совсем немного и скоро ее остановка.

Снежный вихрь за окном скрывал горизонт. Казалось, что поезд висит в пространстве над землей и никуда не движется. Бархатный путь под колесами совсем укрыл стыки на рельсах, потому ощущение полета было полным. Сергей положил таблетку под язык и подоткнул вторую подушку, что взял с багажной полки. Лина! Она уже, скорее всего, приехала и распивает чаи со своей тетей. Ничего, выходящие в том же городе, что и он, пассажиры уже тягают свои чемоданы. Пора собираться и ему на выход.

Где он? В груди болит так сильно, что кажется, будто зимний холод проник к сердцу и щиплет его своими ледяными руками. Соседка, еще раз взглянув на Лину, спохватилась и выбежала из купе.

Сергей шагал по городу, с трудом различая в кружащемся снегу названия улиц и номера домов. Мимо, кутаясь в воротники, спешили люди и мелькали машины. По заметенному асфальту, взметая снежные клубы, промчалась скорая. Облепленная снегом собака боком бежала за ней и лаяла.

А вот и дом тети Ани. Пробравшись среди сугробов по следу чьего-то автомобиля к крыльцу, Сергей взбежал по ступеням и постучал в дверь. Отчего-то сердце не всколыхнулось радостью, как вроде должно было бы, а как-то щемяще и чуть больнее, чем всегда. Уже заметно стемнело, от чего входная дверь, плохо отличимая от стены, нашлась не сразу.
– Тетя Аня, я приехал к Лине, она ждет меня!
Сергей выкрикнул это и стал ждать. Немного погодя дверь открылась, и в проеме показалась женщина. Она спокойно осмотрела Cергея и первой вошла в дом. Он вошел за ней, заметив, что мимо него проскользнула к выходу девушка, а из-под полы пальто которой мелькнул белый халат. Хозяйка вызывала, наверное.
- И где же моя Лина? – Сергей шумно выдохнул. – Так где же она, уважаемая тетя Аня?
Женщина спокойно, но вместе с тем несколько удивленно рассматривала высокого мужчину с седыми висками. Затем потупилась, тихо кашлянула и показала на прикрытую дверь комнаты.
- Входи. Она здесь.
Сергей шагнул через порог и вначале в полумраке даже не заметил стоявшую в углу кровать. Немного погодя он увидел лежавшее на ней женское тело, укрытое легким одеялом, и в первое мгновение ему показалось, что женщина неподвижна. Но та неожиданно приподнялась и протянула к нему руки.
- Сережка приехал! Мой Сережка приехал! Иди ко мне скорее, я так ждала тебя!
Сергей кинулся к кровати, встал на колени и уткнулся в мягкие теплые ладошки.
- Видишь, я приехала первой, вот даже решила отдохнуть.
Она хотела встать, но мужчина уложил ее обратно и снова уткнулся головой, но теперь уже в волосы, разбросанные по подушке.
- Лежи, я сейчас сниму куртку, и мы будем целоваться.
Хозяйка вышла, видимо окончательно поверив, что именно это тот Сергей, ради которого Лина решилась ехать в такую даль. Врач скорой, что забрала девушку с поезда и привезла сюда, предупредил, что хозяйка обязана позвонить, если девушке будет хуже, но пока, слыша радостный голос своей племянницы, беспокоиться, казалось, было не о чем.
Сергей выскочил из комнаты, и еще продолжая возбужденно улыбаться, вопросительно посмотрел на хозяйку. Та успокаивающе махнула рукой, потом включила свет и показала мужчине на холодильник.
- Ужинайте. А еще лучше отнеси ей все в постель. Она это любит, да ей, впрочем, так даже лучше. А я пойду к подружке. Если что, вот здесь записан ее телефон. Звони в любое время.
Еще раз оценивающе взглянув на мужчину, отметив его статную фигуру и его седые виски, она вдруг заметила торчащую из нагрудного кармашка белую пробочку ампулы. Вглядевшись еще внимательнее в лицо Сергея, она покачала головой и вышла за порог.
Проводив хозяйку, Сергей, передумал наливать чай и влетел в комнату к Лине.
- Долой чай! Не для этого я столько ехал, чтобы пить чай, когда мое сердце рвется к моей любимой. Принимай мужа своего, красавица!

***


…Так и застала их хозяйка, вернувшись поутру. Всю ночь она почти не спала, все ждала звонка. Но так и не дождалась. Утром, уходя от подруги, она никак не могла найти свою гребенку, так и ушла, намереваясь вернуться за ней попозже.
В комнате было тихо. Так тихо, что хозяйка даже отступила назад к порогу.
Они лежали рядом – молодая женщина и седой старик. Женщина улыбалась, будто впервые поняла, что такое счастье.
На лице мужчины застыла гримаса боли, но и она не сумела скрыть восхищения, что он испытал в последние секунды.
- У них обоих было слабое сердце, которое не смогло справиться с огромным счастьем.
Пожилой доктор сложил бумаги в папку, снял халат, аккуратно сложил его, надел старенький полушубок и, погладив хозяйку по руке, перешагнул через порог.

Их похоронили в одной могиле – седого старика и молодую женщину. Никто в этом городе их не знал, потому провожающих было мало.
В интернете, на том самом форуме еще до сих пор не затерты записи под именами, которые выбрали для себя эти счастливые люди.
МЕДА: «Превед Кинд Ты чо пропал комп не фурычит?».
КИНД: «Чао Меда Че-т форумиться не в кайф айда в аську?».

2009 г.

 

У вас недостаточно прав на комментирование

.