23 | 07 | 2018

Тучи над озером. Из серии ДЕТИктив.

И.Истомин

ТУЧИ НАД ОЗЕРОМ

Из серии ДЕТИктив

Приключение пятое.

8

Ух, ты! Вот это скорость!
Мы с Кольшей специально со всего разгона въезжаем в лужи, и от колес моего "Хондика" веером разлетается вода.
Вы слышите - моего!
Родители, наконец-то, купили мне "чертика". Несколько вечеров отец с матерью прикидывали и так и эдак, смогут ли они выделить из нашего очень даже скромного бюджета денежки на двухколесного "япончика", долго спрашивали меня, как я его буду использовать, твердо требовали, чтобы любые просьбы я исполнял мгновенно и без ропота, заранее строжили, чтобы не дай бог... и так далее. Но все же любовь к сыну - ко мне, то есть - победила сомнения. Теперь двухколесный "чертик" взнуздан, оседлан и довольно урчит подо мной, неся нас с другом по центральной улице нашего села.

А кругом беснуется лето! Деревья лихорадочно укрываются от зноя, сшивая из клейких листочков одежду по летней моде. Березы распустили косы будто невесты на выданье; пихты принялись раскрашивать свои ноготочки в нежно-зеленые цвета, рисуясь ими под завистливым взглядом скромных осинок, а черемуховые кусты покрылись таким количеством ягод, что ребятишкам вскоре грозит умазаться черным цветом черемухового бальзама "Амаретто".
Село наше, уютно устроившись между горами, любит кутаться в зеленые кружева деревьев, а горные склоны, заросшие деревьями и кустами всех видов и расцветок, будто заботливыми руками защищают его жителей от ветров и бурь.

Мы уже доехали по самой длинной центральной улице до того места, где крайние сельские домики расположились прямо среди сосен и пихт, красуясь перед ними своими пестрыми наличниками и окрашенными заборами. Дальше дорога начинает петлять между горами, попеременно приближаясь то к попутчице-реке, то к сурового вида горе, темнеющей темными кедровыми склонами.
Как же это здорово - иметь вот такого маленького "жеребчика"! Вы уже заметили - я ему столько названий придумал, что могу одним словом выразить мое к нему отношение. Колесики катятся, подпрыгивая на кочках, лампочки на руле подмигивают мне, будто говоря: "Ну, что, нравится?". Конечно, нравится! Это вам не велосипед, который на наших горках - а в нашем селе все улицы с горками - никак не хочет двигаться вперед. Как же мне надоело таскать велик по нашим подъемам! А здесь - вжжик! - и горка за спиной! Еще раз - вжжик! - и другая горка позади.
Благодать!
...Скажу честно - мотик я, если по честному, не заработал. Учусь я не ахти как. Хоть и без двоек, но троек навалом. Учиться мне интересно, но... учить не умею. Что запомнил, то и ладно! А чтоб, как некоторые, сидеть целыми днями за уроками... Не-ет, только не это! Конечно, за такое отношение к учебе родители б никогда не отважились на мотик, но в них, наконец-то, взыграла гордость за своего сына, за меня, то есть. Последнее мое участие в громкой операции по обезвреживанию банды грабителей всё же убедило батю в том, что его сын занимается вполне серьезным делом. А уж после разговора с нашим следователем он стал разговаривать со мной, как со взрослым. О чем они говорили, я не знаю, но думаю, что беспокойство за мое будущее у отца пропало, а это, как вы знаете, очень успокаивает родителей. Мама даже обернула подаренную мне нашим школьным вундеркиндом Славкой книжку "Курс молодого следователя" глянцевым плакатом "Все на выборы!", и теперь просвечивающее с обратной стороны лицо восторженного дядьки, опускающего бюллетень в урну, олицетворяет собой мою любовь к приключениям.
Колян, мой друг, который учится в соседнем 10-А классе, тоже гоняет на мотике, но он у него такой старый, что ездить по улицам Кольша стесняется, потому "запрягает" его только, если ездит по шоссе. А вот прокатиться со мной на новом сверкающем "япончике" по селу ему всегда в радость.
Развернувшись на окраине, мы летим по улице обратно, ветер свистит в ушах, и кажется, будто село укоротилось на несколько километров - так быстро оно кончается.

СКРОМНО О НАС

- А давай съездим на Озеро1! - Колян кричит мне в ухо, стараясь перекрыть шум ветра. - А что? Каникулы же! Вдоль берега прокатимся, там сейчас турбаз полно, домики посмотрим.
До Озера не больше сотни километров, я еще ни разу самостоятельно так далеко не ездил, но это неожиданное Колькино предложение было очень даже заманчивым! Только вот - как родители?
- Твоих предков я беру на себя! - Коляна, похоже, уже не остановить. Если он что задумал, то никогда не передумывает. Обладая неограниченным запасом природной энергии, он всегда находится в движении, а уж такой момент, как наличие у друга нового мотика, он пропустить уж никак не мог. Поездка на Озеро для него, насколько я догадываюсь - это возможность покрыть одним залпом несколько целей: первая - это возможность удовлетворить свою жажду познания возможностей "япончика"; вторая - навестить своего двоюродного брата, такого же рыжеволосого и схожего по характеру с Коляном парня; третья... тут даже и думать не надо - друган надеется выпросить у меня мотик покататься самому.

Единственное, чем забита голова Коляна - это техника. Да не просто техника, а техника на колесах! Представьте - мы идем с ним по улице, и вдруг где-то за домами возникает шум мотора. Вы бы о чем подумали? Точно - ни о чем! А Колян тут же произнесет нечто похожее на это: "Демидыч поехал... Да-а, клапанчики-то постукивают! Говорил я ему - сделай расточку! Так не-ет, говорит, рано еще!...". Вам что-нибудь стало бы понятно из того, что Колян сказал? И мне тоже. Зато сразу же, как я заимел "япончика", мой мастер тут же перещупал все его детальки в самых потаенных местах, что-то там подкрутил, ругнулся: "А еще хваленые японцы!" - и я теперь могу ездить с уверенностью, что нигде и ничего в железном скелете "жеребчика" не крякнет и не хрустнет.
Кроме того, Кольша не умеет говорить, как говорят нормальные люди. Вышеприведенная фраза в его устах звучала бы так: "Дмдчпьехлклпнчикивстуквют...". Парень, экономя время, всегда втискивает предложения любой длины в одно слово! Удивительно еще, как он в школе учится. По литературе Коляна уже и не спрашивают, иначе после его декламации стихотворения класс до конца урока будет валяться под партами, заходясь от смеха и пытаясь разгадать то единственное слово, в которое "смелодекламатор" втиснул шедевр великого поэта. "Вмнепсалинеотпратьсь...". Пушкин бы моего друга на дуэль вызвал, услышав своего Онегина в такой "интер трепации"!
Но уж в технике талант Коляна не вызывает сомнения. Карбюраторный гений!
А вот сам Коляныч думает иначе: "Да я-то что, железки - это ерунда. А вот ты совсем другое дело, ты - сыщик! Сколько нараскрывал всякого всего! Вспомни, как ты мой мотик в одно мгновение нашел?". Кольша до сих пор находится под впечатлением того дня, когда я ему украденный мотик вернул (читайте "Глобус с начинкой" из этой же серии). Кстати, и с этого же дня возникло наше с ним "сыскное агентство". С тех пор мой друг так и ждет, когда мои губы начнут вытягиваться "в хобот", а плечи поползут к ушам. Вам смешно, а у меня на самом деле так: как только начинают происходить со мной вот такие "телодвижения", тут же возникает ситуация, когда нам с Коляном приходится вовсю шевелить мозгами, раскрывая очередное происшествие. Не знаю, почему, но мой организм сам определяет - это именно тот случай, что нам нужен, или так, ерунда. Вот так же двигались мои губы и плечи, когда мы наткнулись на глобус с наркотиками, узнали про краденный шоколад, услыхали про ворованый лес и столкнулись с занятными эсэмэсками в старом мобильнике.
В одном из расследований ("Шоколадные страсти" из этой же серии) активное участие принимал еще один человек, мой одноклассник Славик, наш школьный вундеркинд, но в последнее время он с ушами ушел в науку, и его прежний пыл в поисках приключений чуть приутих, потому в расчет его уже можно было не брать.

СБОРЫ

Наше Озеро знаменито на всю Россию. Где-то раз в десять меньше Байкала, но по красоте ему нисколько не уступает. Вода в нашем Озере холодная и чистая. Такая же вода и в реке, что вытекает из него. А на этой речке2 живем и мы (чуть не добавил - такие же чистые и холодные!). Дорога к Озеру идет как раз возле реки. Все эти полсотни километров так красивы, что туристы, приезжающие к нам, до озера едут долго-долго, фотографируясь на каждом повороте. С одной стороны чистая река, где каждый камушек на дне виден, а с другой стороны крутые скалы, на которых гордо стоят кедры и пихты. Правда, чуть ли не на каждом камне намазаны надписи типа: "Здесь был Вася". Этим придуркам уж давно бы пора знать, что вместо дурацких автографов умные люди давным-давно зарывают под валунами маленькие баночки, как маленькие девчонки зарывают свои "секретики", в которых оставляют записки и небольшие сувениры. Те, кто найдет эти "секретики", могут забрать сувенир, вместо которого оставляют свой, а могут и не брать. Зато чисто и культурно!

Кольша, конечно же, уговорил моих родителей отпустить нас на Озеро, якобы в гости к своему двоюродному брату. Перед натиском Коляна не устояла даже моя мама, хотя наша поездка срывала её надежды использовать мое каникулярное ничегонеделание для работ в огороде. Николай заверил несчастную женщину, что по возвращении мы немедленно "с пеной у рта" ринемся на ликвидацию сорняковых интервентов. Уговорить-то он её уговорил, но я-то знал, что огород полоть мне придется самому, ибо знал цену обещаниям моего другана. У него обязательно найдутся неотложные дела в гараже, на пильне, в автосервисе или еще где-нибудь, но только не в нашем огороде.
Но ехать на Озеро мне хотелось и самому. Впервые я поеду на своем транспорте! Где хочу, могу остановиться, где хочу, могу разогнаться!
Отец отнесся к нашим планам спокойно, лишь сказал, чтобы мобильники с собой прихватили, а то в дороге разное бывает. Если что, приедет, поможет. Батя волнуется совершенно зря, ведь со мной едет самый-пресамый автослесарь Колька Силкин, который любую технику насквозь видит.
Остается лишь одна проблема - что делать с нашими Настей и Аленкой? Если они узнают, что мы едем без них, то нам не жить.
Моя Настя, всю зиму мечтала о рыбалке и тройной ухе, и если узнает, что я уехал без неё...
...Мы с ней познакомились зимой и с тех пор всегда вместе. Она с первых же дней нашего знакомства активно включилась в наши с Кольшей расследования, и теперь я даже не могу себе представить, как я обходился без нее раньше...
Настя даже купила туристический комбинезон, чтобы в любое время быть готовой к походу на реку, а я никак не могу собраться - то экзамены, то работы по хозяйству, то мотик этот... Я так и вижу, как стройненькая Настина фигурка мелькает среди деревьев, радуясь хвойному аромату и обилию цветов. Ничего, приеду, обязательно на рыбалку выберемся!
А вот Аленка уж точно проредит Кольшины рыжие космы от злости, он и так-то её не слишком балует. Она обожает своего солнцеволосого супермена, готова пылинки с него сдувать, но Николай, обожающий прежде всего свободу, не сильно-то её балует свои присутствием. Вот и теперь мой доктор Ватсон явно не горит желанием сообщать нашим подружкам, что мы их покидаем - испытание разлукой, мол, еще никому не мешало!
Но я не мог так поступить с Настей.
Вечером, когда мы с ней шли с дискотеки, мне показалось, что она догадывается о том, что нам предстоит разлука, потому что как-то уж слишком подозрительно помалкивала и не отпускала мою руку. То, что женщины многое чувствуют заранее, я знал. Моя мама, например, всегда знает, что я затеваю. Я уж и итак и этак стараюсь скрыть от неё свои планы, но она почти всегда угадывает, чем я собираюсь заняться. Так и Настя - она шла рядышком, а я понимал, что еще немного и она спросит о том, что я от нее скрываю.
Так и получилось.
- Стасик, ты сегодня какой-то не такой. Не случилось ли чего? - Настя подергала меня за рукав и даже приостановилась. - Что ты молчишь? - Она два раза кашлянула. - У меня в гостях радости?

...Непонятно, да? Фраза какая-то глупая. А на самом деле все ясно и понятно. Это наш с Настей маленький секрет.
Дело было так.
Как-то однажды, посылая Насте эсэмэску по мобильнику, я, страшно волнуясь, набрал текст: "Я тебя очень люблю!", но так переволновался, что не заметил, как мобильник исправил "тебя" на "себя"! Получив ответную эсэмэску "Себя?!", я снова перечитал отправленное сообщения и чуть не свалился с крыши, с которой счищал снег и любовался горами, укутанными снежными одеждами! При встрече я начал оправдываться, что, мол, я нечаянно, но неожиданно Настя оглянулась - не подсматривает ли кто? - и поцеловала меня. - Я все поняла, хоть и удивилась вначале! - Я смущенно уставился в землю, но тут Настя легонько толкнула меня локтем в бок, хитро подмигнула мне и таинственным голосом приглушенно произнесла: - Теперь это будет наш с тобой секретный метаязык, - увидев, что я не понял, она добавила, - это такой способ разговора, когда говорят об одном, а на самом деле в слова вкладывают другой смысл. Например, я хочу сказать: "Сегодня будет дождь", а на самом деле говорю: "Вчера было солнце". Или ты хочешь сказать: "Кошка запрыгнула на забор", а на самом деле говоришь: "Собака спрыгнула на землю".
- А как я узнаю, что ты перешла на метаязык?
- А я кашляну два раза, и ты поймешь, что надо понимать все наоборот. Кашляну один раз, понимай напрямую то, что сказано.
Понять-то я понял, но нам потребовалось немало времени, чтобы научиться говорить так, чтобы все понимали одно, а на самом деле мы говорили о другом. Оказалось, что тут главное даже не умение заменять слова другими, а чувствовать иной смысл сказанного. Кольша так и не научился этому. Но ему можно было и не учиться - он разговаривал так, что и без метаязыка расшифровать то единственное слово, что он произносил, было совершенно невозможно.
Было смешно видеть, как иногда после нашего с Настей "разговора" те, кто слышал его, начинали делать совсем не то, что имелось в виду. Например, я говорю Насте (после покашливания!): "В актовом зале младшеклассники таскали пирожки, значит надо спешить!". Тот, кто слышал это, летел в актовый зал, в столовую, где, как он думал, заканчивались пирожки, а на самом деле я объяснял Насте, что в спортзале (они с актовым залом напротив) старшеклассники (вместо младшеклассников) складывали (а не таскали) блины (не пирожки, а блины от штанги, потому что готовились соревнования штангистов), потому на урок можно не торопиться.
Направив одноклассников по ложному следу, мы с Настей в это время бежали в кабинет информатики, где был свободный урок, занимать места, чтобы порыскать в интернете.
В общем, этот наш секретный язык нам очень здорово помогал, когда надо было что-то обсудить, а уединиться было невозможно. Слушая нашу тарабарщину, многие тут же отходили, а некоторые крутили пальцем у виска, как бы говоря: "Довлюблялись! Болтают, что попало, и рады!". Но мы радовались, что нас не понимают, потому, как всё это было забавно и загадочно...

ПРЕДЧУВСТВИЕ ГРОЗЫ

Вот и сейчас Настин вопрос надо было понимать так: "У тебя дома неприятности?".
- Да нет, все нормально... Ты тоже какая-то сегодня... - я замялся, - тоже не сильно разговорчива. Может, погода на нас действует?
Явно увиливая от ответа, я помолчал и посмотрел в небо. Звезд не было видно, а Луна то и дело ныряла в облака. Запах молодых листьев чувствовался особенно сильно.
- Я-то, ясно почему. Дядя уезжает на Озеро, я просилась ехать с ним, а он наотрез отказался взять меня с собой. Говорит, что едет по работе, развлекаться будет некогда. Потом, когда будет посвободнее, позвонит, и я поеду к нему. Я ведь ни разу не видела ваше Озеро, а ведь ты обещал...

Настя еще что-то говорила, но звук её голоса стал стихать, и постепенно в мире наступила тишина...
Я всё видел, но ничего не слышал, потому что мой организм мгновенно перешел в состояние, при котором стала происходить странная трансформация моих плеч и губ, которую Кольша как-то назвал "предвестником грозы". Я почувствовал, как плечи начали сами собой подтягиваться к ушам, губы ни с того, ни с чего стали вытягиваться в трубочку - в "хобот", как говорит тот же Колян. Организм, надо понимать, начал жить своей жизнью, а это означало только одно - моя подкорка почуяла очередное приключение и давала мне понять, что моя спокойная жизнь заканчивается, и начинаются времена, когда и днем и ночью моя голова будет забита разрешением трудноразрешимых проблем.
Видимо от того, что я от этих шевелений плеч и губ невольно притормозил, Настя тоже остановилась и удивленно воззрилась на меня.
- Стас, что с тобой? Почему ты встал?
Она, не видя в темноте моего лица, конечно же, почувствовала мое состояние. Подтвердилась её особенность - чувствовать всё, что со мной происходит. Как это у неё получалось, мне было непонятно, но в этот раз я даже был рад тому, что кто-то понимает меня.
- У тебя опять... "предчувствие грозы", да? - Настя прижала ладошку к моим губам и воскликнула. - Ну, точно! Ты опять почувствовал что-то. А что, скажи?
Настя тоже знала о моих чудачествах и тоже поняла то, что уже твёрдо знал и я - мой организм сделал собачью стойку, ожидая каких-то событий!
- Стасик, что? Что случилось? Говори скорее, я же вижу (ну, конечно, она в темноте видит!), как ты напрягся. О чем говорит твоя подкорка? Новые приключения, да? Это как-то связано с отъездом моего дяди на Озеро, да? Ну, говори же скорее, а то я умру от любопытства!
Вот ведь какая! Я еще и сам толком не понял, от чего мой организм так возбудился, а ей прямо сейчас все расскажи!
- Давай сядем где-нибудь. - Мы сели на какую-то лавочку возле палисадника. - Начнем с начала. Повтори, что ты сказала о дяде?
- Я сказала, что он уехал на Озеро и не взял меня с собой... Вроде все. А! Он еще добавил, что позвонит мне, тогда я могу приехать к нему... И что? Почему ты от этого так разволновался?
Странно! Ничего такого в словах Насти не было, от чего бы моим губам нужно было вытягиваться в "хоботик". Ну, уедет и уедет, и что здесь такого? Он следователь, ему постоянно приходится ездить по району. Да, она может приехать на Озеро, где будем и мы с Коляном, но это тоже не такое уж событие, чтобы руки начали мелко подрагивать.
- Ну, Стасик, что же ты молчишь? Говори скорее, что произошло? - Настя нетерпеливо дергала меня за руку. - Что ты почувствовал, говори!
- Н-не знаю... - я и в самом деле ничего не понимал, - что-то в твоих словах было такое... такое... но что, не пойму.
Мы еще и еще раз перебирали слова, сказанные Настей про дядю, но так и не нашли причины загадочного сигнала моего организма. То, что Настин дядя следователь, это было мне давно известно, но почему в этот раз я должен был на его поездку на Озеро отреагировать так остро, было непонятно.
Проводив Настю, я шел домой и в очередной раз пытался понять причину моих "телодвижений", но ничего на ум не шло.
Странно! Раньше-то я почти точно угадывал подсказки моих плеч с губами, а нынче...

ПРОВОДЫ

Николай совсем не удивился моим предгрозовым вестникам.
- Ерунда! Ты, Настя, слишком уж строга со Стасом, он к тебе, наверное, целоваться полез, да испугался тебя, вот и задергался. А ты не придумала ничего лучше, как увести разговор в сторону!
Колян захохотал, довольный, видимо, подвернувшимся моментом посмеяться надо мной и Настей - до сих пор, наверное, легонько мстит мне за то, что я отбил у него девчонку. Но Настя покраснела и обозвала его дураком, от чего он расхохотался еще громче.
- Ты бы лучше отдала его мне. Вон у Гришки "жигуль" забарахлил, нам лишние руки не помешали бы. Чем по углам тискаться, делом бы занялся!
- Ты! Остряк-самоучка! - Тут уже и я рассвирепел. - Придержи язык, не то не видать тебе Озера, как своих конопатых ушей!
Колян понял, что зашел слишком далеко.
- Ладно, ладно! Вам уж и слова не скажи! Все, улетаю. Надо еще... - Он не договорил и умчался по своим делам.
- Так, так, так... Что это ты про озеро сказал? - Настя вопросительно и как-то, как мне показалось, весело взглянула на меня.
- Да не обращай ты на него внимания, болтает всякую ерунду!
Я попытался увести разговор в сторону, но не тут-то было.
- Не увиливай! Вы на Озеро собрались, да?
- Ну-у... - Я понял, что придется все рассказать, иначе Настя не успокоится. - Николаю надо к брату съездить, он и попросил меня свозить его на пару дней. Мы скоро вернемся, правда!
Серые в облаке ресниц глаза так на меня глянули, что я почувствовал, как запылали мои щеки.
- Не сердись! Мы же ненадолго. А потом мы с тобой обязательно выберемся на рыбалку.
Неожиданно Настя рассмеялась.
- Ну, хитрецы! А Аленка знает? - Я замялся, и моя подруга поняла, что мне нечего сказать. - Ну, вы и партизаны! Но, знаешь, я не в обиде, потому что скоро и я там буду. Может быть, встретимся.
Я облегченно вздохнул - пронесло!

ОТЪЕЗД

Конечно же, Аленка тоже пришла нас проводить, но в отличие от грустных Настиных глаз её глаза светились неугасимым огнем любви к своему рыжему непоседе.
Она уже привыкла к тому, что её солнцеволосый герой появляется на небосводе лишь на мгновение, потому рада была каждому из них. Я даже думаю, что Аленка была совершенно уверена, что её конопатый супермен никуда не денется - кроме своей гениальности в деле авто-мото-вело во всем остальном он был слабее ребенка. Пришить пуговицу, например, для Коляна было то же самое, что решить задачку по алгебре. Чаще всего пуговицы у него были "пришиты" медной проволокой. Вследствие этого и еще по другим многочисленным причинам кратковременные свидания Аленки и Коляна превращались в приведение мужика в надлежащий вид, что, несомненно, вызывало у него в душе непереносимые мучения. Подозреваю, что и на Озеро он не едет, а сбегает.
Пока мы укладывали наш небольшой багаж, заливали бензин и мигали огоньками "япончика", девчонки ехидно комментировали наши сборы, но когда мы уселись и приготовились тронуться в путь, они подскочили к нам и заговорили каждая о своём.
Сзади, где сидел Колян, слышалось:
- Рыженький, ты уж постарайся хоть разик мне позвонить! Да поглядывай на кроссовки, чтоб шнурки не развязались. Мыло в кармане рюкзака, почаще руки мой... - ну и все в том же духе.
Настя же скромно скользнула по моей щеке губами, прижалась ко мне и тихонько прошептала:
- Стасик, ты звони. Я буду ждать каждую минутку. А потом, как соберусь ехать, сама позвоню.
И тут опять внутри меня возник холодок, будто я льдинку проглотил. Правда, льдинка тут же растаяла, но ощущение необъяснимой опасности осталось. Откуда и почему кому-то из нас грозила опасность, было непонятно. Ладно, это я выясню потом, а пока волнение перед дорогой отогнало эти хмурые мысли.
Мы помахали нашим подружкам и ринулись навстречу новым впечатлениям.

Вырвавшись на шоссе, мы набрали скорость, и ветер засвистел в ушах.
- Ура! Мы свободны как птицы!
Колян, сидевший позади меня, как было слышно, несказанно радовался тому, что мы, наконец-то, оказались предоставлены самим себе.
Дорога с первого же километра оказалась совсем даже не скучной. Проложенная поперек грив, она то круто проваливалась в распадок, вызывая в желудке ощущение невесомости, то резко уходила вверх, вжимая нас в сиденье. Мы с восторгом ныряли вниз и взлетали вверх, "япончик" то расслабленно жужжал на склонах, то напряженно гудел на подъемах, удивляясь, видимо, тому, какие странные дороги в этом горном краю.
Слева во всей своей красе, пестро одетая в хвойно-лиственные наряды, медленно уходила назад наша Царь-гора, справа между деревьями искрилась бликами наша красавица река. Теплый воздух шумел в ушах, взбивал волосы на голове, мелкие мошки отскакивали от очков - красота!

ОТКУДА ОПАСНОСТЬ?

В одном из мест, где дорога, огибая высоченную скалу, почти вплотную подошла к реке, мы остановились.
- А куда нам торопиться? Тут ехать-то всего ничего. Давай, я тебя сфотографирую на фоне реки!
Кольша отбежал подальше и начал снимать, а я смотрел на скалу, под которой мы стояли. На отвесных стенах её в расщелинах уже выросла трава, а кое-где на скальных уступах видны были маленькие стволики деревьев. Природа не терпит пустоты! Совсем недавно в этом месте взрывами расширили дорогу, а на скалах уже зеленеет растительность.
Внизу под скалой лежали крупные валуны. Видимо, отвалились и рухнули вниз уже после строительных работ.
А если бы в это время здесь были люди! Я представил, как сверху рушится камнепад... и невольно отошел от скалы подальше. Почему-то внутри снова возник холодок страха, и одновременно вспомнилась Настя. Странно!
- Поехали! - Я подозвал Николая, который чикал фотиком во все стороны, мы сели на "япончика" и погнали дальше.
Отъехав метров сто, я затормозил и оглянулся. Скала стояла совершенно нерушимо, и мне стало неудобно за свои страхи.
Колян тоже оглянулся.
- Что? Забыл что-нибудь? Вернемся?
- Нет, Поехали дальше.

Мы снова мчались вперед, но холодок в груди никак не таял. Что же такое происходит? Чего я так боюсь? Или это не страх, а предчувствие какой-то опасности? Но с кем? С Настей? Но ведь она никуда не едет, она осталась дома. Что-то произойдет, пока мы ездим на Озеро?
На очередной остановке, когда Кольша решил немного подзакусить, я решился и рассказал ему о своих страхах и "предвестниках грозы".
- Так ты не шутил? Что, на самом деле - плечи, "хобот" и холод в груди? И что ты думаешь об этом?
Николай перестал жевать и уставился на меня.
- Не знаю... Ничего на ум не идет. Только как вспомню о Насте, так сразу холодеет в груди. Хотя никакой связи не вижу.
- Да-а... Наверное, что-то должно все же произойти, если верить сигналам твоего организма. У тебя... всё это происходит, когда ты о Насте думаешь, или еще по какому-то поводу?
- Я пока не могу понять, но с тех пор, как она мне сказала, что тоже едет на Озеро, я постоянно чувствую какое-то опасение. Но вот по какому поводу, не знаю.
- Знаешь, что? Давай-ка звони своей Насте. Будто бы так, соскучился, а сам слушай её голос. По нему ты сразу поймешь, как ей... - он не договорил, видимо, сам не понимая, что можно услышать по голосу.
Но я позвонил. Настин голос из мобильника начал весело выспрашивать, как мы едем, что видим по дороге, как себя ведет "япончик". Я тоже постарался как можно веселее разговаривать с ней, пытаясь выискать в её голосе какую-нибудь тревогу, но Настя так радостно со мной разговаривала, что обнаружить какую-либо грозящую ей опасность было совершенно невозможно.
- Ничего особенного, она хохочет и выспрашивает, как мы едем и что видим.
- Значит, дело не в ней, - подытожил Колян, - а в чем-то другом.

НА ОЗЕРЕ

Ехать было - ну, просто одно удовольствие!
Солнца не было, хотя дождика тоже не было. Толстые овальные тучи хоть и заслоняли небо, но были высоко, они изнутри были подсвечены солнцем, потому светились на небе, и все вокруг сияло яркими летними красками.
Мы будто крылатые ракеты прорезали теплый воздух, куртки топорщились, километровые столбы мелькали мимо, река, прячущаяся за деревьями, изредка высвечивалась между ними, и было видно, что чем ближе к Озеру, тем бурливее она становилась.
Вот так бы ехать и ехать, вдыхая таежный запах, приправленный речной свежестью! На берегах стояли палатки и навесы, возле них стояли столы и дымились костровища. В тени деревьев за столиками сидели женщины, ведя свои бесконечные разговоры, а мужчины по берегам сверкали спиннингами, тщетно надеясь выловить хотя бы пару харюзков. Смехота! Какая рыба? Сами же отдыхающие её и повывели, выкидывая в воду объедки и привезенный из города хлам. Тем более, бывая на нашей реке раз в году, они бы могли и догадаться, что хариус ловится только теми, кого он хорошо знает. А к незнакомым он и близко не подойдет!
- Вот чудаки! - Кольша тоже не может без смеха смотреть на приезжих рыбаков. - Думают, харюза на их железки позарятся! Да тут по реке столько вкуснятины плывет, что рыба на обманки даже и смотреть не хочет!

Там, где скалы прижимались к самой реке, дорога суживалась и резко меняла направление, ныряя за гранитные выступы. Колян прямо по ходу движения клацал своим (моим!) фотиком, снимая все подряд. И правильно делал, потому что куда ни поверни объектив, везде была красота изумительная!
Я на Озере уже бывал несколько раз. Но из окна автобуса же ничего не видно, слева одни скалы, справа одни деревья. Всё! Зато сейчас можно смотреть хоть куда во все глаза!
- Постой здесь, я заберусь вон на ту скалку и сфотаю тебя на фоне реки!
Николай как всегда искал выхода своей кипящей энергии. Если уж забраться, то как можно выше (ехать как можно дальше, нырять как можно глубже, есть как можно больше... и так далее)!
Он начал карабкаться по скальным выступам, а я оперся на дорожное ограждение и стал смотреть на воду. У берега вода плескалась между валунами, а ближе к середине она убыстрялась и устремлялась к тому месту, откуда доносился грозный шум порога.
Как там моя Настя? Вдруг подумалось, что мне нельзя было уезжать, оставив её одну. Все же моё "предчувствие грозы" еще ни разу меня не обманывало. Если именно при воспоминании о Насте возникло чувство опасности, то нужно было ему поверить и не гнать на Озеро, а задержаться на пару дней. Ничего бы от этого не изменилось. И Кольша бы в конце концов понял, что я не просто так...
И все же - с чем связаны мои страхи? Ведь ну ничего же не происходит особенного, нет никаких подтверждений тому, о чем непрестанно думается, хотя... Мало ли чего может случиться, пока меня нет...
Мои упаднические размышления прервал грубый Колькин голос.
- Ты что, оглох?! Я чуть не до самого верха долез, кричал тебе, кричал, чтоб ты повернулся, а ты... Вот и будешь теперь смотреть на свою спину! Весь пейзаж испортил...
Кольша явно обиделся, что я не выразил восторг от его успехов в скалолазании.
Однако увидев мое лицо, когда я к нему повернулся, он перестал кричать.
- Что, опять всё то же?
Я пожал плечами, махнул рукой, завел "япончика", и мы поехали дальше.

124279

К Озеру мы подъехали не через два часа, как планировали, а намного позднее.
Перед мостом, под которым Озеро плавно переходит в реку, мы вдруг увидели всех наших гаишников. Их бело-синие машины стояли сбоку, а сами они скучились возле перил моста. Лица их как всегда были неулыбчивы, но мне показалось, что сегодня их лица были особенно суровы.
Один из них поднял руку, давая нам понять, чтобы мы прижались к обочине, и подошел, прикладывая руку к козырьку. Он хотел представиться, но Кольша уже соскочил на землю, скинул шлем и, протягивая руку гаишнику, выпалил:
- Сьрьгапрветпркомупвдудесь...
Гаишник, как видно, попытался понять Колькино "слово", но не сумел, поморщился, пожал нам руки, но так и не улыбнулся.
Обращаясь с Кольке, он хотел что-то сказать, но передумал, видимо, боясь очередной пулеметной очереди, и повернулся ко мне.
- К Силкиным в гости?
Я тоже стянул шлем.
- Да, вот решили обкатать мотик, да и Коляну к брату захотелось съездить. А вы зачем здесь?
...Как вы поняли, не без помощи Николая мы и с гаишниками были хорошо знакомы. А кто бы им, кроме моего друга-мастера, бесплатно чинил-латал их вдрызг разбитую "Ниву"? В общем-то она и ездила только от того, что знала - как бы она ни капризничала, твердая рука моего друга всегда поставит ей "мозги" на место. Естественно, и обладатели кокарды и полосатой волшебной палочки тоже молились на моего солнцеподобного гения. Но вот только разговаривать с ним, увы...
Сергей, так звали гаишника, не ответил, оглянулся и, увидев взмах своего начальника, направился к своим.
- Ты смотри - в полном составе! - Николай удивленно поджал губы. - Видно, случилось что-то из ряда вон. На ДТП3 не похоже, а другой причины я не вижу.
Я огляделся и неожиданно вдалеке, на той стороне реки увидел и "Волгу" начальника милиции.
- Смотри - видишь, во-он там, у столовой, тоже милиция! - Я показал Кольше на "Волгу".
- Ты смотри! Да тут, как я понимаю, случилось что-то такое... Может быть, учения какие-нибудь?
Мы объехали группу мрачнолицых гаишников и двинулись по мосту на другую сторону реки.
Подъезжая к "Волге", я увидел стоящих на перекрестке милицейских и среди них следователя, Настиного дядю Алексея Игоревича.
...Мы знакомы уже давно, еще с первого нашего расследования кражи леса. Если не считать нашей недавней стычки в дачном поселке при задержании банды воришек, когда следователь по каким-то своим соображения заковал нас с Коляном в наручники, то мы всегда относились друг к другу уважительно. Но потом мы счастливо помирились. Да я и не мог иначе - Алексея Игоревича я уважал, а наручники... это так... несчастный случай. Настин дядя для меня был авторитет. Я всегда поражался, как он во всех наших прошлых расследованиях, совершенно не видя наших "сыскных мероприятий", ничего не зная о том, каким способом мы добывали свои "вещьдоки", умел каким-то хитрым образом всегда быть в курсе наших дел! Это было для меня загадкой. В итоге он всегда вовремя приходил нам на помощь, и мы совместными усилиями успешно проводили все затеянными нами расследования.
Вот и сейчас, видя нахмуренное лицо Алексея Игоревича, мне захотелось подъехать к нему и узнать причину их приезда на Озеро, но меня удержало присутствие начальника милиции. Поймав взгляд следователя, я кивнул ему головой, на что он без улыбки махнул мне рукой и отвернулся.
Да, что-то произошло необычное, если здесь собралась вся милицейская рать!

СИЛА

Мы объехали милиционеров и двинулись по ухабистой улице туда, куда показывал Николай.
Кирилл, так звали Колькиного двоюродного брата, заслышав, видимо, жужжание "Хондика" у калитки, вышел на крыльцо, и я поразился его колориту.
Он тоже был рыжий и конопатый, но видели бы вы его мускулатуру! В тех местах, где майка не закрывала тело, бугрились и перекатывались толстенные жгуты мышц. Колян как-то говорил, что Кирилла в селе так и зовут - Сила! Правда, со слов друга я знал еще и то, что этот богатырь страшно боится солнца и комаров, по причине своей нежной белой кожи, но при виде горы мышц эти мелочи мгновенно забылись.
Кирилл, улыбаясь, подошел к нам и протянул руку для приветствия. Я ожидал, что мои пальцы мгновенно превратятся в порошок, но неожиданно рукопожатие геракла оказалось легким и даже нежным.
- Ну, как доехали? Без п'оисшествий?
Удивительно! Эта гора мышц картавила, но мало того - она говорила женским голосом!
Я так оторопел, что Колька зашелся в хохоте, а Сила залился таким ярким румянцем, что его конопушки на лице враз пропали.
- Ха-ха... - друган заходился в хохоте. - Из-за такого голоса и мягких ручек мы Кирьку в детстве звали "девочкой"! А эта "девочка" могла кулаком быка убить!
Колька бы и дальше заливался от смеха, но раздосадованный Киря взял его под мышки и легонько закинул на крышу сарая.
- Посиди там, пусть тебя вете'ком п'одует. А то не успел п'иехать, а уже насмешки ст'оит! - пропел Сила свои девичьим голосом. - А тебя Стасом зовут, да? - Румянец уже сошел с его лица, он улыбнулся мне, взял мой мотик и пристроил его на поленницу дров под навесом. - Там ему лучше будет, не п'омокнет.
Ну, здоровяк! Для него "там ему лучше будет" обычное дело, а нам, что, кряхтеть во всю силушку, чтоб "жеребчика" оттуда достать?

Дома Сила вывалил на стол гору вареной картошки из чугунка, выставил кринку молока и горбушку хлеба. Сам сел напротив и пока мы во все щеки уминали эту нехитрую снедь, он сидел напротив и с улыбкой рассматривал гостей.
- Адетвяксеняипкакмупвдумльтнынамсту? - Колян ртом, забитым картошкой, прошамкал свой вопрос, надеясь, что кто-нибудь из нас двоих все же поймет его тарабарщину.
Но, не успел я перевести Силе "речь" друга, как тот мгновенно ответил:
- Ксеша на 'аботе. Она на ту'базе бухгалте'ом 'аботает. А милиция уже т'етий день здесь. Я точно не знаю, но, гово'ят, здесь будто бы какая-то банда о'удует, ту'базы пот'ошит, вот и согнали милицейских со всего 'айона.
Колян, как был с ртом, набитым картошкой, так и застыл, пялясь на брата.
А я... Вы опять будете смеяться. Не скажу, вы и так, наверное, думаете обо мне черт знает что!
Сила продолжил, обращаясь к Кольке:
- П'оглоти, а то если подавишься, я так тебе по спине стукну, что ты опять вместе с ка'тошкой в окно вылетишь!
Он хохотнул, но удивительно - Колька после этих слов в один миг проглотил то, что находилось во рту! Видно, было такое, когда Кирька своими нежными девичьими ручками помог братишке не подавиться, да так, что тот до сих пор помнит эту помощь.
...Ну и братовья! Два сапога пара! Оба рыжие, конопатые, курносые, а уж про глаза и говорить нечего - сплошной хлорофилл! Один с атомным реактором внутри, работает руками и ногами с утра до ночи, готов перелопатить тонну руды одного грамма ради, а второй, будто шагающий экскаватор, правда, вместо ковша у него нежная мягкая клешня. Какие ж тогда у них отцы были? Я знаю, что и у Николая и у Кирилла отцы погибли, но тоже, наверное, были такими же, как их сыновья, крепкими и работящими.
Мы сидели у окна, переваривая непомерное количество съеденной картошки, и смотрели на Озеро. Двигаться не хотелось. Мы и так сегодня проделали немалый путь, да еще и переели с устатку...

Дом Силы стоял высоко на взгорке, потому вся видимая часть озера была перед нами. Горы в этом месте будто бы разошлись, образуя удобное место для водного хранилища. Зеленые склоны сбегали к водной глади, в месте соединения которых расположились люди, понатыкав там и сям свои домики.
Правда, в последнее время рядом с домиками выросли замысловатые сооружения новых турбаз, хозяева которых вовсю развернулись в создании всяческих "замков", "гротов", "крепостей" и прочих архитектурных шедевров "под старую Европу", надеясь привлечь внимание падких до вычурностей богатеньких туристов.
По озеру сновали моторки и мелкие катерки, кое-кто из отдыхающих отваживался отправляться в "дальние странствия" на водных велосипедах, вдали были видны паруса прогулочных яхт, а уж совсем у горизонта бурунил воду довольно большой катер. Скорее всего, вез неутомимых "видеофанатов" к знаменитому водопаду.
Слева был виден и мост, по которому мы сегодня переехали на эту сторону Озера. Группы милицейских все так же были видны на обоих его концах, значит, грабителей им поймать до сих пор не удалось. Надеются, наверное, что те постараются проскочить мимо них по единственной дороге, уходящей от Озера вниз по реке, и тогда удастся их перехватить.

СЕРДИТАЯ ХОЗЯЙКА

Оторвавшись, наконец, от окна, я увидел, что Николай спит, отвалившись на стуле, а из спальни доносится приглушенный храп.
Спят! А я чем хуже? Пройдя в комнату и отыскав свободный диван, я рухнул на него и провалился в сон...

Проснулся я от стука двери и женского голоса.
- Там такое делается!
Вошедшая в дом женщина прямо с порога зачастила, внося в дом новости, почерпнутые ею на работе и по дороге домой. Как видно, она не ожидала, что в доме гости, да еще и дрыхнут сном праведников вместе с хозяином.
- Ого, да тут сонное царство! - воскликнула женщина, завидев спящих мужиков во всех углах дома. - Бабы, значит, все в работе, зарабатывают на хлеб насущный, а мужики в это время дрыхнут почем зря? А, ну, подъем!
Она подошла к Силе и зажала ему нос рукой. Тот хрюкнул и снизу верх непонимающе уставился на женщину.
- Ксеш, ты чего опять буянишь? Мы ж на минутку п'илегли. Па'ни, вон, в гости к нам п'иехали, устали с до'оги, а я...
Он не договорил, так как женщина, которую он назвал Ксешей, ухватилась за его руку и начала стаскивать Силу с кровати.
Выглядело это довольно смешно. Женщина - а я так думаю, что это была жена хозяина Ксения - была настолько маленького роста, что выглядела муравьем на фоне слоноподобного мужа. С таким же успехом она могла бы тянуть, например, экскаватор или там бронепоезд, например.
Но, как ни странно, гора мышц, будто легкое облако, повиновалась маленькой женщине! Киря тут же вскочил и встал перед женой, понуря голову и оправдываясь.
- Ксеша, ну, мы же не на'очно, а ты с'азу "д'ыхнут"! Я 'ебят нако'мил. Надо ж им отдохнуть с до'оги...
Такое объяснение совсем не удовлетворило женщину, и она начала отчитывать мужа, припоминая ему недоделанную стайку для поросенка, упавший забор и дырявую крышу на сеновале.
- Вот как раз с парнями ты и доделаешь стайку. А там и забор с крышей залатаете.
Ей, как видно, совсем не улыбалось кормить и обхаживать троих здоровых дармоедов, тем более, что на фоне ее "зарабатывания на хлеб насущный" мы, видимо, казались ей бездельниками и разгильдяями.
Она так и сказала:
- Давай, буди своих тунеядцев! Разоспались тут...
Ничего себе! Ласковый прием! Не удивлюсь, если эта фурия выгонит нас взашей из своего дома, тем более, как я понял, Киря ходит за ней как бычок на веревочке, и оказать ей какое-то сопротивление был совершенно не способен.
Между тем Ксения исчезла из поля зрения, и я увидел в окно, как она в огороде рвет батун4 и еще какие-то листья.
Киря, увидев, что я уже проснулся, начал будить Николая. Тот встал, и тут же стал трясти отсидетой ногой.
- Что? По какому поводу побудка? Ага, - Колян тоже заметил в окно жену Кирилла, - женушка твоя пришла. Попало тебе? Во-от, не будешь спать в рабочее время.
Видно было, что родня ни во что не ставит своего Илью Муромца. Все крутят из него веревки, пользуясь его добротой.
Ксеша впорхнула в дом, увидела, что мужики проснулись, и тут же вовлекла всех в творческую деятельность. Коляну и Кире было поручено чистить картошку, мне было поручено резать зелень для салата, а сама хозяйка достала из холодильника кусок вареного мяса и стала резать его на куски, мурлыча себе под нос что-то, как мне показалось, из Пугачевой: "Все могут мужики, все могут мужики...".
- А что там Вы говорили про... ну, что-то там такое делается? - Я уже порезал зелень и вспомнил слова Ксении, когда она пришла с работы.
Ксения порезала мясо, посолила, вытерла руки, уперла их в бока и, поглядывая на мастеров картофельных дел, затараторила:
- Вы уже знаете, что по некоторым турбазам прошлись грабители? - Я кивнул головой, и женщина продолжила. - Ну, так вот, вначале прошлись они по дальним турбазам, что помельче, но, видно, улов оказался невелик. Смехота! Вскрывать-то сейфы они научились, а рассчитать, что еще не сезон, и на базах денег кот наплакал, не смогли. Вскрывают сейф, а там - фьюить! - только таракан на поводке!
Ксения так звонко расхохоталась, будто про цирк рассказывала. Но тут же осеклась и, глянув на картофельщиков, скомандовала:
- Работайте, работайте! А то мяса не получите!
Мужики снова склонились над ведерками, а женщина продолжала:
- Ну, вот. Тогда они, медвежатники эти, проникли на базы побогаче. И, между прочим, на некоторых неплохо поживились! Вон, хозяйка "Белого ручья" разорялась, что у нее не меньше миллиона из сейфа утянули. Но этому верить... Хотя, у них гостей в любое время полно, контингент свой, чуть не каждый выходной на "Ручей" наезжают. В "Гранитной набережной" тоже, думаю, поживились на славу, а уж в "Бельведере" так вовсе, должно быть, хорошо отоварились.
- А вас-то они не обчистили? - Кирилл, вытирая тыльной стороной руки пот со лба - трудной работа оказалась! - вопросительно посмотрел на жену.
- Не дошли! То ли нахапали уже, то ли кто-то спохватился и позвонил, куда надо. Но обошлось. Петровна, что белье меняет, сказывала, будто в лес они сбежали, когда милиция приехала. А Макевна, будто, даже видела, как они...
- Погоди, сестрица, про Макевну потом расскажешь. - Кольша тоже устало разогнул спину и, почесывая затылок концом ножа, скривился, вытягивая затекшую ногу. - Сейчас-то что, поймали их или где?
- Так я и говорю - сбежали они, скорее всего, в горы спрятались! Правда, милиция их ищет в поселке. И то верно, могли у кого-нибудь засесть. - Ксения залила масло в салат и сняла фартук. - Ну, все, хватит чистить. Мойте, режьте и на огонь.

РАЗВЛЕКАЕМСЯ

Мужики со стоном побросали ножи в ведро, кряхтя поднялись и стали разминать затекшие спины.
- А на мосту никого нет! - Удивленно воскликнул Кирилл, поглядев в окно. - Значит, поймали все же...
- ...или ринулись прочесывать тайгу, - добавил Николай.
Я тоже выглянул в окно.
По мосту медленно ехал какой-то грузовик. Милиционеров же не было видно.
Ну вот, все закончилось, даже поучаствовать не удалось. А я уж было подумывал подъехать к следователю и расспросить его обо всем подробно.
Зато скоро приедет Настя!
Настроение у меня сразу поднялось, даже не смотря на то, что Ксения выгнала нас на улицу немного размяться перед ужином. Ей захотелось раздвинуть свой цветник, и она приказала нам вскопать землю возле дорожки к бане. Участок вроде небольшой, но когда мы начали копать, то сразу поняли, что можем задержаться здесь до самой ночи - земля была сильно утоптана, и втыкать лопату в грунт было неимоверно трудно.
Нам с Коляном трудно. Но не Силе! В то время как мы с неимоверным трудом отрезали от кромки тонкий пластик твердой земли, Киря совершенно спокойно - без помощи ног! - втыкал лопату в землю, без каких бы то ни было усилий выворачивая и разрыхляя огромные пласты чернозема. Я заметил, что и лопата у него была не как у нас - черенок крепкий черемуховый, а штык доварен дополнительными железными обрезками.
Ну и трактор!
- Слушай, Кирюха, давай-ка копай один, а мы со Стасом будем рыхлить. - Николай
ожесточенно бросил лопату на землю и схватил грабли.
Дело пошло значительно быстрее - Сила копал, я разбивал комья, а Колян довершал копку рыхлением земли граблями.
- Слушай, а чего вы сами не вскопали? Для тебя же это раз плюнуть. Или вы специально нас ждали? - Кольша энергично шуровал комковатую землю.
Кирилл последний раз вонзил лопату в землю, отвалил огромный пласт, обстучал штык об угол дома, аккуратно приставил свою орудию к стене веранды и только тогда ответил:
- Мне нельзя много копать, мозоли будут.
Что-о? Я прямо опешил. Этот экскаватор боится мозолей? Ну, чудеса!
Но Николай нисколько не удивился.
- Да, мозоли Кирьку всегда донимали. Ну-ка, - он взял руку Силы и показал мне его ладонь, - вот, смотри, две уже заработал!
И правда - на огромной клешне изнутри краснело два стертых до крови пятна!
Ну, дела! Вроде бы работай да работай... с такой-то силушкой, а вот на тебе - кожа у богатыря нежней, чем у ребенка. Гора мышц с кожей и голосом девочки! Чудеса!
...Опять была картошка, но зато с мясом. Мы опять наелись до отвала и сидели, потягивая чай в прикуску, причем прикуской была болтовня Ксении.
- А не сгонять ли нам на ту сторону? - Николаю уже не терпелось начать расходовать энергию, накопленную его организмом путем поглощения хозяйского гуляша. - А что, еще не вечер, на водных лисапедах покатаемся, сувениры поглядим. Поехали?
Почему бы и не поехать?
Кирилл снял наш мотик с поленницы, мы вывели нашего "жеребчика" за калитку и погнали к мосту.

К стоянке водных велосипедов мы домчались за пять минут.
Перед кассой никого не было, потому билеты мы приобрели в одно мгновение, выбрали велосипед поярче, уселись и вырулили на озерный простор.
- Давай на ту сторону озера махнем! - Николая терзали мегаватты и мегаджоули энергии, потому и цели он ставил перед собой несоразмерные с моими.
- Нет, слишком далеко. Давай вдоль берега поплывем вон до того колодца, видишь, на берегу стоит. Ну, вон, там еще коловорот есть.
- Поехали!
Кольша изо всех сил заработал ногами, да так, что у меня даже ноги с педалей слетали. Баллоны велосипеда разрезали воду, брызги летели в разные стороны, у меня уже один бок намок от воды, но друган все так же молотил воду, будто шел на рекорд.
- Колян, куда ты гонишь? Притормози, у меня уже рубаха насквозь мо...
Я не договорил, потому что послышался громкий вой сирены, и мы увидели, как по улице, идущей вдоль берега, с огромной скоростью мчится милицейская "Волга", а за ней, сильно отставая, вовсю бренча запчастями, култыхается гаишная "Нива".
- Чего это они? - Кольша перестал крутить педали и уставился на дорогу. - Видно, что-то пошло не так, раз милицейские так торопятся.
Колян все так же пялился на дорогу, а я вдруг почувствовал тот же холод в груди, что преследовал меня всю дорогу на Озеро. Плечи и губы вели себя нормально, а вот жуть, которая пронимала меня насквозь, усилилась.
- Поехали! - Я дернул Кольшу за рукав. - Рули к берегу.
- Куда поехали? - Николай удивленно уставился на меня. - Мы же за час заплатили, нам еще долго... - Но тут до него тоже дошла та же мысль, что пришла ко мне, и он вывернул руль в сторону берега.

Мы мчались вслед за милицейскими, выжимая из "хондика" все его возможности.
- На мосту их нет, значит, они погнали по шоссе!
Кольша крепко ухватился за мою спину, а я вглядывался в дорогу, потому что стало темнеть, и не хотелось вылететь в кювет ни за что, ни про что.
Неожиданно впереди мы увидели мигающие огни милицейских машин, перегородивших дорогу, и снующих между ними людей в форме.
Когда мы подъехали к милиционерам, дорогу нам преградил все тот же Сергей.
- Дальше нельзя, дорога перекрыта.
- А что случилось? - Николай сдернул каску и соскочил на землю.
Сергей выглядел чересчур хмурым. Он вздохнул и щелкнул перчатками о ладонь.
- В Олега стреляли. Выскочили из леса на "москвиче" и рванули по дороге, а он с напарником на посту стоял. Ну и... - Сергей зло сорвал фуражку с головы и стал крутить ее в руке.
- Ну и... поймали тех, кто стрелял?
- Поймали... вон, в машине сидят... твари! Олег успел еще по колесам очередь пустить, "москвич" в кювет слетел, напарник их оттуда по одному выудил и продержал под прицелом, пока подмога не подоспела. - Саргей еще раз выругался и двинулся к своей "Ниве".
- А Олег, он жив? - Я крикнул вдогонку, но Сергей только махнул рукой.

Вот это дела! Значит те, кто грабили турбазы, на самом деле скрывались в лесу, и пока милиция искала их в поселке, они по тайге вышли к упрятанному в кустах "москвичонку" и вырвались на шоссе. Олег, молодой гаишник, оставленный на дороге на всякий случай, преградил им путь и нарвался на пулю...
Значит, всё, операция закончена. Преступники пойманы, их увезут в райотдел и...
Ну и ладно. Зато Настя скоро приедет.

ТРЕВОГА

Мы развернулись и поехали обратно.
Не доезжая до моста, я притормозил и оглянулся. Огоньки милицейских машин остались за поворотом, их не было видно, но я все смотрел и смотрел туда.
- Чего ты стал? Еще что-то увидел?
Николай тоже стал смотреть в ту же сторону, что и я, но, не увидев ничего интересного, вопросительно уставился на меня.
Я сам не знал, зачем смотрел назад, но опять все то же тревожное чувство какой-то необъяснимой опасности, не давало мне покоя.
- Что? Опять всё то же? - Понятливый Николай сам уже понял, что ко мне вернулось то, о чем я ему рассказывал по дороге на Озеро, потому терпеливо ждал, когда я сам объяснюсь о причине моей остановки.
Мы отвели мотик в сторону, сели на придорожные валуны и сидели молча несколько минут.
- Я не могу тебе ничего объяснить, потому что сам не понимаю того, что происходит со мной. Я знаю только одно - моя подкорка пытается меня о чем-то предупредить. И это как-то связано с Настей, со следователем и с этим ограблением. Весь вчерашний вечер и весь сегодняшний день я постоянно думаю об этом, но ничего на ум нейдет. То ли им обоим угрожает опасность, то ли одному из них, то ли нам с тобой надо ждать чего-то... Никак не могу понять. Вроде все кончилось, преступники пойманы, страхи должны уйти, но...
- Слушай, а, может быть, это как-то связано с Олегом? Может быть, нам нужно было его предупредить об опасности? Хотя, откуда ж мы знали, что он будет на посту стоять...
- Нет, по поводу Олега у меня нет того ощущения, что появляется, если я начинаю думать о Насте... и о следователе. Я уверен, что "это" связано с ними. Но как?!
- Так! Понятно! - Николай решительно встал, взял "хондика" за рога и развернул его в сторону от моста. - Поехали к следователю. Он-то знает про твои "предчувствия грозы", мы ему все растолкуем, а он-то уж сообразит, что почем. Садись, я тебя повезу!
Я вяло уселся позади, и мы поехали к тому месту, где стояли милицейские машины.

К нам опять подошел Сергей, но в этот раз в свете фары на лице у него виднелась легкая улыбка.
- Что, про Олега приехали узнать? Жив он, хоть и рана серьезная. Только что по рации позвонили. Или вы по другому поводу?
- Нам надо поговорить со следователем, с Алексеем Игоревичем.
- Занят он. Задержанных допрашивает. Некогда ему.
- Очень надо! У нас есть к нему разговор и как раз по этому делу.
Но Сергей не сдавался.
- Не могу.
Николая, я это сразу почувствовал, начинало злить упрямство гаишника. Он медленно поставил мотик на лапу - а его медлительность могла означать только кипучую злость, подошел к Сергею вплотную и медленно-медленно (как ему казалось!) проговорил:
- В следующий раз, когда ваша колымага сдохнет, я тоже скажу: "Не могу!". Хоть всем отделом меня упрашивайте. Я даже больше тебе скажу, хоть я и не Нострадамус, вашей задрипанной "Ниве" осталось проехать не больше десяти километров. Во-первых - у нее выкрутились болты на кардане, грохочет, как пустое ведро с горки; во-вторых - она култыхается на трех "горшках", четвертый вымер; и в-третьих - у неё свистит ремень, а вот именно это сильно не нравится вашему аккумулятору. Ездить ей осталось считанные метры. Так что делай вывод - или твоя "Нива", или мы уезжаем!
Кольша натянул шлем и направился к мотику.
Честно, про "горшки", болты на кардане и свист ремня я понял не больше, чем булыжник у дороги, но все это было сказано таким угрожающим тоном, что я с жалостью оглянулся на бедную "Ниву", притулившуюся в сторонке от общего скопления себе подобных.
Сергея, мне показалось, даже передернуло от осознания того, какую страшную судьбу предрек Колян их единственному транспортному средству. Не знаю, понял ли он все, что ему высказал наш автогений, но он мгновенно сделал выбор, и, крикнув нам, чтобы мы никуда не уходили, зашагал к своим сослуживцам.

ОПАСНОСТЬ НА ДВОИХ

- Надо малость перекурить, а то уже который день все суета да спешка.
Алексей Игоревич подошел к нам, потянулся и спросил:
- Так, а у вас что случилось? Сергей прибежал ко мне, будто ошпаренный, и прямо силой потянул меня к вам, будто от того, пойду я к вам, или не пойду, его судьба решается.
Кольша из-за спины показал мне большой палец, мол, порядок! А куда они денутся?! Кто им еще будет задарма чинить их "мерседес-бдемс"?
- Алексей Игоревич, сначала Вы мне расскажите, - я тоже снял свой шлем и повесил его на руль "хондика", - как у вас прошла операция? Мне это очень важно знать. А потом я вам расскажу то, зачем мы вас сюда вызвали. Про Олега мы уже знаем.
Следователь помолчал, потом сказал:
- Я так понимаю, что вами двигает не простое любопытство. Насколько я вас знаю, вы слов на ветер не бросаете. Видимо, случилось что-то из ряда вон.
Он рассказал нам, как они выслеживали "медвежатников"5, как те спрятались в лесу, а потом вышли к загодя запрятанной машине, хотели улизнуть.
- Жаль Олега... Но ничего, врачи сказали, что жить будет. Я вам все сказал, а теперь вы расскажите, что у вас стряслось.
Колян, не раздумывая, включил свой пулемет.
- Устаспятьпродгзвоестние...
Но следователь его прервал и обратился ко мне:
- Говори ты, а тебя, - он повернул голову к Коляну, - я буду использовать в самых необходимых случаях, когда нужно будет информацию скрыть от чужих ушей. Мы тебя запишем на пленку, а потом у себя пропустим ее помедленнее и проведем расшифровку.
Сказал он это вполне серьезно, и Кольша, как я понял, нисколько не обиделся. Возможно, парень представил, как разведка будет использовать его выдающуюся способность выдавать информацию одним словом, и смолчал.
- Дело в том, что... - и я рассказал всё о том, как, когда и где во мне возникает тревога, обратив особое внимание на то, что тревога возникает именно при упоминании имен Настя и его имени, следователя. - Вот и сейчас я чувствую, что где-то рядом бродит опасность, но не могу понять ее причину.
- Да, да... Я помню твое лицо в тот раз, когда - помнишь? - ты сделал стойку на украденный ящик с шоколадом. - Он долго молчал, потом, взяв меня за плечо, добавил. - А знаешь, я ведь тоже вот уже который день чувствую какую-то тревогу. Сначала думал, что это связано с ворами, запрятавшимися в поселке, но после того, как мы их взяли, чувство тревоги осталось. Видимо, у нас с тобой одинаково работают те центры мозга, которые отвечают за страх, точнее, за предчувствие опасности.
Он помолчал, как-будто еще раз прислушался к себе, затем задумчиво произнес:
- Я подумаю над твоими опасениями. Двое чувствуют одно и то же - это неспроста... надо все тщательно проанализировать...
- А ты, - обратился он к Николаю, - не так сильно пугай сотрудников ГАИ, они и так уже забросали начальство рапортами о замене своей "Нивы" более новой моделью. А денег, сам понимаешь, нет, и не предвидится.
Я не рассмотрел в сумерках, но мне показалось, что следователь улыбнулся.

e3463g456354

КСЕНИЯ

Дома мы застали одну Ксению. Запах пирожков мы учуяли еще со двора, но в прихожей аромат был таким, что в желудке начало урчать.
- А где Киря? - Николай задал вопрос, совершенно не для того, чтобы узнать судьбу своего двоюродного брата, а потому, чтобы направить реакцию хозяйки в сторону, противоположную той, в какую направлялся он сам.
А направлялся он напрямую к тазику с пирожками.
Но на Ксению такие приемы не оказывали нужного воздействия.
- Ты куда? - Она мгновенно убрала тазик из-под руки Коляна. - В моем доме хватать пирожки без доклада не принято. Сначала шагом марш к рукомойнику, а потом сядете за стол, и пока не доложитесь, где были и что видели, пирожков не получите.
Эта маленькая женщина имела такой командирский голос, что так и хотелось спросить: "Какой кадетский корпус закончили, сударыня?".
В животах урчало, пирожковый запах вовсю бил по слюновыделительным железам, есть хотелось так, что мы в один миг сполоснули руки, уселись за стол и наперебой стали рассказывать обо всем, что узнали, не сводя глаз с благословенного тазика.
Женщина, как это за ними и водится, принялась было выспрашивать и уточнять детали, но Кольша уже был на пределе.
- Ты что, мать, издеваешься, что ли? Баба Яга и то сначала кормила, поила, спать укладывала, а ты? Я б на месте Кири...
- Ладно, ладно... Должна же я маленько построжить! А то ведь, знаю я вас, мужиков, вмиг на шею сядете и не слезете. Ешьте, сколько влезет! Молоко наливайте, макайте в сметану, на плите еще компот яблочный... На паужник6 доедайте все, что осталось.
Но мы уже не слушали. Тазик оказался совсем даже небольшим, пирожки один за другим исчезали в желудках, будто мы не ели неделю.
Ксения сидела против нас и явно веселилась, взирая, как мы уминали плоды ее кулинарного искусства.
- Ох, и люблю я смотреть, как мужики едят! Мой вот Кирюша как вернется с Озера, да как начнет ложкой махать, так мне никаких театров не надо - чистое искусство! Уж чего, чего, а умение красиво есть - это чисто мужское качество! Я и Силушку-то своего из-за этого полюбила. Домой с работы бегу, а сама радуюсь, как представлю моего муженька с самым главным его орудием в руках - с ложкой! Чемпион, право слово! Был бы он дома, вам бы мало чего досталось!
Я уже отвалился, как сытая пиявка, и тоже ухахатывался, глядя, как Колян трескает выпечку. Правая рука еще не успевает сунуть в рот последний кусок пирога, как левая тут же выхватывает из тазика следующий пирог, макает его в сметану и заталкивает в ненасытное нутро! Умора!

ГДЕ СИЛА?

Когда мы, отдыхиваясь и стеная от дикой тяжести в животе, выползли на крыльцо и развалились на ступеньках, Ксеша продолжила расспросы.
- А куда они повезут этих мазуриков? Или увезли уже? Надо же - в гаишника стреляли... Видать, награбили столько, что и властей не испужались. А всех хоть изловили-то? Да всех, наверное, хотя...
Женщина больше сама строила версии, чем готова была нас выслушивать. Это ж событие такое! Теперь разговоров и пересудов для сельчан на весь год!
Ну и женщина! Сначала своими командами страху нагнала, а потом чуть не растаяла, глядя, как мы наворачиваем ее пирожки!
- Да она всегда такая! Кирька-то всегда был лентяем, чуть недоглядели, глядишь, а он уже приткнулся где-нибудь в уголке и дрыхнет во всю мочь. А Ксешка мигом взяла его в оборот! - Кольша даже кулаком помахал, будто показывал, как Ксения муженька своего в кулаке держит. - Покомандовать-то любит сестрица моя, ей палец в рот не клади. Видать, если Бог росту не дает, так он гонору добавляет. - Коляна потянуло на философствование. - Но как бы ни командовала, а накормит всегда, да так, что брюхо трещит!
- Кстати, а где Кирилл? - И правда, Кирилла не было подозрительно долго.
Колька перегнулся и крикнул в приоткрытую дверь:
- Ксень, а где твой благоверный? Ночь на дворе, а он шастает где-то.
В дверях показалась сама хозяйка и как-то подозрительно долго молчала.
- Ой, а и правда, где это он? Я увлеклась, на вас глядючи, забыла про время, а часы-то уже на завтра тянут. Ну, придет он домой, я ему устрою!
Женщина угрожающе сдвинула брови. Подумалось, что такая не спустит, попадет Силе по первое число.
- Так все же, где он у тебя? Уехал куда-то?- Колян вопросительно смотрел на хозяйку.
- Покосы уехали править. Там осина полезла, рубить порешили7. Видать, не успели управиться до темна. - Она помолчала. Потом взглянула в небо и покачала головой. - Оно и понятно, небо в тучах, стемнялось рано. - Она еще раз задумчиво качнула головой и вернулась в дом.

ГОРБОНОСЫЙ

- Ксения! - Кольша опять перегнулся и крикнул в дом. - Мы со Стасом пойдем на сенник, там переспим!
- Так там же крыша еще не перекрыта, дождь пойдет, намокнете! - Отозвался голос Ксении. - Я вам уже в комнате постлала.
- Нет, мы на сеннике. Ты не убирай постель, дождь закапает, вернемся. Одеял нам дай.
Взяв одеяла, мы забрались на сеновал и улеглись на пахучее сено.
- Видать, Киря уже нынче накосил. Пахнет сильно.
Поболтать не получилось, натолклись за день, сон сморил не медля.

...Среди ночи нас разбудили голоса, доносившиеся из двора. Сила приглушенно выпевал своим высоким голосом, ему вторил еще чей-то бас, но если голос Кирилла звучал спокойно, то голос невидимого в темноте мужика звучал возбужденно и резко. Они в крепких выражениях будто бы обращались к третьему, голоса которого мы не слышали.
Мы спустились вниз и в свете надверной лампочки увидели, что Сила с высоким худощавым мужчиной тащили третьего. Руки у того были связаны за спиной, шел он как-то боком и прихрамывал. Лицо у него было "кавказской внешности", вытянутое и горбоносое. Все трое были мокрыми, будто в озере в одежде купались.
- Иди, иди! - Сила легонько подталкивал связанного, отчего тот сбивал шаг и нырял головой вперед. - Скажи спасибо, что я с устатку был8, а то бы я тебе 'уки-то повыде'гал.
Кирилл говорил спокойно, зато другой мужик не сдерживал ярости.
- Дай ему хорошенько! - Он так и порывался врезать третьему, если бы не могучая рука Силы, отталкивающая его в сторону. - Пусти, я его, гада, до смерти не прощу! Что ты его защищаешь?
- Ты, Семён, лучше сгоняй за участковым, а я его тут пока'аулю. От меня не сбежит!
На крыльцо выбежала Ксения и вытянулась перед Силой.
- Кого это ты привел на ночь глядя? Где вы болтались до сих пор? Что это за человек? А куда ты Семёна посылаешь?
Женщина с первого же мгновения настроилась "взять быка за рога", но мужик, тот, которого звали Семён, взял её за руку и прикрикнул:
- Отойди-ка, сеструха, а лучше, вообще уйди в дом. Неча тут командовать. Вишь, бандюгана изловили.
- Кого-о? - Ксения даже отпрянула назад. - Этого?
- Этого, этого. Иди в дом, неча соваться в наши дела. Иди, иди...
Он еще раз подтолкнул женщину, и та, испуганно оглядываясь, двинулась к входной двери. Как видно, на брата её власть не распространялась.
Семён направился к УАЗику, на котором они, видимо, и приехали, а Сила, не отпуская связанного мужчину, подвинул ногой чурбак и приказал:
- Сиди тут и не двигайся. Наме'ишься сбежать, пожалеешь. Вто'ой раз я тебя жалеть не стану, кишки отобью.
Связанный мужик скривился, но с великим трудом сел, отставляя ногу в сторону.
- Что, болит? - Сила, глядя на незнакомца, спокойно сел на крыльцо и устало вздохнул.
Мы сели рядом.
- Киря, кто это? - Колян начал допрос. - Ты его, что, слегка приласкал?
- Дык он на нас с пистолетом попё'. - Сила порылся в кармане и достал оттуда пистолет. - Мы уж домой засоби'ались, я даже мото' завел, а он выпе'ся из кустов и давай пе'ед нами этой пукалкой махать. - Киря хмыкнул. - Мол, везите меня в тот конец Озе'а. Хотел, видать, там на до'огу выйти да попутку поймать.
Сила начал стягивать рубаху, и тут же сзади подскочила Ксения и стала помогать ему. Похоже, она все слышала, если продолжила раcпросы.
- Ну, и как вы его связали?
- Да он, ду'ила, видать лодку в пе'вый 'аз видел. Уселся на носу, а мы топнули по бо'ту, он и култыхнулся. Тут мы его и п'ижали. Ему бы смолчать, так он нет, начал пинаться и 'уками махать. Ну, тут я его малость и помял.
Связанный зашевелился, и я понял, что "помял" его Киря далеко не малость. Даже могу предположить, что на обратном пути по Озеру бандюган даже пукнуть боялся, опасаясь Кириной "малости". Даже сейчас он не проявлял ни малейшего желания возражать и спорить.
- Пистолет-то мы нашли, а вот сумку, кото'ую он от'росил в озе'о, так и не отыскали. - С помощью Ксеши богатырь кое-как сдернул намокшую рубаху с могучего торса, и я заметил, как при виде Кириной мощи связанный даже закашлялся. Похоже, представил, что с ним могло быть, если бы он продолжал сопротивляться. Шарообразные Кирькины мускулы красноречиво намекали, что сидеть надо тихо и молчать в тряпочку.
Сила выжал рубаху и добавил:
- Ничё, завт'а участкового свозим туда и найдем сумку.

ШТУЧКА

Тут пришел мой черед.
- Кирилл, а где это было? Где вы его поймали?
- Да вон там, - Киря махнул рукой куда-то в сторону Озера. - У нас там покосы. Туда он и вышел.
Ага, значит, на той стороне, по другую сторону от поселка.
- Что-нибудь он говорил, пока плыли?
- Да вякал что-то п'о д'ужков своих, мол, ве'нутся за ним, всю де'евню на уши поставят. Уг'ожал, приду'ок. Да не на тех на'вался.
Ясно. Местные так бы не стали говорить, тем более, никто бы из них ни за что на Силу не кинулся. А этот не знал, с кем связался. Если бы Киря рассердился чуть больше, то мог бы тому все кости переломать. Скорее всего, связанный - это один из тех бандитов, что грабили турбазы.
- А мешок, что он в воду выбросил, на что был похож?
- Да я в темноте не 'азоб'ал. Сумка какая-то, с'азу потонула.
- Ничего не брякало в ней?
- Да нет, в'оде. Но тяжелая была, я по бульку понял.
Ну вот, сумка, скорее всего, набита деньгами, а деньги находятся в непромокаемом боксе. Лежать все это на дне может хоть сколько.
- Вы обыскали его?
- А зачем нам это надо? Связали и все. Пусть милиция 'азби'ается.
Ксения, которая молчала все это время и уже в который раз выжимала рубаху мужа, подала голос.
- Кирюша, а он не стрелял по вам?
- Не-ет. Мы же себя вначале сми'но вели, не суп'отивились. Он и подумал, видать, что мы его спужались и п'ямиком на тот конец озера повезем. Ага, щас!
Киря взглянул на связанного, тот сплюнул, но промолчал.
Не все же хотелось выяснить еще кое-что.
- Киря, будь добр, похлопай его по карманам. Нащупаешь что-то твердое, скажи.
Сила нехотя поднялся, подошел к мужику, но тот вскочил и хрипло запротестовал. Говорил он гортанным голосом и с акцентом.
- Нэ тронь! Нэ ымеешь права по карману лазит!
Кирилл вопросительно оглянулся, но я его успокоил:
- Если вопит, значит боится. Начинай!
Киря начал деловито охлопывать мужика по карманам, на что тот вначале начал увертываться, тогда Сила легонько ткнул сопротивляющегося в бок, и мужик притих.
- Вот тут, в заднем ка'мане, какая-то штучка, достать?
Связанный насмешливо хмыкнул, и мне сразу стало ясно, что "штучку" надо посмотреть обязательно.
- Да это мобильник! - Сила подал мне предмет, своими очертаниями похожий на обычный мобильник. Он был завернут в непромокаемую пленку.
Мы все подошли ближе к свету и стали рассматривать предмет.
- Мобильник! - Кольша отвернулся и почесал в затылке. - Ты, Киря, проверь веревки у дядьки, а то я видал в кино, как они умеют выпутываться.
Кирилл встал, легко поднял связанного с пенька.
- Не выпутается! Мои узлы еще никто не мог 'азвязать.

Я решил пойти в дом и рассмотреть мобильник получше. Может быть, там есть важная информация?
Нажав кнопку включения, я вдруг увидел совсем не то, что обычно выходит на экран мобильника. Появились какие-то картинки, а при нажатии на другие кнопки, вылезла какая-то карта, и на ней линии, квадратики и яркие точки. До меня стало всё более-менее понятно, но нужно было чем-то догадку подтвердить.
- Ксения, подойди, пожалуйста, сюда! - позвал я. Хозяйка подошла, утирая руки, видимо, готовила поздний ужин для мужа. - Погляди на это, не узнаёшь?
Женщина осторожно взяла в руки аппарат и внимательно стала в него вглядываться. Вначале лицо ее выражало недоумение. Она пару раз взглянула на меня, пожимая плечами, но я кивал головой и показывал, что, мол, изучай, не робей.
Наконец, лицо Ксеши прояснилась, и она вскричала:
- Так это же карта, а на ней наше село! Вот смотри, улица наша. А тут наш дом! На нем точка мигает!
Ага, загадка разгадана!
Это прибор, с помощью которого можно ориентироваться на местности. Я слышал о таких, но название его не помнил9. Да и неважно, главное, что мы теперь знаем, что это.
- Ксения, я тебя прошу, никому не говори, что ты видела. Пока не говори. Вот когда этого мужика увезут, тогда мы и расскажем. А пока молчок. Хорошо?
- А что, это секрет?
- Пока да. Надо, чтобы мужик не догадался, что мы знаем про аппарат. Молчи, хорошо?
Женщина кивнула и продолжила кухарить.

На улице Колян и Киря тихо беседовали, а пленник что-то мычал себе под нос.
- Ну, что это? Определил? - Колян подошел ко мне.
Деланно безразличным голосом я ответил: - Мобильник, что же еще! - и тут же не увидел, а почувствовал, как связанный мужик облегченно вздохнул.
- А эсэмэски читал? - продолжал спрашивать Колян.
- Читал. Ничего интересного - соврал я.
Кольша отвернулся и начал опять расспрашивать Силу, как и где им удалось схватить этого бандюгана.
Я сел на крыльцо и стал размышлять над ночным происшествием.
То, что этот мужик связан с теми, что пытались прорваться на шоссе, сомнений не было. Это наводило на мысль, что у них так и было задумано - часть краденых денег они увозят по шоссе, а часть по Озеру на случай, если кого-то из них задержат.
Мне захотелось подтвердить еще раз мое подозрение, что прибор очень важен для преступника. Я встал, походил по двору, потом будто невзначай прошел мимо сидевшего на чурбаке и вполголоса произнес:
- То ли отдать игрушку тебе... Или ты подаришь её мне?
Мужик тут же прошипел:
- Ты сопляк, ыще тышю раз пожалэешь, что увидел меня! Запомни, я через нэделю вернусь сюда и всех вас тут порешу! А игрушку выбрось в колодец. И чэм раньше, тэм лучше для тебя! Всё равно она нерабочая.
Ярость так и кипела в нём. Было видно, что мужик с огромным трудом сдерживается, чтобы не наорать на меня.
- Не работает? А я думаю, что это на ней какие-то линии и закорючки? - я изобразил полуидиота. - На самом деле не работает? Тогда в колодце ей самое место.
Подойдя к колодцу, что темнел своей коробкой возле бани, я сделал вид, что бросаю аппарат в черный провал, а сам незаметно уронил его в траву чуть в сторонке. Надо будет, подберу. Думаю, записи на этой "штучке" очень даже пригодятся милиции.
Вернувшись, я услышал злое шипение бандита:
- Вали отсюда, и забуд про меня, а то я не посмотрю, что ты еще желторотик, прыхлопну как букашку. Помяни мое слово - прыхлопну!

СТРАШНАЯ ДОГАДКА

Участковый приехал через час. Горбоносого загрузили в машину и приковали наручниками к сиденью.
Наши мужики тоже решили ехать, а мне удалось отвести участкового в сторону, туда, откуда бандюган не смог бы нас увидеть, и рассказать ему обо всем, что мне удалось узнать: про подозрение, что это участник банды, что в сумке, скорее всего, деньги, что это часть хитро продуманного плана, что у меня есть ещё одно подозрение - участников банды больше, а оно основано на том, что задержанных постараются освободить, бандит обещает вернуться и расправиться с теми, кто его задержал.
Участковый внимательно выслушал меня, но потом повел себя совершенно не так, как мне хотелось бы.
Ни с того, ни с чего он расхохотался.
- Ну, ты даешь! Наверное, книжки любишь читать?
- Люблю, но...
- Вот и читай, а во взрослые дела не суйся. Не твое это дело подозревать да предполагать, оставь это нам. Мы для того и поставлены, чтобы следить и пресекать. А тебе спать пора. Ты с Колькой приехал? Вот забирай его и идите в дом. И чтоб без фантазий! Всего доброго!
Он взял под козырек, спрятал в карман прибор, отнятый нами у горбоносого, и уселся в машину. Оба УАЗика двинулись по улице, скоро свет фар исчез и появился снова лишь на мосту.
Ничего себе! Даже не выслушал толком! "Следить и пресекать!", ишь ты! Напресекал... Пресекал бы, так сам бы давно уже воришек обнаружил!
Разозлился я не на шутку!
Лежа на сеновале, мы с Коляном еще долго обсуждали произошедшее этой ночью.
- Этот придурок, что Кирю пистолетом пугал, на самом деле вначале поздоровался с мужиками за руку. Он и думать не думал, что один из них, тот, что с детскими ладошками, сможет его одним движением вытянуть в колбасу и узлом завязать!
Мы расхохотались. На самом деле, чужакам с Кирей надо быть поосторожнее. Сила нежно здоровается и соловьем поет, но злить его опасно. Одно неосторожное движение - и ты инвалид!
Колян еще припомнил, как однажды на местном празднике мужики подшутили над Кирей. Он тогда еще молодой был. Проводились соревнования по поднятию камней, где побеждал тот, кто взвалит на пень самый тяжелый валун. Пока мужики со всех районов пыхтели, пытаясь водрузить на постамент валун потяжелей, Сила в это время как обычно спал под кедрой. Перед награждением местные мужики разбудили Кирю и упросили будто бы для фотосъемок нагрузить на пенек пару валунов, чтобы, мол, сфотографироваться возле них, да и смотрелось бы колоритней. Ну, Киря, сообразив, что ходить да выбирать себе дороже, подхватил под мышку пару камешков и понес к пеньку. Когда выстроившиеся для награждения каменных дел мастера увидели, какие "камешки" несет рыжий паренек, тут же с позором разбежались и от грамот отказались!
- Что еще рассказал Киря, когда вы с ним наедине беседовали?
- Да ничего особенного. Правда, Киря сказал, что бандит, перед тем, как в лодку сесть, куда-то звонил, а потом мобильник в озеро выкинул.
Вот оно что! Значит, есть еще кто-то кроме тех, кого удалось задержать. Интересно, кем бы он мог быть? Соучастник? Главарь, отсиживающийся в сторонке? Еще один бандит, прячущийся в лесах?
- А Сила не слышал, что говорил по телефону этот горбоносый?
- Да всего несколько слов: "нэ удалось" и "заложныкы".
Кольша повернулся на другой бок, вознамерившись уснуть, а меня вдруг прошиб холодный пот. Я лежал и не мог шевельнуться.
"Заложники!".
От этого слова меня охватил жуткий страх! Еще не совсем понимая причину того, что со мной происходит и что со словом "заложники" связано, я в одно мгновение вспомнил мои прежние страхи по дороге сюда и понял - то, что мне подсказывала подкорка, должно вот-вот произойти. Назревают жуткие события.
Надо срочно разыскивать Алексея Игоревича!

ТУЧИ НАД ОЗЕРОМ

- Кольша, вставай!
Я изо всех сил тряс друга за плечо, но Колян за несколько минут успел так уснуть, что разбудить его оказалось не так-то просто.
Помог дождь, что именно в эти минуты плеснул по дырявой крыше. Прореха в кровле оказалась как раз на траектории больших и холодных капель, направленных в Колькино конопатое лицо, и они в один миг сорвали с друга сонные оковы.
Без лишних слов Кольша схватил свое одеяло и рванул по лесенке вниз. За ним поскакал и я. Уже светало, но тучи закрывали небо, потому определить, который час, было трудно.
Мы успели вбежать в дом как раз перед мощным дождевым залпом. Грохот капель по крыше был таким громким, будто капли были размером с яблоко.
- Ксения была права, крыши надо перекрывать. Та вся в дырах, а на этой жесть вповалку лежит. Ну, Кирил, ну, хозяин! У тебя так просто не поспишь...
Колян, завернувшись в одеяло, смотрел на потолок.
- Ты меня будил? Дождя испугался?
- Да какой дождь! Колян, надо срочно следователя разыскивать. Кажется, я понял, о чем горбоносый говорил по телефону.
Кольша уже уселся на какой-то шатающийся стул в углу. Мне показалось, что он не торопится в дом, дабы избежать встречи с хозяйкой.
Я присел возле Коляна на корточки, но тут же вскочил и стал объяснять ему то, что мне пришло в голову.
- Понимаешь, кроме бандитов, которых поймали, есть и другие, которые ради вызволения своих сообщников вполне могут решиться взять заложников. Киря же говорил, что слышал слово "заложники". А это...
- Погоди. А я-то подумал, что горбоносый назвал заложником себя. Он же еще про провал говорил. Я и решил, что он про себя говорил. Мне кажется, так и есть - бандитская операция провалилась, и теперь он оказался заложником двоих мужиков в лодке.
Кольша говорил вполне разумно, и я задумался. Хоть у меня в голове копошились и еще пара предположений, связанных со словом "заложники", но было ощущение, что ни с одним из них не связаны мои ночные страхи. Я просто кожей чувствовал, что должно случиться что-то особенное!
- Понимаешь, у меня такое чувство, что готовится крупная провокация. По-моему, этот горбоносый сообщил кому-то о провале операции, о том, что он на свободе и что надо брать заложников, чтобы освободить задержанных. Я чувствую, что так и есть! Надо ехать к следователю!
- Ну, куда мы поедем? Такой дождь...
Дождь и правда разошелся вовсю. Да и ночь еще ушла не совсем. За окошками хоть и светало, но было сумрачно, а за пеленой дождя даже ближайших домов не было видно.
- Пойдем спросим Ксению, может быть она знает номер отдела милиции.
- По телефону ничего не объяснишь, надо лично.
Нетерпение так и подмывало меня сорваться и бежать на ту сторону искать Алексея Игоревича. Но там ли он?
Ксения сама вышла к нам.
- Вот те нате вам! Вы чего это здесь? Дождь выгнал? А почему в дом не заходите? А дождь-то зарядил... Это надолго...
Она открыла дверь и махнула нам рукой.
- Идемте. Чайник я уже поставила, поедите и спать.

В доме я ринулся искать телефон и нашел его в комнате на тумбочке.
- Ксения, какой телефон участкового? - Лихорадочно листая дряхлую телефонную книжку, которая явно была того же возраста, что и хозяйка, неожиданно увидел знакомые имя и отчество и рядом номер телефона мобильника.
Алексей Игоревич знаком с Кирей и Ксенией? Странно.
- Ты там ничего не найдешь, а так я не помню. - Ксения возникла в дверях и как-то странно посмотрела на меня.
Мне было не до анализа её поведения, потому я выскочил на веранду и набрал номер следователя.
После долгих гудков он все же ответил. Голос его был усталым и недовольным.
- Слушаю.
- Это я, Стас. Как у вас дела? Арестованные еще тут?
Вопрос довольно дурацкий в такую рань, но мне нужно было это знать позарез.
Естественно, хозяин голоса на том конце не обрадовался таким вопросам спозаранку.
- А тебе-то что? Днем ты не мог позвонить?
- Алексей Игоревич, поверьте, нельзя ждать! Мне нужно Вас срочно увидеть. Вы где?
Следователь, чувствовалось, начал просыпаться.
- Что-то случилось? Ты сам-то где?
- Я у Силкиных. Каждая минута дорога! Мы сейчас к Вам приедем, говорите, куда ехать?
- Куда вы поедете в такой ливень? Ты на самом деле хочешь со мной поговорить?
- Да! Помните, мы с вами вчера говорили о наших одинаковых ощущениях? Они сегодня ночью подтвердились, потому мне нужно срочно с Вами поговорить.
- Стас, если б не ты, я бы еще подумал, но... В общем, будь дома, я сейчас подъеду.

Ксения и Николай стояли в дверях и пялились на меня. Ксения, похоже, поняла только одно, что мне нужно срочно почему-то встретиться со следователем, но Николай уже натягивал куртку, готовясь действовать. Мой доктор Ватсон как всегда был готов к бою!
- Что, едем?
- Нет, он сам сюда приедет! Подождем немного.
Вскоре за окном загудел мотор, и в дом вошел Алексей Игоревич. Бессонные ночи проявились у него на лице и в самой фигуре. Темные мешки под глазами и ссутуленный вид говорили о том, что за эти дни, пока они ликвидировали банду, ему поспать удавалось лишь случайно.
- Ксеша, приготовь что-нибудь пожевать, сутки не ел, а мы немного побеседуем в комнате.
Задумываться о том, почему Алексей Игоревич разговаривает с хозяйкой, как со своей давней знакомой, было некогда, мы прошли в комнату, сели за стол, и я рассказал следователю о своих подозрениях.
В отличие от Николая он отнесся к моим словам очень серьезно.
- Так ты считаешь, что сообщники попытаются захватить заложников с последующим обменом их на арестованных? А где, в каком месте, ты не можешь предположить? По нашим данным, что мы получили от тех, кто уже обезврежен, бандиты, что грабили турбазы, все уже изолированы. Тогда кто и где? Что тебе подсказывает интуиция?
Я задумался. Над тем, кто и где, я еще не размышлял, но мне казалось, что ответ где-то рядом. Об этом я и сказал Алексею Игоревичу.
- Давай так: всё, о чем ты будешь размышлять, и что тебе придет на ум, сообщай мне, а мы еще раз хорошенько допросим арестованных и если что узнаем, я сообщу тебе. Смотри, не отключай интуицию, по крайней мере, пока, а там видно будет. Я тоже почему-то уверен, что это дело закрывать рано. Сейчас идет дознание на месте, а завтра мы должны отправить задержанных в райотдел.
Алексей Игоревич встал, потянулся и, обращаясь к хозяйке дома, крикнул:
- Ксеша, как там насчет поесть? Готово?
Ксения заглянула в комнату и пропела:
- Дорогой и уважаемый Алексей-батюшка, не откажите откушать, чем Бог послал! И юных помощников своих берите с собой, на всех хватит!
Вот это да! "Дорогой и уважаемый"!
В кухне стол уже был заставлен тарелками и кружками, мы расселись по местам и стали уплетать приготовленное хозяйкой за обе щеки.
Ксеша уселась напротив и, как мне опять показалось, от всей души восхищалась нашими жевательным способностями.
- Эх, когда же мне еще удастся вот так поесть, как у тебя, красавица?
Алексей Игоревич сыто отвалился на спинку стула и с улыбкой смотрел на женщину.
- Каждый раз, как появляюсь у вас, не перестаю восхищаться тобой. Тебя ни время не берет, ни заботы, все такая же ты жизнелюбивая и энергичная. Только вот сообщили мне, что в клубе не появляешься. Не жалеешь ты людей, Ксения Валерьяновна, а ведь они скучают, и по пляскам твоим скучают и по песням. Я бы все бросил и приехал на тебя посмотреть! Ты же одна можешь такой концерт показать, что на два вечера хватит. Может, вернешься в клуб, а?
Ксения смутилась, опустила голову, но потом вскочила, выбежал на середину кухни и... отбила чечетку!
- Э-эх! Развязала я косынку, кофточку отгладила... - пропела она звонким и ясным голосом, и я с удивлением увидел, как она вмиг преобразилась. - Да, на сцене-то я многое умела... Парни следом увязались, да я их всех отвадила! Эх, дроля ты мой, не качай головой, пожалей меня, Алеша, забери меня с собой!
Еще раз выбив дробь, Ксеша раскинула руки и замерла. Чуть скосив глаза, она рассматривала мужчину, будто ждала от него чего-то.
- Вот видишь! - воскликнул Алексей Игоревич, хлопая в ладоши. - Я ж говорю, что тебя годы не берут! Давай, возвращайся в клуб и приглашай меня на концерт. Мы с Зоей обязательно приедем на тебя посмотреть.
При упоминании Зои Ксеша опустила руки и, враз поскучнев, опять села на своё место, а я заметил, что и Алексей Игоревич немного взгрустнул. Что-то было между ними когда-то, подумалось мне, потому и грустят, вспоминая те дни.
Неожиданно мне захотелось позвонить Насте, но следователь уже встал и собрался уходить.
- Так, я жду звонка и позвоню тебе, если что... - Алексей Игоревич поднял воротник, собираясь выйти под дождь, но тут его остановила Ксеша.
- Вот, возьмите, я тут собрала немного, - протянула она какой-то сверток, - пусть ваши откушают, оголодали, поди.
Следователь взял сверток с пирожками, как-то странно взглянул на Ксению и молча направился к двери.
Мы с Кольшей тоже вышли вслед за ним и смотрели, как он идет к машине, укрываясь от дождя.
- Любовь у них была, когда он работал здесь. Потом его перевели в район, а Ксеша в тот же год уехала учиться. Пока она училась, Алексей Игоревич женился на Зое. Вот так все у них и разладилось. - Николай подставил руку под дождевые струйки, стекавшие с крыши, затем подставил и вторую, подождал, пока воды наберется побольше и плеснул себе в лицо. - Раньше-то Ксеша красавица была! Хоть и росточком маленькая, а все парни на селе по ней вздыхали.
- Ты все знал и не мог мне рассказать?
- Да мне вот только перед нашим отъездом мамка рассказала, а я раньше и знать не знал! А Кирилла Ксешка от тоски выбрала. Ей казалось, что этот Илья Муромец защитит её от всех бед. Так оно, в общем-то, и оказалось, но... видно, Ксеша до сих пор любит Алексея, хоть и вида не показывает.
Мы вернулись в дом.
Женщина стояла у кухонного окна и смотрела на дождь, который каким-то образом проникал сквозь стекло и стекал из Ксешиных глаз крупными каплями.

ГДЕ НАСТЯ?

Сколько я Насте ни звонил, из мобильника слышался только один ответ "нет доступа".
Странно, никогда раньше этого не было.
Или она уже едет?
А почему бы и нет? Наверное поэтому и связи нет, кое-где на трассе были разрывы, где не было сети. А что, если спросить Алексея Игоревича?
Он отозвался сразу, но, как мне показалось, ему было некогда. На вопрос о Насте он ответил, что звонил ей по стационарному телефону, она выедет на Озеро сегодня ближе к полдню. А мобильный телефон у неё разряжен.
Мне сразу стало намного легче.
Значит, уже сегодня Настя будет здесь! Настроение моё сразу подскочило, несмотря на то, что дождь за окном лил как из ведра. Развлечений на сегодня не предвиделось, но на книжной полке обнаружилась подборка журнала "Искатель", потому жить было можно.
Но вот Николаю такое "времяпрепровождение" было невмоготу. Сначала он слонялся по дому в поисках какой-нибудь неисправной техники, но оказалось, что в доме Силы техники почти не было. Утюг, телевизор и швейная машинка - вот и вся бытовая техника семьи Силкиных. Кольша перебрался в сарай, но и там его ждало полное запустение. Как видно, Киря вполне обходился "своими силами" и с техникой не дружил.
Тогда Николай, углядев в предбаннике целую поленницу пластиковых бутылок из-под минералки, приступил к сооружению дождевого водопровода, в чем сильно преуспел, сложив из обрезанных бутылок гирлянды водотоков, наполнив, наконец, водой пустую ржавую цистерну.
За это Ксеша накормила нас таким шикарным обедом, что мы опять носили свои животы как запасной парашют, а поварский талант хозяйки был окончательно и бесповоротно признан выдающимся.

Но мысли о Насте не отпускали.
Ни разу за все время, пока я знал мою подружку, она не позволила своему мобильнику быть разряженным, а тут... Сама же просила звонить почаще! Может быть, сломала?
Вернулись мужики. В ответ на вопросы Ксеши, где они были все это время, Киря с Семеном отмалчивались. Сказали только, что их попросили припомнить подробности о встрече с горбоносым, отметили место на карте, где это было, и отпустили с миром.
Ксеша поняла, что с мужиков большего не добьешься, и занялась шитьем. Кольша вскоре ушел к Семену услаждать душу в его огромном гараже, Киря улегся спать, прикорнул и я.
За окном шумел дождь, а спать под такую погоду, сами знаете, прекрасно!

"ВЕСЕЛЫЙ" РАЗГОВОР

Я открыл глаза и мгновенно понял - что-то случилось. Каждая клеточка моего тела сигнализировала - вставай, беги, предпринимай что-нибудь, где-то случилась беда!
В доме было тихо, если не считать шума дождя за окном. На улице было серо, будто наступил вечер, хотя ходики на стенке показывали обеденное время.
Я сел на диване, обвел глазами комнату.
Тихо. Даже Киря и Николай спали без обычного прихрапывания и бормотания.
Тревога захлестнула меня с такой силой, что хотелось вскочить и бежать.
Но куда? Зачем? Я пытался понять, что было источником моей тревоги, но объяснения не нашел.
Надо Алексею Игоревичу позвонить, может быть, у него есть новости.
Я направился к телефону, но вдруг хрипло зазвонил он сам. Я даже отпрянул от неожиданности.
Голос следователя звучал глухо и тревожно.
- Ты у Силкиных?
- Да, а что?
- Насте не звонил?
При упоминании о Насте я почувствовал, как у меня задрожали руки.
- Нет, не звонил, Вы же сказали, что у нее телефон...
- Позвони. Я только что с ней разговаривал, но ничего не понял. Она все время смеется, кашляет и болтает всякую ерунду
- Заболела, что ли? - Последние слова я не сказал, а прошептал...

Я понял.
Случилось самое страшное.
Кое-как совладав с голосом, прокашлявшись, я еле слышно промямлил в трубку:
- Алексей Игоревич, сейчас я с ней свяжусь, но мне думается, что случилось то, о чем мы с вами говорили. После разговора с Настей я вам перезвоню.
- Ты так думаешь? Звони скорей, потом без промедления мне.
Кое-как попадая в кнопки на мобильнике, я вызвал Настю.
На том конце тут же ответил её веселый голос. Она говорила легко и вполне естественно.
- Ну, вот наконец-то! Мог бы и раньше сообразить, что мы уже выехали к вам.
И тут... Настя кашлянула!
Два раза!
Я мгновенно перестроился и стал внимательно вслушиваться в то, что говорила моя девчонка. Она перешла на метаязык! С первых же её слов все стало ясно.
- У "вас" все "хорошо". - Настя кашлянула один раз. - По озеру катаетесь, наверное. - Она кашлянула два раза. - "Вы не едете" к "болоту", а мы едем.
Голос у Насти был веселый и даже с хохотком, будто в автобусе их кто-то веселил.
Но я был в таком напряжении, что вспотели руки, хотя по спине гуляла дрожь.
Настя говорила на метаязыке, на котором мы разговаривали с ней, когда хотели подшутить над одноклассниками, но сейчас было не до шуток. Настя иносказательно пыталась сообщить мне самое главное. В переводе сказанное ею понимать надо было так: "У нас все плохо. Мы едем к Озеру".
Я схватил карандаш и стал записывать на газете, валявшейся тут же, все, что удавалось понять из нашего разговора.
- Настя, я слушаю и все понимаю. Говори!
Настин голос стал звучать еще веселее.
- Представляешь, нас в автобусе шесть человек, - тут она кашлянула два раза, - и "ни человеком больше"! - Снова кашель. - За окном дождь такой, что ничего не видно. - Снова два кашля. - "Я простыла, кашель замучил". - Кашлянула еще раз.
Все понятно. Людей в автобусе мало. Настя здорова. Захват автобуса произвел один человек.
На том конце Настя хохотнула кому-то и весело прощебетала:
- Мы с Аленкой вдвоем к вам едем. - Два кашля. - У нее в руках "деревянная игрушка", помнишь, Степаныч на речке её выстрогал? "Она" "вертит её в руках", и нам "весело". - Снова кашель.
Деревянная игрушка... Пистолет! Они под дулом пистолета! Степаныч, это бывший следователь прокуратуры, он нам однажды показывал своего именного "Макарова10".
Говори, Настя, говори! Сообщи еще что-нибудь! Я с огромным напряжением вслушивался во все звуки, что доносились из мобильника, но кроме веселого Настиного голоса больше ничего не было слышно.
Настя продолжала:
- Ты меня слышишь? Мы только что выехали, нам еще долго ехать. - Два кашля. - "Там у вас" "все так интересно"! Мы поехали "сами", чтобы "предложить" "вам" сыграть "в бартер11" - "мы берем ваш мотик", а "вы берете роботов", - кашель, - что мы купили для вас.
Настя жутко рисковала! То, что всем в автобусе страшно, и то, что их силой заставили ехать - об этом еще можно было говорить. Тут бандит с пистолетом вряд ли мог что-то заподозрить, но вот с "бартером" риск был огромный. Но Настя так при этом хохотала, что хотелось надеяться - террорист пока не понимает суть разговора.
Все верно - автобус и люди в нем будут меной на арестованных. Похоже, террорист, захвативший автобус, будет требовать освободить своих дружков в обмен на заложников. Но самое страшное здесь в том, что заложников они в любом случае не отпустят - банде еще обратно ехать!
- А знаешь, - хихиканье и два кашля, - нам "не до грусти", "мы постараемся вас заарканить" и тогда "вам" будет тоже "весело"! До встречи!
Настя откашлялась еще раз, и во время прощания голос её был таким веселым, что у меня слезы выступили из глаз. "Нам не до смеха", "постарайтесь нас освободить, чтобы этим гадам было не до смеха"...
Бедная моя Настюша! Она все успела сказать, и даже попросила постараться их освободить!

Я вытер рукавом глаза и увидел, что Колян стоит возле меня и с тревогой смотрит мне в лицо.
- Ты говорил с Настей? - Колян не сводил с меня глаз. - Как они там?
Не ответив ему, я сел на диван и обхватил голову руками.
- Звони Алексею Игоревичу. Настю, Аленку и всех пассажиров автобуса взяли в заложники.

СОВЕТ

- Значит, ты говоришь, автобус только вышел, в нем шесть человек пассажиров, шофер и террорист?
Алексей Игоревич записал все в блокнот, помолчал, и по его лицу я понял, что ситуация предельно сложная.
Мы сидели в кабинете участкового, куда Николай в одну минуту домчал меня на "хондике", не доверяя мне управления, видя, в каком состоянии я нахожусь.
- Как Настя сумела тебе все это объяснить?
Я коротко рассказал ему про нашу игру в метаязык. Следователь кивал головой, да ему и не оставалось ничего другого, как верить мне, так как с автобусом не было никакой другой связи.

В комнате, кроме нас с Алексеем Игоревичем, собрались все те, кто принимал участие в обезвреживании банды. Обстановка была тяжелая. Лица у людей в форме были хмурые, Позади были бессонные ночи, а теперь еще и этот захват автобуса.
Алексей Игоревич продолжал выспрашивать меня обо всем, что мне удалось узнать во время разговора с Настей.
- Стас, а как ты думаешь, почему у неё не отобрали мобильник? - Обратившийся ко мне человек в дождевике, посмотрел сначала на меня, а потом на всех остальных. - Ведь по логике бандитов, связь с внешним миром у заложников должна быть сведена к минимуму?
Я вспомнил веселый голос моей подружки. И правда - почему ей оставили мобильник, и почему она смеялась? Это было на самом деле очень даже непонятно.
- Думаю, - я помолчал, сомневаясь, нужно ли говорить то, что мне пришло на ум, - что ей приказано было под пистолетом отвечать на все звонки, но отвечать на вопросы так, чтобы до поры до времени никто не догадался, что преступники задумали. - Я посмотрел на Алексея Игоревича. - Вы ведь тоже ничего не заметили, когда ей звонили?
Следователь хмуро подпер кулаком подбородок и, прикрыв глаза, смотрел на крышку стола.
Я продолжил:
- Конечно, она сильно рискует, но пока, видимо, бандит ни о чем не догадывается.
Человек в форме, сидевший в углу набычившись и зачем-то крутивший пуговицу на кителе, спросил:
- А ты уверен, что правильно понял свою подружку? Может быть, на самом деле ничего такого и нет, и мы напрасно паникуем?
Алексей Игоревич хмуро глянул в его сторону.
- Николай Петрович, мы со Стасом знакомы уже целый год, он является моим нештатным помощником, и за всё время ни разу меня не подводил. Как и раньше, так и теперь я ему полностью доверяю. Моя племянница Настя, что сейчас едет в автобусе, как-то рассказывала мне о метаязыке, который они со Стасом придумали. Уверяю вас, это отличный способ передачи информации. При определённой тренировке таким способом можно вполне открыто разговаривать о чем угодно, не боясь, что кто-то поймет настоящей сути разговора. Ребята этим языком овладели вполне, потому все то, что было передано Настей из автобуса, имеет для нас важнейшее значение. Плюс к тому, предположение о возможности захвата заложников возникло при допросе члена банды, пойманного Кириллом Силкиным. Нам удалось узнать, что задержаны не все налетчики. Мы вначале подумали, что члены банды, оставшиеся на воле, скрываются где-то здесь, то ли в лесу, то ли в поселке. Но, вполне вероятно, что вариант с заложниками был уже предварительно подготовлен главарями шайки на случай провала. В любом случае мы должны принять меры. Времени считать варианты у нас нет. В нашем распоряжении от силы час с небольшим.
Повисла тяжелая тишина.
- А какая марка автобуса, на котором они едут? Это районный автобус или городской? - Это спросил тот же человек в форменном пиджаке.
Кто-то ответил: "Районный. ПАЗик. На нем Куприяныч рулит". Сергей, гаишник, добавил: "Не автобус, а куча металлолома. Не Куприяныч бы, так он давно бы уж на свалке был".
А я подумал: не только Куприяныч, но еще и мой друг Николай. К концу недели автобус настолько устает жить, что шоферу не остается ничего другого, как звать Коляна на помощь, и они вдвоем возвращают к жизни это железное ископаемое.

 

- Итак, всё, ждать больше некогда. Выдвигаемся навстречу автобусу, решать будем на ходу.
Все встали и направились к выходу.
Позади меня раздался голос Алексея Игоревича.
- Стас, а дружок твой где? - Следователь придержал меня за руку. - Ты не можешь его вызвать к нам?
- Могу. Мы вместе приехали, он в коридоре.
- Зови, у нас мало сил, тут каждый человек на счету. Я пока не знаю, зачем нам может понадобиться Николай, но его знание авто...
Он не договорил, потому что в кабинет влетел Кольша собственной персоной.
- А вот и он сам. - Следователь манул рукой, подзывая Кольку подойти к нему. - Поедешь с нами. Мне кажется, твои познания в автомобилях могут нам пригодиться. Я пока еще не знаю, когда и где, но на всякий случай садись в машину. Да, кстати, а ты знаешь автобус, который идет на Озеро?
Николай развел руками.
- А кто ж его не знает! Мы с Куприянычем этот гроб на колесах, - он скривился, - сотни раз перебирали. Нашими молитвами и живет! А что, надо, чтобы этот рыдван развалился по дороге?
Но следователь не поддержал Колькиного веселого тона.
- Не до шуток. Скажи, а как выглядит Куприяныч?
- Здоровый мужик! Совсем как наш Киря, только, конечно, в нем жира больше, а не бицепсов.
Следователь кивнул и задумался.
Удивительно - он стал понимать Кольшины скороговорки!
- Заедем за Кирей. Надеюсь, он дома.
- А зачем? - Мы с Кольшей задали вопрос в один голос.
- Там видно будет. Надо использовать каждую возможность. Думаю, Сила нам может пригодиться. Сила есть - ума не надо.
Шутка получилась невесёлой, но, представив могучего зеленоглазого Кирю, я почувствовал некоторое облегчение.

ОПЕРАЦИЯ

Дождь лил, не переставая. Тучи ползли почти по земле. Река терялась в тумане, мокрые неприветливые скалы, стоящие по другую сторону, видны были всего на несколько метров. Стекла УАЗика были залиты водой, дорогу видно было лишь сквозь лобовое стекло, за которым болтался дворник.
Неожиданно Алексей Игоревич, молчавший все время, пока мы выезжали на шоссе, попросил водителя остановиться. Шофер поморгал фарами, останавливаясь, тормознулись и другие автомобили, ехавшие с нами.
- Николай, скажи, а можно ли как-нибудь остановить автобус?
Странный вопрос. Руками, что ли, его держать?
То ли я вопрос неправильно понял, то ли моя соображалка не так работала, но представить, как мы можем остановить автобус, не получалось. Ведь там же люди под дулом пистолета! Вряд ли остановка автобуса входит в планы захватчика.
Колян же ответил четко и быстро:
- Можно. Конечно, это не просто, но попытка не пытка.
- Тогда пошли со мной, в "Волге" побеседуем.
УАЗик подъехал к "Волге", Алексей Игоревич с Кольшей перебежали туда, к ним же вскоре примкнул и Кирилл, ехавший вслед за нами в гаишной "Ниве".
Совещались они недолго, вскоре вернулись, и мы помчались дальше.
Не отъехав и километра, все автомобили, что ехали с нами, свернули в лес и остановились, не глуша моторы. Алексей Игоревич и я пересели к начальнику милиции в "Волгу", а на наше место в УАЗик втиснулись другие люди, среди которых был и Киря.
Нервничали все. Судя по всему, не все понимали, что задумал следователь. Нервничал и я.
УАЗик уехал вперед, а мы - начальник милиции, я и еще несколько человек, стали пробираться сквозь лес к скале, которую огибала дорога. Кое-как, вымокшие до нитки от дождя и наполненных водой пихтовых веток, мы взобрались на скальный уступ. Дорога до следующей скалы, которую огибало шоссе, была вся на виду.
Правда, видимость была плохая. У начальника милиции был бинокль, но в таком тумане польза от него была небольшая.
Напряжение нарастало.
Внизу, на дороге, было видно какое-то движение. Люди сновали по шоссе туда и сюда, но чем они занимаются, разобрать было невозможно. Начальник милиции нервничал. Он то поднимал бинокль к глазам, то прикладывал руку к козырьку, пытаясь разглядеть происходящее на дороге.
- Ну, что они копаются?! Скоро автобус будет здесь. Давайте, шевелитесь!
По рации, что шипела у него в руках, он отдавал команды и выслушивал доклады, но по лицу его трудно было догадаться, что происходит на самом деле.
Остальные, кто были с нами, тоже вглядывались в мелькание фигур на дороге.
Спрашивать что-то о том, чем там занимаются люди, в такой обстановке было невозможно. Машин на дороге не было. Да и кто в такую погоду смог загореться желанием ехать куда-то?
Наконец по рации был получен сигнал полной готовности.
Начальник скомандовал:
- Быстро, все вниз, к машинам. Будьте наготове. Ждите моей команды.
Меня же он придержал за локоть.
- Будь здесь. Там без нас справятся.

Из-за дальней скалы показался свет фар.
Я глянул вниз. На шоссе никого не было видно.
Автобус приближался. Он шел медленно.
Вот он обогнул скалу... вышел на поворот, скорость его еще снизилась... прошел поворот... и... остановился!
Я сквозь дождь вглядывался в происходящее на дороге, но было видно так плохо, что понять что-либо было трудно.
Все же я различил, что из кабины водителя вылез человек, обошел автобус и влез обратно в кабину.
Но автобус остался стоять. Что там происходило внутри, понять было невозможно.
Неожиданно из дверей автобуса стали выскакивать люди, а прямо под нами с воем промчались автомобили, что были спрятаны в лесу.
Не дожидаясь разрешения начальника милиции, я рванул вниз. Выскочив на шоссе, я помчался по нему в сторону автобуса. Вылетев из-за поворота, я увидел светящиеся фары машин и снующих между ними людей.
Что там? Как там моя Настя? Где Кольша?

СРАБОТАЛО!

За окнами бушевал ливень, а в автобусе было сухо, хотя и не жарко. Бывшие заложники и их освободители сидели вместе и перебирали недавние события.
- А ведь самое главное было - попасть крюком по карданному валу! - Колян выжимал рубаху прямо на пол автобуса и подмигивал толстому мужику, сидящему напротив. - Одно неверное движение и ничего бы не было! Ты как, Куприяныч? Киря тебя не сильно пришиб?
Мужик, как я понял, тот самый Куприяныч, шофер автобуса, хрюкнул и посмотрел на Силу, сидевшего тут же, на соседнем сидении.
- Прямо скажем, получить по кумполу от такого телка, конечно, неприятно, - Куприяныч потер свою макушку, где, вполне вероятно, выросла хорошая шишка, - но если бы мы сошлись в открытом бою, то еще неизвестно, чья башка больше пострадала бы.
Фигуры обоих мужиков были почти одинаковы, но если под рубахой Куприяныча явно угадывался лишний жирок, то рубаха Силы бугрилась далеко не жировыми отложениями.
Киря спокойно смотрел на шофера, нисколько не комментируя его похвальбу, ибо уж свою-то силу он знал.
- А как ты этого вражину уложил? - Спросил Куприяныч Силу, очевидно, говоря о бандите. - Ведь он же позади тебя стоял.
Киря запустил руку в карман и достал из него какой-то черный предмет с металлическими рожками.
- Мне дали эту штуку, сказали - ткнешь его и тут же вяжи. Я ткнул, и вязать уже не п'ишлось. Свалился как куль с костями.

Теперь, когда операция по освобождению заложников успешно закончилась, мне, наконец, удалось узнать, как все происходило.
Оказалось, что Кольша придумал примитивную хитрость. Он вырубил длинный сук, привязал к нему веревку с проволочным крюком, засел в трубе под дорогой, и когда автобус снизил скорость на повороте, он палкой как рычагом закинул крюк на кардан. Веревка намоталась на вал, и крюк стал громко стучать по днищу автобуса. Бандюган сначала не хотел выпускать шофера посмотреть, что там стучит, но все же не выдержал и выпустил его, приказав быть на виду. Но окна, забрызганные водой (что тоже было учтено организаторами операции!), ненадолго скрыли шофера от наблюдения, и в это время Сила, подбежавший сзади, стукнул шофера по кумполу, закатил его под автобус, напялил фуражку Куприяныча и залез в кабину. Одетый почти так же, мокрый, той же примерно комплекции, в шоферской фуражке Сила в первую минуту не вызвал подозрения у бандита, чего хватило, чтобы ткнуть того в бок парализатором.
- Мы смотрим, бандит замирает и без лишних комментариев брякается на пол! И пистолет в сторону!
Настя, улыбаясь, сидит у меня на коленях, обнимая меня за шею.
- Аленка мгновенно вскакивает с места и отпинывает пистолет под сидение. Тут же какой-то дядька впрыгивает из кабины в салон и в один миг заковывает бандита в наручники. Взваливает его, будто мешок с картошкой на плечи, улыбается и нежным голосом говорит: "Что п'итихли? А где спасибо?" - и выходит из автобуса. Мы так оторопели, что и слова не могли сказать. Только что умирали от страха, и в один миг - свободны!
Аленка с Кольшей, расположившиеся рядышком на заднем сидении, начинают хохотать, а за ними и мы заливаемся хохотом. Пассажиры и ребятишки, сидящие тут же, тоже расслабленно улыбаются, но в глазах у них до сих пор плещется страх.
Прохохотавшись, мы начинаем вспоминать подробности, но тут шофер, обращаясь ко мне, спросил:
- А как узнали, что мы оказались в заложниках? Ведь этот отморозок махал пушкой и орал, что если у кого зазвонит мобильник, то пристрелит, не раздумывая. Только этой девушке, - он показал на Настю, - приказано было отвечать на все звонки и отвечать весело, будто бы ничего не случилось. Он так и сказал: "Будет кто звонить, улыбайся и отвечай, что всё нормально. Особенно дядьке своему. Проговоришься - убью!". Видели б вы, как она смеялась сквозь слезы! Мы так и думали, что едем, а никто не знает, что на нас смотрит пистолетное дуло. Даже ребятишки всю дорогу молчали.
Куприяныч, видимо, еще раз будто бы ощутил за спиной холод пистолета. Он поежился, будто стряхивая с себя остатки страха.
Настя воскликнула:
- Да это всё Стас! Ему спасибо! Он придумал специальный язык, с помощью которого я все ему рассказала и про нас, и про бандита, и про то, что он задумал, а Стас сообщил моему дяде, следователю! Хотите, мы сейчас покажем, как это делается. Обо всем, что будет сказано, надо думать наоборот. Я буду говорить, а Стас будет переводить. Слушайте.
Настя вскочила с моих колен, села напротив и заговорила.
- За окном прекрасная сухая погода. Вы уезжаете домой, и вам не хочется ползать по земле и дышать затхлым воздухом! Все равно будет луна и холод!
Увидев удивленные глаза зрителей, направленные на нее, Настя расхохоталась.
- А вот сейчас Стас скажет, что он услышал в отличие от вас. Скажи, Стас!
Я улыбнулся.
- Ну, здесь все просто: "За окном дождь, но мы едем в гости, чтобы плавать по Озеру и дышать его свежим воздухом! Все равно будет солнце и будет тепло!". А помните, Настя говорила про какую-то игрушку? Так вот, понять, что за деревянная игрушка в руках у Аленки, было непросто. Я с трудом сообразил, что Настя пистолет имела в виду, да и то потому, что она напомнила про Степаныча, тоже следователя, показывавшего нам свое именное оружие.
Все сидящие в автобусе даже зааплодировали. Ребятишки тут же стали пробовать говорить друг другу наоборот.
Шофер еще раз потрогал голову под фуражкой и удивленно пробормотал:
- Вы сказали, что игра у вас была такая, а, смотри-ка, эта игра выручила людей из беды! Игра игре - рознь...
Куприяныч, было видно, до сих пор еще не отошел от пережитого. И то - вести машину под дулом пистолета...

СНОВА ВМЕСТЕ

Приехали в поселок мы неожиданно быстро.
Двери раскрылись, и в них показался Алексей Игоревич.
- Ну, как вы? Успокоились? Поздравляю всех с успешным окончанием рейса!
Люди зашумели и начали благодарить следователя за освобождение.
- Спокойно, граждане, спокойно! Моя роль здесь совсем незначительная. Это вот им спасибо.
Алексей Игоревич подошел к нам и положил руки на плечи.
- Если бы не Настя с Аленкой, сумевшие на глазах у бандита передать нам важную информацию, если бы не Стас, сумевший все правильно понять, если бы не его друг Николай, сумевший остановить автобус, я даже и не знаю, чем бы все могло закончиться. Но, слава Богу, все закончилось удачно, и я рад за вас.
Все зааплодировали, но тут прорвался голос Куприяныча.
- Вы забыли еще этого детинушку! - И он указал на Кирилла, скромно притулившегося в уголке на переднем сидении. - Это он в два приема скрутил преступника с пистолетом и освободил нас!
Шофер приподнял фуражку, будто приветствуя героя, но я-то понял, что он освободил от лишней тяжести свою шишку, полученную от Силы.

На остановке народ вышел из автобуса и в минуту рассеялся по поселку, а мы скучились под деревом, где дождь был поменьше.
- Ну, что, герои, будем прощаться. Ксения, наверное, уже все глаза выглядела, вас ожидаючи. Пирогов напекла... Жаль будет, если мне не удастся их поесть. Но уж если освобожусь.... Бегите, еще увидимся!
Алексей Игоревич приобнял племянницу, пожал нам руки и уехал.
- Ну, что, по пирогам?
Кольша придвинулся к Аленке и, лукаво глядя на меня, что-то ей прошептал на ухо. Затем подтолкнул её в спину, направляя ко мне. Видя её смущенное лицо, я не стал дожидаться и вежливо ответил:
- Сударыня, если Вы хотите задать вопрос по поводу прокатиться на моем "жеребчике", то скажите вон тому рыжему придурку, что завтра за водный велосипед платит он. Точнее, за два велосипеда!
Кольша тут же, крикнув Аленке: "Жди меня здесь!" - умчался за мотиком, на котором сам и привез меня к следователю перед началом операции.
Мы зашагали к мосту, я с Настей, а Сила топал сзади.
- А дождик-то перестал! - Настя подняла голову вверх и расхохоталась.
И точно - дождя не было. Мы, стоя под деревом, как-то и не заметили, что ливень, достойно выполнив свою задачу, скромно удалился за гору.
Мы шагали по мосту, под которым большое и мудрое Озеро давало последние напутствия своей дочурке - игривой и непоседливой речке, рвущейся к самостоятельной и, как ей казалось, прекрасной жизни. Совершенно чистая и свежая, на ходу играя разноцветными камешками на дне, она выскакивала на простор, заранее радуясь всему, что ожидало её впереди.

456456456


- Смот'ите, голубое небо! - Сила, будто ангел, своим нежным голосом будто возвестил о приходе солнца.
Вокруг по всему горизонту висела тяжелая лиловая мгла, а над Озером, в разрывах серых туч проглядывала чистейшая синева.
- Ура! Завтра мы пешком обойдем все Озеро, а потом прокатимся на лодке. Кирюша, у тебя же лодка с мотором, да? - Похоже, Настя была уверена, что жить на Озере и не иметь лодки, да, тем более, с мотором было невозможно. Ей было неведомо еще и то, что обойти все Озеро ногами - это не по магазинам пройтись.
А еще Силу назвать Кирюшей! Будто они всю жизнь были знакомы! Вот такая моя Настя - с первого же раза сходится с людьми как с давними знакомыми.
Кирилл поравнялся с нами и неожиданно предложил:
- Хотите, я вас подвезу?
- На чем? - Настя удивленно распахнула глаза. - Я не вижу ни малейшего транспортного средства!
- А на мне! - Он присел, подставляя нам свои широченные плечи.
Действительно, на таких антресолях мы могли расположиться вполне шикарно!
Сила шагал, покачивая нас на своих плечах, и нам казалось, что мы взлетели над Озером под самые облака. Слева во всю свою ширь раскинулось великая водная гладь, а справа река уже подначивала угрюмые горы сыграть с ней в прятки.
Мимо нас, махая нам руками, пролетели на "хондике" Колян с Аленкой, а чуть погодя, нагнала нас и милицейская "Волга". Обогнув нашего возницу, она притормозила, и из нее вылез Алексей Игоревич.
- Я вижу, вы хорошо устроились! Вас не продует там, наверху? А то, может, пожалуете ко мне в машину?
- Да тут идти-то осталось... - Сила пропел это совершенно свободно, без одышки, будто мы были для него как две мухи. - Вы поезжайте впе'ед, господин начальник, пусть Ксеша на стол мечет, а мы ско'о подойдем. - Видимо, он совершенно не сомневался, что следователь едет именно к нему.

У КСЕШИ

Мы сидели в комнате за столом и наперебой рассказывали хозяйке о наших приключениях.
Ксеша с восхищенными глазами впитывала все новости, что мы принесли. Ей хотелось вникнуть во все мелочи недавних событий. Она умудрялась все делать одновременно: вслушивалась, переспрашивала, строила версии и догадки, жалела людей, попавших в заложники, восхищалась Николаем, поражалась тому, как мы с Настей разговаривали по мобильнику, нацеловывала своего Силушку за то, как он ловко связал бандита - была самым нашим восторженным слушателем. От этого мы трещали, как сороки. Когда еще и кому мы сможем вот так подробно рассказать о наших подвигах?
- Ешьте, ешьте, заслужили! - Хозяйка ни разу не допустила, чтобы хоть одна из тарелок даже на мгновение опустела, постоянно носила из кухни всякие вкусности, будто там у неё на полную мощь была включена скатерть-самобранка.
- И вы, бедненькие, всю дорогу ехали под пистолетом? - Ксеша так жалостно смотрела на Настю с Аленкой, что казалось - вот-вот и она заплачет. - Как же у него, у изверга, рука поднялась на женщин и детей? У, звери! Их ныне расплодилось, как собак вшивых. Вон, по телевизору, только про них и бают12. Сейчас обычных людей уже и не показывают, только бандюков одних. Героев из них понаделали. А эти звери удержу не знают! Уже и сюда добрались...
Ксеша горестно вздохнула, но тут же глянула на мужа.
- А ты как же, Кирюшенька, не забоялся бандита, ведь с пистолетом он был? Продырявил бы, гад, моего муженёчка... Покажи хоть ту штучку, которой ты ткнул гаденыша, что за хитрая машинка?
- Да нешто мне её пода'или? - Сила удивленно воззрился на жену. - Да я мог бы его и так... легонько ткнул бы в бок... Но 'аз сказали, значит надо. Тока я не помню, нажал я кнопочку, аль нет...
Мы хохотали так, что чуть под стол не сползли. Представляю - он ткнул парализатором в бок бандита, а тот даже не догадался, что Сила кнопочку не нажал - и брык и в нокаут! Ну, умора!
Ксеша добавила смеху, вспомнив еще одну историю.
- Тут недавно Кирюшка запозднился и пошел домой напрямки, мимо магазина. А там трое подпитых мужиков, с турбазы какой-то видать, давай с моего муженька самогон требовать. Кире бы промолчать с голосом-то таким, а он давай им объяснять, что нехорошо вот так ночью людей останавливать да требовать с них спиртное. Ну, и нарвался. Те мужики-то услышали трель соловья-то моего, может, и нежные ручки его помогли, расслабились и уже со злобой давай его подтыкать, мол, вези нас к тем, у кого можно "дурью" разжиться. А Кирюшенька же не может человека обидеть, хоть и разозлился сильно. Он потерпел маленько, потом их оттолкнул, подошел и машину ихнюю... как её... ланкузер13 какой-то... взял и перевернул на спину. Пока эти придурки от удивления ртами кислород ловили, Силушка мой развернулся и отправился восвояси!

Мы до того нахохотались, что в полном бессилии выползли на крыльцо и начали скулы разминать.
Кирилл тоже вышел на крыльцо, сел на ступеньки и начал оправдываться.
- Да не ве'ьте вы ей! Все было по-д'угому. Один из них в машину за ножом полез, ну я и...
Совсем одуревшие от смеха, мы на карачках ползали по двору и искали место, где можно было упасть и умереть.
Так я никогда не хохотал! Кольша дополз до кадки с водой и сунул туда голову. Вынырнул, тряхнул своими рыжими космами, фыркнул, но одного сеанса водной терапии ему показалось мало, и он опять сунул голову в освежающую прохладу.
Алексей Игоревич тоже вышел на крыльцо, утирая слезы.
- Вот это мы сняли стресс! Сметаны, можно сказать, бадью выкушали!
Увидев, что один Сила не смеется, он подошел к нему, погасил смех и серьезно сказал:
- А вот ты у нас настоящий герой! Из нас из всех никто бы лучше тебя не смог так управиться с бандитом. Когда ты влез в кабину, мы совсем не были уверены, что обойдется без выстрелов. Потому то, что ты сделал - это выше всяких похвал! Можно сказать - готовь дырочку для ордена!

БЛАГОДАТЬ

К вечеру тучи поредели настолько, что высветились горы, окаймляющие Озеро. Мы даже сбегали к школе, которая стоит выше, чем дом Силкиных.
Оттуда вид на Озеро, освещенное желтыми лучами заходящего солнца, был бесподобен! Оранжевые горы над темным водным пространством и на фоне до сих пор еще дальних мрачных туч так сияли, будто венец победы. Зажегшиеся лампочки в селе на том берегу сверкали будто маленькие алмазы в оправе.

Спать мы решили на веранде вповалку, но сказать, что мы быстро уснули, было нельзя.
Мы еще и еще раз вспоминали сегодняшний день. Сейчас, когда все смешное уже было перебрано, мы уже вполне серьезно относились ко всему, что с нами случилось.
- Ты взаправду чувствовал приближение того, что нас захватят в заложники? - Настя положила голову мне на руку и вопросительно смотрела на меня. - А почему не позвонил?
- Нет, я даже и предположить не мог, что с вами что-то могло случиться. Предчувствие опасности было, но о какой опасности намекала мне моя подкорка, я, конечно же, понять не мог. Зато мне это здорово помогло, когда нужно было обдумывать поведение бандитов и способы спасения.
- Помню, как ты поеживался, когда я тебе сказала, что тоже на Озеро поеду.
- Пока мы с Коляном ехали сюда, моя душа будто уже была с вами в захваченном бандитами автобусе. А я не мог этого понять.
Настя легко дышала мне в ухо, а я вдруг только сейчас понял, что впервые за эти дни мне легко и спокойно.
И не только!
Мне еще и радостно - ведь мы все вместе, и моя Настя со мной!

image004

Примечания:
1 Телецкое озеро.
2 Река Бия.
3 ДТП - дорожно-транспортное происшествие.
4 Батун - сорт раннего репчатого лука.
5 Медвежатники - грабители сейфов.
6 Паужник - народное название позднего ужина перед сном.
7 Править покосы - на покосах, если они расположены на лесных полянах, от
подземных корней вырастают ростки, которые, если вовремя не срезать, ко времени
косьбы могут сделать поляну совершенно непригодной для косовицы.
8 С устатку - уставший.
9 Навигатор - прибор, получающий сигналы спутника, позволяющие определить
место, где находится владелец прибора.
10 "Макаров" - пистолет системы Макарова.
11 Бартер - товарный обмен. Здесь - обмен людьми.
12 Баять - говорить, сплетничать.
13 "Ландкрузер" - тяжелый автомобиль-внедорожник.

У вас недостаточно прав на комментирование

.