20 | 09 | 2017

Робинзоны тайги. Приключенческая повесть.

oblogka

 

Если шрифт для Вас мелковат, нажмите на клавиатуре ctrl и +

ОДНИ

- Не кричи, бесполезно. Тут на сотни километров никого.
Жорка хотел что-то ответить, но промолчал, посмотрел на Игоря, отвернулся и стал смотреть в небо.
Серое небо, видневшееся между мохнатыми кедровыми лапами, было занято подготовкой к дождю, потому нимало не обращало внимания на двух окровавленных мальчиков, с величайшим трудом, преодолевая боль в израненных телах, спускающихся к реке по заросшему высокой травой склону горы.
Этому небу было безразлично даже то, что почти у вершины горы из кедровника поднимались вверх уже довольно жидкие струйки дыма от догорающего самолета. АН-2, растерзанный могучими стволами вековых деревьев и добитый взрывом, лежал под могучими кронами бесформенной грудой железа, обнаружить которую сверху без спецтехники было совершенно невозможно.
Парни спускались с горы.
Ужас пережитого, приближающийся вечер и предполагаемая внизу река заставляли их идти вниз, даже не смотря на то, что Жорка мог хвататься за кусты только правой рукой по причине сильно израненной левой, а Игорь был в еще худшем положении, потому как из двух ног хоть и с болью мог ступать только на левую ногу, а правая не давала ступать совсем. Он долго искал, куда ступить левой, затем переносил вес тела на палку и ставил ногу на выбранное место. Спасало это плохо, несколько раз он промахивался, но успевал извернуться и падал на спину, избегая неуправляемого ската по склону...

КРУШЕНИЕ

Игорь и Георгий - ребята совершенно городские, обитатели благоустроенных квартир сибирского города в несколько сотен тысяч жителей, выбиравшиеся в тайгу лишь тогда, когда руководителю их школьного турклуба удавалось преодолеть трясину быта и вывести группу на природу.
...Жорка с Игорем ходили в турклуб лишь потому, что в подвале, который занимала секция туризма, было весело, там по вечерам тренькали на гитаре, слушали записи бардов и справляли дни рождения.
В походы ходили редко, потому что у Евгения Алексеевича, сокращенно Сеича, были маленькие дети, и семья отпускала его побродить по лесам нечасто. В турклубе и походах выходного дня Сеич все же успевал рассказывать о своих былых бродяжничествах по тайгам, но прямое обучение таежным навыкам он так и не сумел толком наладить. Да оно вроде бы и ни к чему было, если группа на первой же удобной поляне затевала игру в футбол, затем уничтожала все то, что было съедобно в рюкзаках и в окружающей природе, и шустро возвращалась домой...
На улице было лето, каникулы, в городе сидеть не хотелось. Впереди выпускной класс, экзамены, потом вступительные в ВУЗ, будет не до отдыха. Потому вполне естественно возникла идея этим летом слетать в гости в дальнее село к Жоркиному дядьке, порыбачить, а может быть, если повезет, и поохотиться.
Слетать в Сибири в гости – обычное дело. Дальние просторы принимали только один вид транспорта – самолет. «Аннушки» летали помногу, выполняя всю работу по доставке людей и товаров.
Самолет, на котором летели ребята, развозил почту и товары по селам, по пути заворачивая в небольшие селения, подбрасывая туда пассажиров. Летуны в этих хуторах скупали за бесценок рыбу и дичь, имея от этого немалый приварок, потому на такие отклонения от маршрута никто особо внимания не обращал, а может быть даже и поощрял, если летуны делились, с кем надо.
Но в этот раз последний крюк оказался слишком большим.
В салоне остались только Жорка с Игорем да ящики со скупленной дичью. От ящиков несло протухшей рыбой, а по полу текла струйка крови от мешка с мясом.
Ребята спали, навалившись друг на друга, и проснулись от того, что самолет начал чихать и мелко дрожать.
Один из членов экипажа с обеспокоенным лицом спустился в салон, заставил мальчиков пристегнуться и сунул каждому по пакету. При этом к запаху тухлой рыбы в салоне примешался запах переработанного самогона. Войдя в кабину, летун показал кулак второму пилоту, надел наушники, и оба замерли, горбатясь над приборной доской.
Неожиданно мотор затих, самолет резко качнулся в сторону, клюнул носом вниз, его сильно тряхнуло, затем закружило вокруг себя, и последовал страшный удар снизу. После этого самолет закувыркался, разваливаясь на куски, и рухнул ….
…Игорь очнулся от боли в ноге и крика. Кричал Жорка. Было темно. Игорь закричал тоже, больше от страха, чем от боли, но вдруг Жорка перестал орать, а его рука схватила Игоря за плечо.
- Ты жив?!

ПОХОРОНЫ

Как им удалось освободиться от ремней и вылезть из искореженного самолета, ребята плохо запомнили, как они уползали от него, тоже, но пришли в себя они только за ближайшей скалой, скрывшей их от взрыва.
Рвануло несильно, видно пилоты использовали для своих закупочных нужд все горючее, и им пришлось вынужденно садить машину. Но до полянки, найденной ими почти у вершины небольшой горы, дотянуть не удалось, и самолет на пределе планирования зацепился за деревья и рухнул на землю.
Пилоты погибли, огромный кедр пробил днище как раз под кабиной, хотя и спас пассажиров от более печальной участи.
У Игоря сильно болела нога, не давая ступить, Жоркина рука тоже сильно пострадала, тела болели от ушибов и синяков, которые им подарили ящики с дичью, но двигаться было можно, и в этом было их спасение.
Ребятам кое-как удалось найти обоих летчиков, которых они похоронили, с огромным трудом выкопав яму под скалкой с помощью найденных железных обломков. Игорь предложил натаскать камней и прикрыть ими холмик.
Что говорить на похоронах, ни Жорка, ни Игорь не знали, потому постояли над холмиком, помолчали. Слез не было, испуг от случившегося был настолько сильным, что осознать происшедшее, а тем более, предположить, что делать дальше, не было никакой возможности.

ОБРАТНО К САМОЛЕТУ

- Игорь, а что мы есть будем? – Возле корявой, изогнутой как дикий зверь, лиственницы Жорка вдруг остановился и оглянулся на бредущего и побледневшего от боли Игоря. На самом деле – а что есть? Ведь спасение когда еще придет, а есть уже хочется.
- Это было нашей первой ошибкой. – Игорь подошел и медленно, оберегая ногу, сел на корягу. – Ведь в самолете было много и мяса и рыбы, а после взрыва все разбросало, но все равно что-то осталось. Надо было собрать хоть что-нибудь.
- Я сбегаю? – Жорка вдруг представил, как они будут голодать, и готов был броситься сию же минуту наверх собирать разбросанные взрывом куски мяса и рыбу.
- Погоди, если мы разойдемся, то не будет ли это нашей очередной ошибкой? Нам сейчас надо учитывать каждую мелочь. Помнишь, Сеич рассказывал, как они перевернулись на катамаране, и их выбросило на берег. Один ушел вперед на разведку, его потом долго искали, а он сломал ногу и если бы его не нашли, то он мог бы без ноги остаться.
- Но ведь тебе же не подняться на гору, а я быстро смотаюсь. – В Жорке уже вскипала пена героизма. – Ты сиди здесь, я соберу, сколько смогу, и вернусь.
- Нет. Пойдем вместе. Соберем все, что осталось. Поищем аптечку, инструмент, еду. Чем-то еще ведь и дрова нужно рубить, ночь скоро...
Страх еще не успел подобраться так близко, чтобы замутился мозг, а то стало бы чудиться, что кругом одни кровожадные звери и враждебная тайга. Одно дело – поход выходного дня, когда было больше дури, чем по-настоящему тяжело. Там не было голода, там были палатки, вода и вокруг шумели машины и гудели поезда. А здесь...
Меж тем голубые просветы в облаках уже исчезли, значит, к вечеру может пойти дождь. Тайга молчала, даже верхние, самые подвижные ветки кедров, не колыхались. Дождь, если пойдет, может зарядить надолго, а это означало, что искать их с помощью самолетов будет невозможно.
Игорь понимал, что надо готовиться к длительному проживанию в тайге.
Больно не больно, а надо подниматься к самолету. С помощью Жорки, который здоровой рукой тянул Игоря вверх, ребята, цепляясь за кусты и деревья, медленно поднимались к месту аварии.
Наконец, из последних сил они вскарабкались наверх. Нога у Игоря разболелась так, что Жорке пришлось одному обследовать окружающую местность. К радости ребят мешок с мясом удалось найти сразу же, он валялся неподалеку от обломков самолета, а рыбу пришлось искать по одной, ее раскидало так, что в траве приходилось ползать, а это походило на всамделишную рыбалку.

НЕЗВАННЫЙ ГОСТЬ

- Тащи все, что нашел, к скале. – Игорю пришло в голову, что на запах мяса и рыбы могли пожаловать и другие любители свеженины. – Да поищи на скале какой-нибудь выступ, или грот внутри, чтобы спрятать добычу.
Пока Жорка таскал к скале мясо, Игорь добрался до обломков самолета и стал их обследовать.
- Игорь, да тут целая пещера! – Жорка кричал со скалы и показывал куда-то внутрь.
- Стой! Не лазь туда, там могут быть хозяева! Сначала проверь все. Да поосторожней!
Игорь уже чувствовал, что в своей маленькой группе ему придется отвечать за все, что произойдет, и думать обо всех их действиях. К этому он был готов, потому как, будучи сыном офицера, часто слышал в доме, что настоящий офицер всегда в ответе за своих солдат.
В семье офицера избаловаться было невозможно. Отец строжил сына, хотя и очень любил. Игорь пошел в отца, был рассудителен и спокоен, хотя еще не совсем расстался с детством, потому ему нередко попадало от строгого родителя за дурашливость. Черные волосы и стройная фигура парня не давали одноклассницам покоя, но его чрезмерная суровость и не по годам расчетливость немного пугали.
Жорка же был взбалмошный и несобранный, но зато с ним всегда было весело, тем более, что энергии в нем было намного больше, он готов был делать что угодно, лишь бы не сидеть на месте. Конопатая улыбающаяся физиономия его сильно контрастировала с волевым лицом Игоря. Потому они, видимо, и дружили, что были полной противоположностью друг другу. Если Игорь был думающей машиной, то Жорка был активным ее исполнителем.
Вот и сейчас, вооружившись палкой, тот с криком: «Эй, вы, аборигены, вылазь из пещеры! Новые хозяева пришли!» - пошел не приступ цитадели.
- Никого нет! Но здесь уже жил кто-то, остались кострище и ветки, правда, старые. Тащить мясо сюда?
- Тащи! Только попробуй повесить его на что-нибудь. Понюхай, чем пахнет в пещере? Если сильно воняет, то там живет медведь.
- Нет, вони почти нет совсем, только немного плесенью пахнет.
Ну, значит, у медведя есть своя берлога. Тут, наверное, охотники ночевали, а от них всегда порохом пахнет. А звери пороха боятся.
Игорь и сам не знал, откуда он это знает. Где-то читал, слышал, видел... Возможно, просыпались древние инстинкты. В диких условиях в человеке всегда просыпаются знания, живущие в теле и сознании подспудно до тех пор, пока не грянет беда.
Пока Жорка занимался благоустройством дома, Игорь успел найти и свалить в кучку то, что, по его мнению, могло еще послужить. Обрывки тросов, железные прутья, пара искореженных кресел, кусок мешковины... Самое главное, что удалось найти аптечку, вернее, то, что от нее осталось. А еще какой-то прибор, под стеклом которого култыхалось что-то, похожее на часы.
- Жорка, я компас нашел! – Игорь догадался об этом потому, что увидел буквы N и S, что могло означать «север» и «юг». Это был, скорее всего, гирокомпас, который был помещен в жидкость, чтобы всегда сохранять горизонтальное положение.
Наконец, оба присели на камень и огляделись.
С этого места тайга была видна хорошо. До самого горизонта просматривались только невысокие горы, чаще всего покрытые темно-зелеными хвойниками, да в одном месте белела река. Как ни всматривались ребята, ни одного дымка не было видно.
- А как мы разожжем костер? – Жорка задал вопрос, на который никто из них не знал ответа. – Я обыскал всю пещеру, но спичек не нашел.
Игорь знал, где, скорее всего, лежат спички или зажигалки, но...
- Ладно, ты карабкайся в пещеру, а я разрою могилку. – Жорка поморщился, но корчиться от холода в пещерке хотелось еще меньше.
В пещерке было все же уютнее, чем под отрытым небом. Жорка уже успел натаскать кедрового лапника от стоявшего рядом с пещеркой кедра, сгреб и выбросил золу с кострища, разложил на уступах рыбу и с помощью жерди поднял к потолку мешок с мясом.
Вряд ли кто другой решился бы на такую работу, но Жорка есть Жорка! В нем было столько энергии, что если бы ее всю использовать только в мирных целях, то электростанции бы не понадобились!
От рыбы по-прежнему несло тухлятиной, а мясо пока еще не пахло, но если удастся развести костер, надо будет первым делом начать коптить рыбу и мясо, чтобы совсем не испортились.
Вдруг снизу донесся крик, потом грохот железа и скоро в пещерку влетел перепуганный Жорка.
- Там... медведь!

ХОЗЯИН ТАЙГИ

Жорка волок за собой лист жести и железный прут, готовясь, похоже, к отражению атаки хозяина тайги. – Я уже зарывал могилу, а тут он нарисовался, пришлось хватать железо и греметь.
- И где он сейчас? – Игорь не на шутку испугался, а вдруг эта пещерка – медвежья квартира и тот скоро пожалует ее освобождать?
- Ты спички нашел? – Но Жорка уже и сам сообразил, что делать. Он намотал на сухую кедровую ветку бересту и поджег ее.
- Сейчас я ему покажу, кто здесь хозяин! – Выскочив на улицу, парень начал махать горящей веткой и лупить в железо.
- Пошел вон, образина вонючая! Тут теперь новые хозяева живут! Проваливай, а то ружье достану и продырявлю твою безмозглую башку! – Жорка распалился до того, что стал швырять в сторону косолапого камни.
- Не зли его, пока он к нам не лезет. Видишь, он уходит. Иди в пещеру, разжигай костер.
Медведь и в самом деле уходил, косолапо переваливаясь с боку на бок. Но далеко не ушел, на краю поляны остановился, сел и уставился в сторону скалы.
- Что тебе надо, придурок? – Жорка уже разжег костер в пещерке, вылез из нее и встал на краю скалки. – Я ведь не пожалею, бабахну из ружья, подавишься пулей!
- Ты что, ружье нашел? – Игорь, услышав второй раз про ружье, удивленно уставился на друга. Жорка неожиданно скуксился, уставился в землю и пробурчал: - Ружье не ружье, а кое-что есть. – Он кинулся в пещерку и вернулся оттуда... с пистолетом!
- Вот это да! Ты где его взял? – Игорь восхищенно уставился на вороненый ствол оружия.
- Да еще когда мы хоронили летчиков, нашел возле одного из них. Хотел тебе не говорить, оставил на всякий случай. Вот видишь, пригодилось. – Жорка виновато посмотрел на Игоря, но, видя, что друг не сердится, направил пистолет на медведя и закричал: - Хочешь пулю, подходи, влеплю так, что мало не покажется!
- Стой, не вздумай стрелять! Все равно промажешь. А патроны нам еще понадобятся. – Игорь вспомнил, как слышал от отца, когда был с ним в военном городке, что патроны нужно беречь до последнего.
Медведь все также сидел на краю полянки, все также сидел и Жора, наблюдая за противником, а Игорь занялся приготовлением пищи. Вскоре в пещерке запахло жареным мясом. Игорь нанизал куски мяса, которые нарезал ножом, найденным Жоркой у мертвых летчиков, на проволочные шампуры и разложил их обоими концами на камнях у костра.

СУРОВЫЙ УЖИН

Жорка появился в проеме грота.
- Медведь ушел, но я боюсь, что он где-то рядом. Мне кажется, он возле могилок. А! Точно! Я читал, что медведи питаются протухшим мясом, специально заваливают ветками убитую дичь и ждут, пока она протухнет. Значит, мы ему не по вкусу, можно спать спокойно...
- ... пока не протухнем! – добавил Игорь, от чего обоим друзьям подумалось об одном и том же – сколько еще им тут придется жить?
Мясо было несоленым, но друзья даже не подумали об этом. Они жадно ели, отрывая куски полусырой пищи зубами и почти не прожевывая – да и прожевать-то его было невозможно! – и молчали.
- Ну вот, подзакусили, сейчас можно и поужинать! – Жорка облизал проволоку, отвалился на стенку и рыгнул. – Жалко, соли нету и чая.
- Чай не проблема, если будет котелок, бадана здесь навалом, а вот соли и сахара не обещаю. Да и воды у нас с тобой нет. Надо что-то думать. А пока доставай аптечку, лечиться будем.
Было просто удивительно, как много ребята успели сделать за день, имея на руках, ногах и на теле множество ссадин и ушибов! К тому же ушибленная и окровавленная рука Жоры и сильно поврежденная нога Игоря не давали им возможности по-настоящему обустроить свой таежный быт. Жорка громко вскрикивал, когда Игорь обмазывал ему ранки йодом, но сам Игорь терпел и молчал, когда то же самое с ним делал его друг.

СПАСРАБОТЫ

Слабый свет костра освещал лица ребят, сосредоточенно колдовавших над своими ногами и руками. Немного бинтов, что удалось найти, все пошли в дело, под резиновую медицинскую сеточку пришлось подложить лоскуты от рубашки. Игорь теми же лоскутьями примотал к больной ноге две найденные пластины из какого-то легкого металла, получилось что-то навроде шины. Георгий подвязал руку проволокой, но она больно давила на шею, потому он решил, что завтра найдет ремни безопасности, если они не сгорели, и сделает себе шикарную подвязку.
То, что случилось с ребятами, они еще не осознали в полной мере. Страшная катастрофа пощадила две юных жизни, но суровая тайга нимало не собиралась спасать их от бед. Ребятам еще предстояло столкнуться с огромными трудностями и самим искать пути к собственному спасению, тем более, что погода надолго не позволит службам развернуть поисковые работы во всю мощь.
В то время как Игорь и Жора устраивали ложе для сна, в городе были подняты по тревоге все наземные и воздушные силы, вплоть до космических, по поиску пропавшего самолета. Отдавались команды и собирались опытные группы, оснащенные всеми средствами спасения, уточнялись возможные маршруты самолета, по рациям налаживалась связь с поселками по предполагаемому пути следования экипажа, опрашивались ответственные службы и родственники.
Но резкое ухудшение погоды не позволяло развернуть самый эффективный поиск – воздушный, а наземные поиски были малоэффективными, горная тайга была мало пригодна для передвижения по ней. Привлечены были даже охотники, которые знали в тайге, за которую отвечали, все, даже самые глухие уголки. Каждый дымок в тайге должен быть изучен и проверен.
Службы работали в полную силу, но погода была против них. Пока Игорь и Жора спали, за стенами каменного убежища сгустились облака и пошел дождь...

ОГОНЬ

Ребят можно было понять – они пережили страшную катастрофу, сильно испугались, были ранены, потому крепко спали, совсем забыв про медведя. Жорка метался и вскрикивал во сне. Игорь прижимался к другу, согревая его и себя, ему виделось во сне, как самолеты разваливались в воздухе, а внизу горел лес.
К счастью медведь был заинтригован могилой пилотов, всю ночь ходил вокруг нее, пытался даже раскидать камни, наваленные мальчиками на могилку, но раскапывать не стал, ушел, хотя и бродил неподалеку.
Приходили и другие любители мяса и рыбы, утром можно было бы увидеть следы рыси, лисы и более мелких зверюшек. Кому-то повезло, и они ухватили кусок с поляны беды, потому от этого места они не уйдут до тех пор, пока не будет съеден последний кусок добычи....
К утру ребята сильно продрогли, ковер из хвои спас их от холода снизу, но сверху сырость и холод, проникавшие снаружи, довели их до дрожи.
Жорка проснулся, вскочил и стал энергично махать руками, пытаясь согреться.
- Зажги огонь! – Игорь, тоже дрожа от холода, дополз до кучки дров и стал складывать их в костер.
- А я спички оставил на камне, и они отсырели. – Жорка чиркал влажными спичками о коробок, пытаясь высечь огонь.
- Стой! Не чиркай больше, мы так все спички испортим. У тебя же была еще зажигалка.
Жорка достал зажигалку и собирался было поджечь лапник.
- Погоди, думаю, что костер не загорит. Дай мне зажигалку, а то еще и ее испортишь. Давай наломаем мелких сухих веточек, они быстрее загорятся.
Игорь огляделся в поисках сухих веточек, но их не оказалось, все сожгли вчера. Остались только толстые сучки и зеленые ветки кедрового лапника.
- Дураки же мы с тобой! Удрыхлись и забыли про костер. Надо будет, если мы его все же разожжем, постоянно поддерживать огонь, иначе останемся без тепла.
Игорь не чиркал зажигалкой до тех пор, пока друзья не настрогали ножом от сухой палки довольно большую гору стружек и приготовили более-менее сухих веток, чтоб положить их сверху.
Наконец Игорь решился и чиркнул колесиком. Огонь загорелся слабый и сразу потух. Игорю сразу стало страшно – спички сырые, а в зажигалке кончился бензин. Без костра они пропадут.
- Дай я! – Жорка взял зажигалку, но чиркать не торопился, видно и его тоже взяло опасение, что они смогут остаться без костра. Он потряс зажигалкой, долго держал ее в ладонях, согревая, затем стал на колени, поднес к самым стружкам и резко чиркнул...
Но огонь не появился! Жорка в испуге чиркнул еще раз – огня не было!
Что делать? Игорь отобрал у скисшего от отчаяния парня зажигалку и стал ее рассматривать. Хотел уж было открутить место заливания бензина, но тут Жорка показал ему на маленькое колесико возле фитиля. Игорь крутнул колесико и приготовился чиркнуть еще раз... но испугался и отдал зажигалку Жорке. – На, давай ты!
Жорка опять стал на колени и, затаив дыхание, чтобы нечаянно не задуть огонек, чиркнул. Выскочила искра и – ура! – синий огонек лизнул стружки. Те задымились и начали гореть, сначала едва заметно, потом все сильнее и сильнее.
Победа! Драгоценный огонь поднимался все выше и выше, наполняя пещерку теплым дымом.
- Ура! – Жорка начал плясать, будто дикарь, впервые увидевший огонь. Стало намного веселее, хотя страх от того, что костер мог не загореться, до сих пор холодил грудь.

ВОДА

- Нам нужно будет много дров. Давай сделаем так: ты ходячий, иди собирай дрова, а я, рукастый, буду заниматься копчением мяса.
- Но там же медведь!
И тут до обоих дошло, что ночь они провели в незакрытой пещере!
- Игорь, ты не знаешь, медведь к нам не заходил? – Жорка смотрел на дыру, будто ожидая, что вот сейчас огромная морда появится в просвете.
- Мы живы, значит, не заходил. Но дверь мы с тобой сделаем, железа кругом навалом, а пока надо разжечь костер побольше и накидать туда сырых дров, чтобы были головешки отбиваться от зверя.
- Давай вместе пойдем. – Жорка явно не хотел идти на заготовку в одиночку.
- Слушай, а ты над пещерой не заметил деревьев?
- Точно! Ты будешь внизу стоять, а я буду кидать тебе все, что найду! – Жорка повеселел. – Кстати, сверху и вид лучше.
- Ага, особенно в такую погоду, – Игорь усмехнулся, - дождь-то уже в ливень переходит.
- Тогда пошли скорее, пока дрова совсем не отсырели.
Друзья вышли из пещеры и разу попали под сильный дождь. Но выбирать было не из чего – дрова были все равно очень нужны.
Жорка вскарабкался на скалу над пещеркой и стал кидать вниз, к ногам Игоря, найденные ветки. Но они были все мокрые и было не понять, то ли они сырые, то ли намокли под дождем.
- Игорь, я тут вижу сухую лесину. Вот бы ее уронить! Тогда дров нам хватило бы надолго. Но она сильно толстая.
Жорка попробовал ее трясти, но старая засохшая лиственница даже не шевельнулась. Жорка поднялся повыше и попытался оттуда ногой шатнуть ствол, но получил тот же результат.
- Придется ножичком ковырять, но это долго.
- Ладно, хватит пока. Отдохнем, потом что-нибудь придумаем. – Игорь уже совсем вымок и замерз, да и больная нога давал о себе знать.
Все же удалось из всей кучи найти немного сухих веток. Костер принял их неохотно, но постепенно сучья просохли и стали гореть, хотя тепла от них было мало.
- А давай навалим веток побольше, те, что сверху, просохнут и загорятся. – Жорка тут же стал швырять в костер толстые сучки, но сразу понял, что мокрыми ветками может костер совсем потушить, потому стал снимать их обратно.
- Не убирай, раз положил. Пусть сохнут, а потом мы их уберем и положим рядом досыхать. Смотри, углей уже много, жара хватит. Надо как-то наломать эти сучки на куски.
Игорь попытался ломать, удерживая ногой, но тут же вскрикнул от боли.
- Да чего с ними церемониться! Ну-ка, отойди подальше, сейчас я их искрошу в щепки! – Парень схватил ближайший сук и изо всей силы шваркнул им о скальный выступ. Сук от такого удара сразу переломился, чем дал богатырю повод таким же способом искрошить чуть ли не всю кучу. Остались только на самом деле сырые ветки.
- Вот так – одним махом семерых забивахом! – Жорка вытер пот со лба, смешно изобразил героическую позу и добавил: - Одновременно и отсортировал сырые дрова от сухих! Учись, пока я жив!
Последняя шутка вышла не совсем смешной, как хотелось, но - наконец-то! – оба отшельника, впервые за эти дни, рассмеялись.
- А ту лесину вот так же – об стену, слабо? – Игорь изобразил руками, как Жорка, обхватив толстый ствол, лупит им об скалу.
- А что, еще пару недель, я и скалу в порошок сотру!
- Ты лучше из камня воду выжми, герой! А то мы без чая останемся.
Ребята вдруг вспомнили, что не ели сегодня, и враз в желудках стало тоскливо.
- Так, ладно, готовь завтрак, а я пойду за водой. Чего ее выжимать, она вон сама к нам бежит.
И точно, в пещерку уже направился маленький пока ручеек, но от такого дождя грозящий превратиться в бурный поток.

КУХНЯ

Пока Игорь жарил мясо, Жорка прорыл водоотвод и попил воды из ближайшей лужицы в камнях. Его конопатая физиономия просунулась в лаз и спросила:
- Как думаешь, были на самолете котелки или кружки?
В самом деле, у ребят не было ничего, в чем можно было бы вскипятить воды. Игорь вспомнил поговорку: «Уходишь на день, собирайся на три. Уходишь на неделю, собирайся на месяц». Да, видимо, поговорки были придуманы людьми не просто так, всегда к месту. А вот они подумали, что быстро долетят до места, потому с собой ничего не взяли. Даже кружки для воды.
- Нам бы алюминиевую жесть найти, тогда бы можно было сделать посуду. – Жорка напряг память, вспоминая, где на самолете мог бы быть алюминий, но ничего не вспомнил.
- Ух, как мясом пахнет! Как ты его жаришь?
- На камне. Он раскалился в огне, я на него кусочки мяса положил, думаю, в этот раз будет вкуснее. Лишь бы не сгорело.
Наконец, ребята решили, что уже можно есть и приступили к трапезе. На этот раз они ели медленно, стараясь насладиться каждым кусочком. Потом нашли в скальных углублениях чистые лужицы дождевой воды, но как только Жора хотел припасть к воде, Игорь вдруг его остановил.
- Погоди, надо воду продезинфицировать.
- Зачем ее дези… фи… ровать, это же дождь, он всегда чистый!
- Нет, в военном городке на разборе учений, я слышал, офицер говорил солдатам: «Полезной сырой воды не бывает. Но если уж без воды не можешь, брось в сырую воду крупинку марганцовки, хоть часть микробов да убьешь». А у нас марганцовка есть.
Дождевая вода, ставшая чуть фиолетовой, совсем стала невкусной, потому Жорка, сделав глоток, пробормотал, чтобы Игорь не слышал: «Теперь я знаю, какой вкус у микробьих трупов!».
- Да, надо делать посуду. На такой воде мы загнемся.
- А помнишь, мы ходили в музей, и нам показывали туески из бересты. Экскурсовод говорила, что раньше вся посуда была из бересты.
- Может и была, но мы же не умеем ее делать!
- Но попробовать-то можно. По крайней мере для ягод туески сделать можно.
- Точно! Ягоды же еще есть! А что еще можно есть в тайге, ты знаешь? – Жорка уже готов был бежать в тайгу на поиски съестного.
Все же, даже и после мясного завтрака, есть хотелось. Игорь уже подвесил куски мяса над костром и накидал в огонь сырых веток, дым от которых, как он слышал, должен закоптить мясо, чтобы оно не испортилось. Подвесил он и рыбу, но она воняла так, что из-за этого Жорка в пещерку уже лишний раз не заходил.
Игорь пытался вспомнить, что о подножном корме говорил Сеич, который часто ходил в водные походы и рассказывал о них, но ничего путного не вспоминалось.
- Кажется, он говорил что-то о камыше, будто можно есть его корни, а больше ничего не помню.
- А еще, я знаю, можно есть хвою, она полезная, особенно лиственницы. Хвоей еще цынгу лечат.
Ребята стали перебирать, что они знают о съедобных растениях, но получалось, что толком они ничего об этом не знают.
Дождь по-прежнему моросил, на улице было совсем неуютно, даже дым под потолком нехотя выползал наружу, как бы боясь промокнуть.
- Жалко, что это не изба, - Жорка сидел у костра, сложив ноги калачиком, и смотрел на огонь, - а то дядька мне говорил, что в охотничьих избах всегда есть запас продуктов и нужные вещи, если кому-то, другим охотникам или еще кому, придется там ночевать, зимой, например. В этих избушках даже патроны оставляют, на всякий случай. А еще дядька говорил, что недалеко от избы в укромном месте, которое трудно найти, укрытые льдом и мхом, лежат продукты, чтобы хозяин после трудной или неудачной охоты мог там питаться…
- А ты хорошо осмотрел нашу пещеру, может она вместо избы кому-то служит? – Игорь всмотрелся в темные уголки грота, но они были без особых углублений, потому вряд ли там что-то из того, что перечислил Жорка, могло быть спрятано.
- А что? Эта пещерка вполне может быть охотничьим приютом. Надо поискать снаружи, а вдруг найдем скрад. – Жорка произнес слово «скрад» и сам удивился, откуда он его знает. То, что он его не слышал ни разу, это точно. Хотя, кто его знает, может забыл, от кого он это слово запомнил.
…Ребята не догадывались, что постепенно, пока незаметно для них, в этих суровых условиях их организм начал перестраиваться, готовясь к выживанию. И то, что они стали вспоминать то, чего они никогда бы не вспомнили там, «на большой земле», было уже признаком пробуждения спящих в них диких инстинктах, с помощью которых только и можно выжить, преодолевая закон тайги, выражаемый одной фразой: «выживает сильнейший»…

ВРАГ

- Как там наш Миша? – Жорка тоже услышал какой-то неясный шум снаружи, вскочил и уже хотел выбежать наружу, но вернулся и схватил пистолет. – На всякий случай. Такой гость нам не нужен!
Вернулся он через минуту.
- Игорь, медведь могилку раскапывает. Что будем делать?
Друзья выскочили на улицу.
Медведь уже вытащил из могилы труп одного из летчиков и тянул его в лес. Ребята в ужасе смотрели сверху, как медведь за ногу волок человека в чащу. Бабахнул выстрел. Это Жорка не выдержал и пальнул в медведя, но тот только быстрее зашевелил лапами и вскоре скрылся со своей добычей среди деревьев.
Ребят разобрала жуть, хотелось кинуться в лес и бежать, бежать, бежать. Они и кинулись бежать, но только в пещеру, прижались там к задней стене и, дрожа от страха и наставив пистолет, смотрели на вход, будто ждали прихода пожирателя падали…
…Страх уходил медленно. Первым очнулся Жорка, он стал хватать оставшиеся ветки и пытался загородить вход. Но веток явно было мало, да и не спасли бы они, зверь обладал большой силой, если запросто утянул труп в лес.
- Жорка, хватит. Все равно это не поможет. Да и медведю теперь не до нас.
Жорка вытаращился на Игоря. Он явно представлял, как зверь пожирает человека, и парня пробрала дрожь.
- Не-ет, я ему не дамся. Так просто он меня не съест. – Жорка опять наставил пистолет на вход и погрозил туда же кулаком. – Он сильно пожалеет, если сунется сюда.
Игорь вдруг вспомнил, как Жорка, ломая ветки для костра, влез на какой-то валун у входа в пещерку. Подойдя к входу, он осторожно выглянул наружу, хотя страх тоже пронимал его насквозь.
- Жор, иди-ка сюда. Смотри, а нельзя ли этим камнем вход завалить?
Жорка тоже осторожно выглянул наружу, поводя пистолетом, осмотрел камень.
- Не-ет, нам его не подкатить.
- А мы палками будем его приподнимать и камешки подкладывать. Давай попробуем.
Кривые сучки явно не годились для такой работы, но страх гнал ребят, и им все же удалось придвинуть камень ближе ко входу.
Мокрые от дождя и ослабшие от усталости, Игорь с Георгием, навалились спиной на камень и, пожалуй, впервые осознали, в какую ужасную ситуацию они попали. Их только двое, не имеющих нужных знаний и опыта выживания, а вокруг беспощадная, страшная тайга, где все друг другу звери. Нервы были на пределе. Жорка уже был на грани истерики, не лучше же было и Игорю. Уныние было вокруг и внутри.
Ребята отделились от неподдающегося камня, вошли в пещеру и молча уселись возле гаснущего костра.
Молчали долго.
Видя, что костер почти совсем погас, Игорь машинально взял ветку, сломал ее и бросил в костер. От горячих углей ветка вспыхнула, и неожиданно этот огонек вызвал в душе Игоря прилив злости.
- Не-ет! Мы не сдохнем. Мы будем сражаться до последнего. У нас еще есть еда, а не будет еды, мы выйдем на охоту. Кончатся патроны, мы луки сделаем. Тем более, я уверен, нас ищут. Отец не может бросить меня, он всю армию поднимет, но спасет нас. Вот закончится дождь, и тогда нас будут искать самолетами.
По щекам Игоря текли слезы. Он вытирал их рукавом и уже даже не говорил, а почти рычал, настолько злость переполняла его.
- Верь, Жорка, нас ищут. Нас не могут не искать. Вот увидишь, появится синее небо, и ты услышишь шум самолетов. Мы на поляне выложим знак и зажжем огромный костер. Тогда нас будет видно на сотни километров.
Игорь со всей силы тряс друга за плечи, вытирал ему слезы, обнимал и шептал на ухо:
- Нас ищут, точно говорю. Нас ищут, ищут. Отец нас найдет, он военный…
…Постепенно истерика прошла, но она настолько утомила парней, что они, привалясь друг к другу, долго сидели без движения.

НОЧЬ БЕЗ СНОВ

Неожиданно Жорка пошевелился, потом встал и потянулся.
- Ладно, порыдали и хватит. У нас еще море работы, камень все равно надо к входу подтащить. Темнеет, пора спать, а ночного гостя мне не надо.
...И все-таки они подтащили камень!
Из последних сил, почти забыв про больные руки и ноги, ползком, они завалили камнем вход, оставив, насколько можно было, узкую щель для прохода и выхода дыма.
Им еще хватило сил напиться воды и подложить в костер дров.
Уснули ребята мгновенно. В эту ночь от страшной усталости им ничего не снилось.
В пещерке стало дымнее, но одновременно и теплее. От слабого огня дым снижался почти к земле, но не настолько, чтобы дотянуться до спящих… Они спали так крепко, что сырая одежда на них к утру почти высохла.
Ласковые кедровые лапки, в которые по уши зарылись наши герои, согревали мальчиков не хуже одеяла. Сырость снаружи уже не могла так запросто проникнуть внутрь убежища, на ее пути встал камень, поверх которого в мокрую темень устремлялся дым.
Ребятам ничего не снилось, сон вырвал их из тяжелой действительности, сохраняя далеко не взрослую психику от срыва. Столько пережить, сколько они успели за эти несколько дней, другим бы хватило на многие годы, а Игорю с Георгием еще предстояло испытать немало лишений в последующие дни...
Зато не спали люди на большой земле. Уже досконально был изучен маршрут следования самолета, уже очерчен предполагаемый квадрат поисков, уже доверху были заправлены баки горючим – все ждали только команды «Поиск!», но... но прогноз метеослужбы был все таким же нерадостным.
Дождь...
Ребята спали, прижавшись друг к другу. Силы возвращались к ним оттуда, куда они были потрачены прошедшим днем. От теплого костра и кедрового лапника струилось целебное излучение, от которого расправлялись плечи и исчезали горестные круги под глазами.
В этом возрасте сон был самым благим дарованием природы для растущего и крепнущего организма.

ОХОТА ПУЩЕ СТРАХА

- Ну, ты даешь! – Жорка, взявший на себя обязанность по освоению окружающего пространства, появился в пещере и уставился на Игоря. Тот скромно подал плечами, но Жорка мгновенно оценил подвиг товарища.
- Где ты научился делать такое? – Парень держал в руках туесок из бересты, белеющий в сумраке грота берестяными боками. – Ух ты! – Жорка увидел целый вернисаж туесков всех размеров, стоящих на выступе скалы. – Здорово! Теперь я могу насобирать ягод. Их там полно. Правда, я не знаю, как они называются: вкус красной смородины, а цвет черный.
- Чепыжка, кажется. Мы с мамой покупали такие на рынке, она еще удивлялась, какие необычно вкусные эти ягоды.
Жорка схватил туес и вылетел из пещеры. Спустя какое-то время он вернулся с полным туеском. - Там еще какие-то ягоды есть, фиолетовые такие, кисло-горькие. Их какие-то птицы клевали, пестрые такие. Я их спугнул, и они так: «Фррр!» - взлетели.
- Ты что, рябчиков ни разу не видел? – Игорь усмехнулся. – Вот видишь, дичь нам сама в руки идет, успевай лови. Научить?
- Конечно! Их там полно! – В Жорке в один миг разгорелся охотничий азарт. – Но ты же говорил, чтобы патроны беречь, Что, я их камнем буду бить, что ли?
- Эх ты, темень городская! Значь так: вырезаешь длинную удочку, на конец привязываешь веревочную петлю; подходишь к кустам и бросаешь в них какую-нибудь корягу. Рябчики, если они там есть, взлетят, усядутся на ветку и вытаращат на тебя свои гляделки, мол, что за чудик их спугнул? А ты тихонько подкрадываешься сзади и – рраз! – петлю ему на шею! Вынул, шею свернул и – вперед! – за следующим!
- И все?! – Жорка уже подпрыгивал на месте. – Удилище я найду, а ты веревочку с петлей сваргань – и рябчики наши! Но откуда ты все этот знаешь?
- Читал где-то. Хотел даже как-то испробовать, да все случая не было.
Вскоре охотник, промокнувший насквозь, вполз в грот, падая от смеха.
- Умора! Эти куры и в самом деле взлетают на ветку и тупо пялятся, пока я под них петлю подвожу. Я бы больше поймал, но не могу от смеха удержаться, как они пялятся на меня, придурки!
Жорка достал из карманов два пестрых трупика и горделиво бросил их под ноги Игорю. – Принимай добычу, хозяин!
- Спасибо за добычу, птицелов! Только в чем мы их сварим?


ПРОБЛЕМА КОТЕЛКА

Проблема посуды для варки была важной проблемой. Вот уже и дичь на столе, а варить не в чем!
- Пойду, поищу среди обломков, а вдруг? По пути и дров подсобираю. – Жорка готов был шнырять в тайге без отдыха. Вот и сейчас он содрал с себя мокрую одежду, напялил сухую Игореву и исчез в проеме входа.
- Про медведя не забывай! – Крикнул Игорь вдогонку, но запоздалое предупреждение вряд ли догнало рыжего разведчика.
Игорь, встал, попробовал опереться на больную ногу. Скорее всего, нога не была сломана, но трещина была точно. Это из-за нее приходилось сидеть в пещере и заниматься народным промыслом – изготовлять посуду.
Вернулся Жорка, накидал в пещеру дров и опять исчез.
Игорь сидел, вытянув ногу, и обдумывал, как и из чего изготовить что-то вроде котелка. Попробовать бересту? Но не было уверенности, что в огне береста не загорится. Да и ненадежно все это. Да, проблема! А еще хотелось сладкого. Но эту зловредную мысль Игорь отогнал подальше и занялся костром.
Судя по всему, мясо в меру прокоптилось, но до обидного скукобилось так, что, казалось, его съесть можно было одним жевком. Да, придется жевать рябчиков. Но Игорь помнил слова отца, что рябчиков варить – жизни не хватит! Да и варить не в чем.
Вернулся Жорка.
- Что так быстро?
- Топтыгин нарисовался. Оголодал, видать. Я в него сбросил со скалы кусок железа, он попятился и ушел в лес, но, думаю, ненадолго.
Жорка помолчал, потом добавил: - Слушай, у меня идея. Там, на скале, прямо над могилой, еле держится кусок скалы. Если его раскачать, то можно уронить на медведя, когда тот полезет к могилке.
Друзья вылезли на воздух. Жорка помог Игорю, и они вскарабкались на скалу. И точно – обломок скалы лежал почти на краю.
- Надо его насторожить, то есть наклонить так, чтоб потом одним движением, без шума, обрушить на голову косолапого.
Так и решили. Опять с помощью жерди, подкладывая камни, ребята стали готовить свое партизанское орудие мести.
Этим они и занимались почти до ночи.
Ужин опять был скупым, но, опустошив туески, ребята впервые за эти дни испытали сытое блаженство.
- А, скажи, можно жить в тайге, да ведь? Еще бы ружье, котелок да одежду покрепче...
- ... и холодильник впридачу! – Игорь усмехнулся.
Насчет одежды Жорка верно подметил – за эти дни ребята сильно поизносились. После крушения самолета одежда и так была во многих местах порвана, а теперь, после всех злоключений, вид у нее все более приобретал вид рубища.
Этой ночью ребята долго не спали, разговаривали. Вспомнили родителей, убиваются, наверное. Не знают же вообще ничего про них, думают, погибли их сыновья. И не сообщить никак, что их дети живы, ни письмо написать, ни по телефону сказать.
- А, помнишь, сказку «Маша и медведь», как он девочку в корзинке нес? Вот бы и этого битюга запрячь, это ж сколько в нем силищи, допер бы куда хочешь!
- Да, хорошо бы. Но попробуй, подойди...
Поразмышляли еще немного о способах изготовления котелка и, наконец, уснули.

ПЕРВАЯ ПОБЕДА

- Игорь, проснись, придурок в гости пришел! – Жорка в волнении тряс Игоря за плечо.
И правда, возле входа сопел и скреб когтями скалу, по всему видно, медведь.
Друзья вскочили, схватили с камня пистолет и, отскочив к стене, наставили его на вход.
Медведь царапал камень, просовывал лапу в щель, пытаясь протиснуться внутрь. Ребята жутко испугались, но, похоже, камень медведю был не по силам, да он особо не старался. Видно, уже разрыл могилку.
- Что делать будем? – Жорка смотрел на Игоря вытаращеными глазами. Пистолет в руке его мелко дрожал.
- Похоже, камень дядьке не по зубам. Давай, ты пощекочешь его веткой, а я пульну ему в глаз. Посмотрим, как он обрадуется этому подарку.
- А если он со злости отбросит камень?
- Кидать головешки будем.
Странно, но Игорь не дрожал, страх был, но какой-то не сильный. Зато Жорка трясся с головы до ног.
- Пошли.
Медведь к этому времени притих, и неизвестно было, где он, то ли ушел, то ли притаился.
- Здесь он. – Произнес Жорка срывающимся шепотом. – Я его по вони чую.
Как только ребята приблизились к входу, медведь тут же выскочил из-за стены и, громко зарычав, опять просунул лапу в щель. Жорка отскочил, а Игорь, вытянув пистолет, как это делали офицеры на стрельбах, и, направив его в глаз зверя, выстрелил.
Медведь заорал и кинулся прочь. В щель было видно, как он скатился с обрыва и помчался в лес.
- Ура! – Ребята радостно запрыгали по полу и заорали. - Что? Не по вкусу пулька-то? Так тебе и надо, придурок!
- Куда ты ему стрелял? – Жорка восхищенно смотрел на друга.
- В глаз. Но мне кажется, я не попал, он головой дернул. Но раз он убежал, значит, я попал куда-то.
Это утро опять началось с войны. Хоть сражение и закончилось победой, но ребята еще долго не выходили из пещеры, все им казалось, что медведь караулит их за стенкой.

ПЕРВАЯ ПОСУДА

Спустя какое-то время Жорка все же решился выйти на улицу. Постоянно оглядываясь, он взобрался на скалу и огляделся.
Дождь все так же шуршал по хвое и листьям, видимость была нулевая. Казалось, что скала, внутри которой жили двое мальчишек, как старинный ковчег, летел в туманной мгле над землей. Все краски были смыты дождем, все было серо и неприветливо. Дымок, выскальзывающий из входа, быстро рассеивался в сыром воздухе. Все ямки в скалах были заполнены дождевой водой. «Жалко, - думал Жорка, - что нельзя ее собрать во что-нибудь, а то будет солнце, вода вся испарится и пить будет нечего».
Решив продолжить обследование окружающих скал, юноша стал подниматься вверх. Было сыро и скользко, возможность сорваться и разбиться страшила, но любопытство было сильнее, и парень забирался все выше.
Игорь в это время в куске дюралюминиевой жести пытался выдолбить камнем углубление, но все было бесполезно, металл не поддавался. Попытка согнуть лист в подобие кулька тоже ни к чему не привела. Не хватало инструмента, да и металл был слишком труден для обработки.
«Что-то Жорки давно нет»– подумалось Игорю. Он вышел под дождь, но увидел только ползущую по горе тучу и услышал шум дождя. Странно, обычно Жорка далеко не уходил. Что ж, придется ждать. Игорь влез в грот и, подбросив дров в огонь, занялся сушкой Жоркиной одежды.
Вскоре снаружи раздался свист. Выйдя под дождь, Игорь увидел стоящего в горделивой позе Жорку, а в руках у него были... котелок и кусок льда!
Вот это да! Фантастика!
- Ты где все это раздобыл? Где ты ползал?
В пещерке, вытягивая руки к костру, разведчик рассказал, что выше в скалах, есть еще одна пещера. Она более обжита, там есть запас сухих дров и даже настил, покрытый кедровыми лапами. Но самое главное – на каменной полке Жорка обнаружил котелок, две алюминиевые кружки и несколько ложек. Там еще был табак в резиновом мешочке и соль в баночке.
- Представляешь, как я обрадовался?! Я даже покурил от радости. – Жорка весь сиял, будто поймал Птицу Счастья.
- По закону тайги, ты должен что-то оставить взамен того, что взял. Ладно, пока будем пользоваться, а когда нас спасут, мы вернем все обратно.
Игорь был уверен, что их спасут. У него не было сомнения, что отец не бросит его на произвол судьбы, не такой он был человек. Мама тоже сильная женщина, она никому спуску не даст, не будет зря проливать слезы, а будет подгонять всю службу сверху донизу.
Однажды даже показалось, что над горой пролетел самолет. Вот закончится дождь…
Жорка целиком и полностью доверился Игорю по этому вопросу, но в данный момент он весь был поглощен исследованием тайги. Никогда раньше он не думал, что в тайге так интересно, столько загадок было вокруг, блуждание по скалам и прилегающему лесу захватило его. Каждый день он находил что-то новое. Конечно, плохое питание наложило отпечаток на его лицо, Жорка сильно похудел, щеки, до того яркие и пухлые, впали, похудание виделось и во всем облике юноши, но зато глаза стали сверкать от того, что сильнее голода – таинственности неизведанного. С Игорем было бы еще интереснее, но с больной ногой он Жорке пока не помощник.
В пещерке перед сном разведчик с жаром рассказывал о своих открытиях: как он познакомился с бурундуком: «Он у меня даже орешки брал из рук!»; какие в скалах он нашел красивые камешки: «Они даже в темноте сверкают!»; а однажды к нему прямо под ноги выскочила красивая горная козочка: «Появилась бесшумно, хотя была с копытцами и скакала по скалам!», а потом так же бесшумно исчезла. Но особенно он гордился тем, что нашел котелок: «Знаешь, я сначала даже и не хотел туда идти, скалы как скалы, но потом отошел подальше и мне почудилось, что там есть пещера, поднялся – и точно, пещера!»
И вот - наконец-то! – над костром в котелке булькали рябчики, а ребята глотали бадановый чай, сваренный до того, как поместить в котелок дичь. Кроме того, вода была настоящей, а не противно-горькая дождевая!
- Как там погода, синих просветов в тучах еще не видно? – Дождь вроде как притих, и мальчикам показалось, что на улице стало светлее.
- Нет, неба еще не видно. Да и дождь идет все так же, не переставая.
Ночью Игорь проснулся от холода, но не придал этому особого значения, подбросил дров в костер и улегся, прижавшись к другу.
Утром и Жорка заметил, что в пещерке как-то необычно холодно.
- Ну-ка, что там на улице? – Мальчик выглянул в щель. – Ого! Да там снег выпал! - Ребята вылезли из своей норы.
Кругом лежал снег. Правда, его было немного, но он лежал везде: и на земле, и на скалах, и на деревьях. И продолжал идти. Необычность того, что летом пошел снег, удивила ребят, но ненадолго. Живя возле гор, они знали, что летом в горах снег не диковинка.
Но то, что снег выпал в те дни, когда ребята оказались в тайге, было необычно. Снег – летом!
- А, может, уже зима пришла? Может, здесь аномалия – дни как недели летят? – У Жорки разыгралась фантазия. – Домой прилетим, а там зимние каникулы! Вот потеха будет!

ГОЛОД

- Тебе все шуточки! А дров у нас уже почти нет, еда кончается. Надо что-то придумывать, иначе нас и спасать не надо.
- Да-а, с едой у нас плохо. Я вчера на скалах нашел какие-то зеленые растения, похожие на капусту, правда, вытянутые, не удержался, попробовал – кисловатые. Боялся, что отравлюсь, но уж сильно есть хотелось. Но, как видишь, ничего. Их там много, могу принести попробовать.
На самом деле, зеленые шарики оказались съедобными, но голод они утолили слабо.
Кедровые шишки были еще совсем зеленые, но Игорь додумался орешки выколупывать и варить. Похлебка оказалась вкусной, даже голод на время приутих, но ненадолго.
Жорка изготовил из проволоки самодельные грубые петли и, найдя по снегу следы, привязал свои силки на тропах, но каждый раз они оказывались пустыми.
Вспомнив горную козочку, охотник однажды возле того места засел с пистолетом в засаде, но так и не дождался прыгающего мяса.
Рябчики, пока лежал снег, куда-то улетели.
Пришлось полностью перейти на подножный корм. Благо, ягод вокруг было полно, потому, с утра набив желудки ягодами, ребята все дни посвящали охоте. Игорь уже мог, опираясь на палочку, ходить, потому тоже все дни изобретал способы охоты. Но то ли орудия ловли были не те, то ли звери ушли в более теплые края, добычи было очень мало.
Удалось, правда, поймать двух бурундуков. Жорка сумел снять с них шкурку, выпотрошил и сварил. Мяса оказалось очень мало, да и то было со вкусом кедровых орешков.
Положение стало тревожным. Чем меньше становилось еды, тем больше хотелось есть, еда уже начала даже ночью сниться. Мальчики терпеливо сносили испытание голодом, постоянные думы о еде старались отгонять работой, но это плохо помогало.

ЧУДО-КАМЕНЬ

Игорь порезал оставшееся мясо на маленькие кусочки, и, чтобы его экономить, стал добавлять их в супы, которые варил из найденных трав. Пища была хоть и с солью, но не вкусная. Вот если бы было много мяса! Но с охотой ничего не получалось, в петли ничего не попадало, видно, из-за непогоды звери ушли в другие места.
Но не ушел медведь! Он слонялся неподалеку, иногда взрыкивал где-то в чаще, но близко не подходил.
Жорка как-то пожаловался Игорю, что стал слабеть, бегать по горам стало труднее. И правда, ребята похудели так, что если бы их увидели мамы, то испугались бы.
Как-то однажды вечером, перед самым сном, Жорка достал из кармана какой-то серый комок.
- Это висело под скалой, в щели. Я сначала подумал, что это осиное гнездо, но комок оказался твердым. Я его содрал, сам не зная, зачем. Посмотри, может знаешь, что это такое?
Игорь приблизил комок к огню, отломил кусочек, тот на сломе оказался маслянистым, как смола. Понюхав его и лизнув для порядка, Игорь задумался. Что-то знакомое вертелось на кончике ума.
Да это же - мумие!
- Жорка, ты же нашел самое лучшее для нас лекарство! Раздевайся, сейчас будем лечиться.
Макая кусочек мумия в воду, Игорь начал мазать ранки и синяки на теле друга. Жжение было сильным, Жорка корчился, но молчал. Затем процесс перешел на тело Игоря. В конце концов оба умазались так, что стали похожи на пятнистых гепардов.
- Вот увидишь, скоро все ссадины пройдут! Когда я был маленький, отец на учениях сломал палец на руке, так знакомый геолог привез отцу кусок мумия и сказал, что это самое лучшее лекарство при переломах. Отец каждый вечер бросал кусочек в воду, растворял и пил. Потом он говорил, что без мумие проболел бы в два раза больше. Но еще геолог сказал, что этим камешком можно мазать ранки, чтобы они быстрее заживали. Знал бы ты, как я его, камешек имею в виду, возненавидел! Ссадин у меня всегда было полно, так родители вдвоем мазали меня, папа держал, а мама мазала. Я до сих пор помню, как мне жгло от этого камня. Но мама говорила всем, что стоит вечером намазать ранки, как к утру все болячки проходят. Вот сейчас мы и проверим лечебные свойства этого чудо-камня.

СПРАВЕДЛИВАЯ МЕСТЬ

Игорь точил нож и думал. Прошло уже больше недели, а синего неба так и нет. Неужели поиски так и не начнутся? Нет, не может такого быть! Не такой отец, чтобы бросить поиски сына.
…Мальчик был прав. Поиски шли. Круг их все более сужался, хоть спасателям и приходилось преодолевать огромные трудности. Тоже в холоде и сырости люди шли по тайге все дальше и дальше. Военные вездеходы с ревом преодолевали препятствия, которые дикая природа так щедро разбросала по тайге. Опытные охотники и местные жители показывали путь. Сельчане на лошадях и пешком тоже прочесывали тайгу. Пусть поиски пока были безуспешными, но люди, а особенно родители твердо верили, что их мальчики ни за что не сдадутся в плен обстоятельствам. О том, что их Жорка с Игорем погибли, никто из родителей даже и думать не мог. Пока дети не будут найдены, поиски не остановятся вопреки всем трудностям и непогодам…
- Игорь, медведь пришел! – Жорка бесшумно пролез в пещеру и зашептал на ухо. – Пойдем, сейчас в самый раз отомстить ему за все!
Ребята, крадучись стали подниматься по скале к камню, который приготовили, чтобы уронить на зверя.
Выглянув из-за уступа, Игорь увидел, что медведь увлеченно разгребает могилку. Дикая ярость вскипела в крови мальчика! То же самое он увидел и в глазах друга.
Пора! Пора эту тварь проучить как следует. Оба мальчика положили руки на камень и, переглянувшись, толкнули его вперед. Перевалившись через ребро скалы, тот начал падать… и совсем не туда, куда надо! Камень направлялся в сторону от медведя!
Но тут случилось то, о чем впоследствии ребята долго говорили и называли это не менее, как чудом.
Все произошло в доли секунды!
Медведь, видно нутром почувствовав опасность, вдруг замер, насторожился и рванул в сторону – и как раз под камень!
Обломок скалы с хрустом врезался в спину зверя, придавив того к земле, затем рухнул на землю, свершив то, что от него хотели люди.
Мальчики ждали страшного рева взбешенного дикаря, жуткой мести косолапого тем, кто нарушил его мрачную трапезу.
Но зверь молчал!
Он лежал на земле тихо, только передние лапы его вздрагивали и скребли землю. Из пасти на снег стекала кровь.
- Что это с ним? – Жорка, держа в дрожащей руке пистолет, таращился на поверженного зверя и не знал, что делать.
Ребята с волнением еще долго ждали, думая, что медведь просто притворился и ждет, когда люди спустятся к нему, чтобы кинуться на них. Но нет, зверь все так же лежал, скребя землю лапами, и кровь все так же сбегала из стиснутой пасти на снег.
- Жорка, сходи, пристрели его, у него хребет сломан. – Игорь произнес эти слова спокойно, будто каждый день обломками скал убивал медведей. Удивляясь себе, он понял, что не чувствует ни грамма жалости к поверженному врагу.
«Выживает сильнейший!» - страшный закон тайги не был выдумкой. Медведь сам своим поведением доказал справедливость этих суровых слов. Уж он-то бы без всякой жалости прикончил ребят. Человечины он уже испробовал, потому не остановился бы перед очередным убийством.
Парни спустились со скалы, по-прежнему настороженно глядя на поверженного хозяина тайги. А тот явно умирал, глаза его замутились, он, не моргая, смотрели на людей, и было в глазах его столько мольбы, что Жорка отвернулся и сунул пистолет Игорю. – Добивай его сам. Я не могу.
Игорь, первый их них двоих осознавший справедливость закона, хладнокровно подошел к косматой груде и двумя выстрелами в ухо прикончил мерзкого убийцу…

ТВЕРДОЕ РЕШЕНИЕ

- Вот это я объелся! – Жорка отполз от стола и, прислонившись к стене, оглаживал свой вспухший живот. – Ну, как тебе мясцо?
Игорь, тоже как и Жорка, сидел, навалившись на стену и тяжело дышал. – Да, объедаловка! Язык - вкуснее не бывает, но откуда ты узнал, что медвежьи ноздри тоже вкуснятина?
- Так я к дядьке каждый год в гости езжу, от него и слышал. Мы еще лапы сварим, это тоже деликатес.
- Да, теперь у нас мяса много. Правда, жестковато, но ничего, разжуем. А завтра еще шкуру снимем, тогда нам никакой снег не страшен будет.
- Ты, я вижу, собрался зимовать здесь. Думаешь, каждый месяц по медведю будем добывать? – Жорка усмехнулся.
Конечно, каждый понимал, что зиму им будет не пережить. Хотя, чем черт не шутит… С каждым днем они узнавали все больше, вот уже и медведя едят, да кисловатый компот из корней шиповника пьют.
- Нет, зимовать мы тут не будем. Мы вернемся домой.
Игорь произнес это таким тоном, будто дело давно решенное и вот сейчас они встанут и пойдут дорогой к дому.
Жорка вытаращился на друга.
- Ты это серьезно?
- Вполне. Нога у меня уже заживает. Еще немного и я стану ходить без палки. Мы спустимся к реке и вдоль нее выйдем к людям. Еда у нас теперь есть, и мы уже многое знаем и умеем.
- А ты представляешь, сколько нам придется идти?
- Неважно. Главное – надо бороться. Если тучи рассеются, и мы не увидим в небе самолет, или вертолет, то назло всем пойдем к реке и докажем, что мы уже не дети и сможем за себя постоять.
Жорка смотрел на друга и чувствовал, что слова Игоря не просто слова, а твердое решение, принятое им давно и бесповоротно. И он понял, что и сам готов совершить то, что ему предлагал друг.
Утром парни с величайшим трудом, но освежевали тушу. Шкура воняла так, что пришлось повязать рты тряпками. Даже появилось сомнение, стоил ли ее стелить в пещере, от такой вони и задохнуться можно было, потому решено было растянуть ее между деревьями, пусть над ней поработает дождь.
На свежевание ушел весь день. Часть мяса была нарезана на куски, которые вялились над костром. Еще одна часть была уложена под ледник, который нашел Жорка, когда нашел котелок. Самые вкусные куски булькали в котелке, другие же ждали своей очереди.
За работой ребята как-то и не заметили, что снег с дождем прекратились. Непривычная тишина стояла вокруг. Тучи все так же закрывали дали, вечер сгущался.
Костер потрескивал и светился красными углями, освещая двоих таежных робинзонов, расположившихся в самолетных креслах и думающих свои думы.
- А, знаешь, даже жалко будет, когда нас спасут и увезут отсюда. – Жорка горько усмехнулся, посмотрел на Игоря, но тот и не думал смеяться.
- Если нас спасут, то я уверен, мы вернемся уже другими. Ты себя в зеркало давно не видел, а я заметил, что ты сильно изменился. Я не про твои рыжие усы говорю, а про то, как ты стал говорить и вести себя. То, что мы с тобой выжили и сейчас сидим тут сытые и здоровые, это не просто так. Мы ведь с тобой даже не поругались ни разу! Это значит, что нас с тобой голыми руками уже не взять, мы с тобой уже – мужики.
Жорка не ответил. Он тоже думал об этом, Игорь просто подтвердил то, что он и сам чувствовал и знал. Вот, например, руки: те, цивилизованные, с нежной кожей сменились мозолистыми загрубелыми клешнями, способными делать самую грубую работу. Сильно обострились зрение и слух, изменилась походка, сформировались повадки, только может быть слегка уступающие звериным.
А ведь прошло не так уж и много времени, но и за эти дни превращение детей в мужчин произошло так стремительно, что родители вряд ли узнают в них тех, прежних городских шалопаев, знавших о тайге только лишь по книгам да по рассказам взрослых.
- Но домой хочется. А в тайгу мы сможем вернуться в любое время. Теперь она меня уже не пугает. – Жорка подбросил дров в костер и засобирался на боковую.
Все же мальчишество еще не совсем покинуло ребят. Все эти рассуждения велись на сытый желудок, в один миг забылись голодные, мрачные, унылые вечера, когда ничего подобного они бы не сумели ни подумать, ни сказать.

СОЛНЦЕ

- Игорь, вставай! Смотри - солнце!
Впервые за все дни в проеме входа были видны верхушки деревьев, освещенные солнцем.
Жорка вылетел из пещеры и обалдел. Вокруг расстилался огромный мир! Оказывается, снег лежал только на вершинах гор, здесь зима установилась временно и, судя по тому, что внизу по-прежнему зеленела тайга, совсем скоро солнце снова растопит снег с вершин, и к власти снова придет яркозеленое лето.
Игорь тоже видел все то, что видел его друг, но он больше всего был очарован синим огромным небом. А ведь все это было вокруг них в тот, кажущийся таким далеким, первый день, когда они свалились сюда с неба. Но тогда ничего, и это можно было понять, этого они не видели. А сейчас окружающий сияющий мир вызывал такой восторг, что хотелось взлететь и парить, парить над этими прекрасными горами!
Эх, кабы можно было взлететь…
- Жорка, надо срочно разжигать костер!
С помощью сухих дров из пещерки, а потом и другими дровами ребята распалили большой костер, в который для дыма накидали дерна и папоротниковых веников. Жорка сбегал к месту аварии и натаскал всякой резины, что валялась после взрыва, от чего черный дым взвился над горой, как пиратский флаг.
И стали ждать.
- Игорь, давай будем мясо есть, а то жалко будет выливать бульон, когда за нами прилетят! – Жорка сам удивился своей бережливости, но предложение оказалось прекрасным, и парни вытащили котелок и куски мяса на улицу и стали завтракать, не сводя глаз с неба.
… Итак, продолжаем поиски! На всякий случай приготовьте теплые вещи, одеяла, запас продуктов, термосы. Врачи должны быть в каждом самолете и вертолете. Люди, если остались живыми, сильно истощены, возможно, ранены. Приготовьте носилки, грелки и все необходимое, чтобы оставшихся в живых доставить в госпиталь в целости и сохранности.
Генерал отдавал приказы четко, голосом, не терпящим возражения. Но спасатели и так понимали, что сегодняшний день критический. Люди, потерпевшие крушение, уже много дней бедствуют, каждая минута промедления чревата необратимыми последствиями.
Самолеты и вертолеты взмывали в небо и улетали в сторону предполагаемого места катастрофы. День был прекрасным, солнечным, потому надежда на то, что сегодня удастся закончить многодневные поиски, была большой.
Снизу взмывали сигнальные ракеты от наземных поисковых групп, подающих сигнал о том, что на их участках поиск не принес результатов.
Благодаря им пилоты постепенно приближались к тому месту, где их ждали двое измученных парней… с аппетитом поедающих ароматное проваренное мясо!

ВОТ ТЕ НА!

- Самолет! Смотри, вон там, над той горой! Видишь? – Жорка вскочил и куском мяса показал на серебристую точку, скользящую в небе в их сторону.
Друзья стали кидать в костер все, что еще осталось. Дым с новой силой взмыл в небо так, что его не заметить уже было никак нельзя
… Второй пилот, в бинокль осматривающий тайгу, вдруг подался вперед и вскрикнул:
- Вижу дым! Товарищ командир, прямо по курсу – дым!
- Внимание всем экипажам! Вижу дым от костра. Просьба направить в наш квадрат вертолет для детального обследования территории. Наши координаты…
На центральном пункте связи радист снял наушники и перед тем, как сделать официальный доклад радостно крикнул: - Обнаружен дым!
Генерал выслушал доклад и отдал приказ сузить зону поиска. Все стали ждать новых сообщений.
Наконец, поступил доклад о том, что один из вертолетов прибыл на место, где обнаружен дым и начал облет местности…
… Мы здесь! Мы здесь! – Игорь и Жорка прыгали по поляне и размахивали куртками. Вертолет сделал круг, обследуя место для посадки, наконец, замедлил движение и стал снижаться…
… Товарищ генерал, обнаружены два человека. Оба живы. Едят мясо.
- Не понял! Какое мясо?
- Говорят, что медвежье.
- Это охотники?
- Нет. Поисковая группа докладывает, что это двое мальчишек с упавшего самолета. Обломки самолета найдены недалеко от пещеры, где жили потерпевшие. Сейчас потерпевшие угощают поисковиков медвежьим мясом, которое, говорят, сами добыли. Найдена могила с телом одного из пилотов, тело другого, со слов мальчишек, медведь утащил в лес. Ведутся поиски.
Сказать, что у генерала глаза на лоб вылезли, было нельзя, на то он и генерал, чтобы сохранять невозмутимость даже в самых невероятных ситуациях, но легкое замешательство на лице можно было заметить.
- Группе поиска оставаться на месте, потерпевших ко мне! Разыскать родителей ребят и также доставить ко мне!
Генерал понял, что пока он сам не поговорит со спасенными, поверить в сказанное будет трудно.
Игорь и Георгий перед вылетом домой взяли слово со спасателей, чтобы те отнесли во вторую пещеру котелок и ложки, оставили там соль и табак, а при отлете прихватили мясо, то, что лежало в мешке и то, что лежало под ледником. И не забыли шкуру медведя!
Они стояли перед генералом, а тот не знал, что сказать. Жалеть этих исхудавших, почерневших от копоти мальчиков, своими руками победивших грозного хозяина тайги у него язык не поворачивался, а торжественным голосом поздравить с героическим завершением таежной эпопеи тоже не мог – перед ним стояли всего лишь двое мальчишек.
Но громадный опыт человека, видевшего за свою военную жизнь много всего, подсказывал генералу, что эти двое мальчишек уже не мальчики, а состоявшиеся мужчины. Об этом говорили и их не по-детски суровые лица, и то, как они ответили на его пылкое рукопожатие. Если этими руками они смогли сломать хребет косматому убийце, то и говорить с ними нужно было по-мужски.
- Спасибо, ребята! – Генерал тщательно подыскивал слова. – Вы спасли не только свои жизни, вы спасли жизни многих людей. Ваши родители и родные за эти дни пережили не меньше вас, благодаря вам погибшие летчики не будут числиться среди пропавших без вести, а близкие смогут их достойно похоронить, кроме того, благодаря этому случаю, о котором мы теперь знаем всё, будут сделаны соответствующие выводы.
Генерал подошел и крепко обнял ребят.
Распахнулась дверь и в кабинет ворвались родители Жорки и Игоря. Женщины сразу кинулись обнимать своих детей, рыдать от радости и причитать по-матерински, а мужчины, мгновенно отметив в сыновьях новые, мужские черты, дождались, когда мамы выпустят сыновей из своих объятий, крепко обняли их за худые, но крепкие плечи и повели к машинам.

ДОМА

- Ну, как тебе спится на медвежьей шкуре? – Жорка гладил рукой шелковый рыжий ковер, запускал пальцы в мех и удивлялся, как изменилась шерсть недавнего их врага после выделки. – Никогда бы не подумал, что у этого зверюги такая ласковая шкура!
- Да, я тоже не поверил, когда нам ее принесли. Удивительно, он нас чуть не сожрал, а теперь мы лежим на нем и радуемся! – Игорь тоже погладил шелковый ворс.
Ребята замолчали, и каждый вспомнил те дни, что они провели в тайге.
Сейчас казалось, что это все им приснилось: и крушение самолета, и пещера, и медведь, и голод, снег… Только лишь рубцы на руке Жорки да еще слегка побаливающая нога Игоря напоминали им, что все было не во сне, а наяву.
- А как тебе домашняя пища? – Жорка явно на что-то намекал, но Игорь быстро раскусил намек.
- Да как и тебе. Думаю, ты тоже накинулся на еду, будто месяц не ел и…
- …заработал расстройство желудка! – Друзья захохотали.
- А вспомни, что мы с тобой только ни ели с голодухи там, у пещеры – и ничего! Хоть бы раз живот заболел! А тут такая объедаловка, а есть нельзя – понос замучил!
Друзья катались по шкуре и хохотали.
- А я камешки положил на стеклянную полку, сделал снизу подсветку – красотища! Отец говорит, что надо показать их геологам, может там какое-нибудь месторождение откроют.
- А я сходил в музей и рассмотрел изделия из бересты. Да, их делали настоящие мастера! И, знаешь, оказывается, в туесках из бересты, на самом деле, можно кипятить воду, она же не дает бересте гореть!
- Мне папа принес книгу о съедобных растениях. Я прямо обалдел – мы с тобой ходили по еде и не знали, что это все съедобно.
- А я нашел у папы книгу «Охотничьи секреты». Ты бы знал, сколько там описано приемов и способов охоты! Эх, знали бы мы все это раньше…
- А медведя тебе мало, да? – Жорка захохотал и еще раз погладил лоснящийся ворс.
Ребята еще долго перебирали то, что они узнали после возвращения домой из таежного плена.
– Кстати, а где наш пистолет?
- Я его генералу отдал. А он, знаешь, что сказал? Мол, я его сберегу. Когда в следующий раз понадобится, ну там медведя грохнуть, или кабана завалить, звоните, вышлю! – Ребята посмеялись.
- А второго летчика долго искали, но нашли, медведь утащил его чуть ли не на километр. Надо сходить, цветы положить на могилку…
Ребята помолчали.
- Да-а, это лето я не забуду никогда… - Жорка встал и посмотрел в окно. – Жарко, пойдем, искупаемся. Помнишь, как мы об этом мечтали там, в пещере?
- А, может, к твоему дядьке слетаем? Что-то засиделись мы дома, тебе не кажется?
Друзья сбежали по лестнице и выскочили на улицу.
Далеко, на горизонте тянулась цепочка гор, на самых высоких лежал снег.
А здесь, внизу, было жаркое городское лето…

2005 г.

Алтай.

.