21 | 11 | 2018

Зоренька

ЗОРЕНЬКА

Из серии воспоминаний "Далматовские дали"

zorenka

- Ну что, прогуляемся, посмотрим, какая она такая Пермь? – Саша Авсиевич лукаво подмигивает хористам и танцорам «Зореньки», уже переодевшимся после предварительного концертного прогона. – Театр оперы и балета мы изучили. Неплохой театр, весь в золоте, сцена большая. Нам вполне подойдет, напоемся и напляшемся всласть. А как там, на воле, надо поглядеть. – Он первым направляется к двери, и вся мужская группа ансамбля устремляется за ним.

В семидесятые годы прошлого тысячелетия Галина и Александр Ависевичи были для далматовцев теми людьми, с кем связаны были все праздники города. Галина, всегда бодрая и энергичная, в этой талантливой паре всегда лидерствовала, а Саша, обладавший легким и общительным характером, был тем уверенным плечом, опираясь на которое, Галя сумела создать ту кипящую творческую атмосферу, в которой ярко высвечивались яркие самородки артистов.

Далматовский ансамбль «Зоренька» прибыл в Пермь на всероссийский смотр самодеятельных художественных коллективов с твердым намерением завоевать звание лауреатов. Подбор песенного и танцевального репертуара, труднейшая работа концертмейстера Александра Ивановича Иванова-Балина по подбору солистов и хористов на все хоровые группы, по достижению их созвучия, объединение в единое целое хора и танцевального коллектива, филигранная отделка элементов сценария, месяцы труднейших репетиций, иной раз по 6-8 часов в день, постановочные мучения в Курганской филармонии – все это должно было убедить московское жюри и пермских зрителей в том, что ансамбль «Зоренька» из города Далматово достоин высокого звания «народный».

Завтра конкурсный концерт, а там и домой пора, потому мы хотели успеть осмотреться, насладиться городской жизнью и везде побывать. Звонкий голос Галины Авсиевич тоже быстренько собрал девчонок на прогулку по городу, и мы всей кампанией пошли по улицам, разглядывая витрины магазинов и разношерстную людскую реку на тротуарах широких улиц.

- Смотрите, смотрите, афиши! А на них и фото нашей «Зореньки»!

На стендах с объявлениями были наклеены огромные цветные плакаты, призывающие Пермских зрителей на всероссийский смотр-конкурс лучших коллективов художественной самодеятельности. Плакаты были украшены большой цветной фотографией хора, чем-то похожем на хор нашей «Зореньки», а чуть ниже в списке коллективов ярко значился и наш ансамбль.

Светило солнышко, мы шагали по городу, весело смеясь, радуясь, отчасти еще и тому, что на обратном пути нам улыбался обед в кафе, к которому нас приписали на время пребывания в Перми.

- Не вздумайте пить и есть горячее, холодное, кислое, горькое, берегите горло – Иванов-Балин, наш маэстро, волновался не зря, ибо мы вдруг почувствовали себя необычно свободно. Кто-то потянулся к мороженому, кому-то враз захотелось отведать все напитки, что улыбались с витрин, а мужики уже заметили в сторонке столовку, откуда тянуло пивным духом и запахом вяленой рыбы.

Мало того – наш наставник разузнал, что по городу ходит грипп, и привез с собой связки чеснока, раздал нам, и требовал держать чесночные дольки возле носа, свято полагая, что наивные гриппозные микробы, захватившие Пермь, совершенно не готовы к этому чесночно-психическому оружию. Не знаю, как микробы, но коллеги-хористы из других городов почему-то обходили наши гостиничные номера стороной.

Повторяю, город как назло, к нашему приезду выложил на прилавки всю вкуснятину, какой нам всегда так хотелось в нашем небогатом городишке. Девчонки уже прифартнули конфетами и колбаской, а мужчины... В общем, купили, что смогли. Тем более, что денег особо ни у кого не было.

После обеда артисты разбились на группки и разбежались в разные стороны. Мы же, оставшиеся в небольшом числе, продолжили прогулку. Люди все спешили куда-то, грохотали трамваи, женщины с тяжелыми сумками пытались влезть в переполненные автобусы. Кое-кто из горожан рассматривали плакаты о всероссийском смотре.

3r563467

И тут Виктор Зараменских, неуемный острослов и выдумщик, вдруг резко остановился у рекламного плаката, и, обращаясь к Александру Авсиевичу, заговорщицки ему подмигнул и преувеличенно громким голосом спросил:

- А что это за ансамбль такой – «Зоренька»? Кто-нибудь видел, как они выступают?

Саша тут же подыграл Виктору:

- А как же! Они сегодня такую программу выдали, что все остальные коллективы даже репетировать не стали, мол, все равно за этими не угнаться! Когда Рейнгольд Маркер запел, зрители запаниковали, испугались, что люстра с потолка сорвется!

Все остальные тут же подхватили игру:

- Я тоже их «Свадьбу» видел – фантастика!

- А костюмы! Их, наверное, в Москве шили!

- Женщины, будто в ансамбле «Березка», так и плавают по сцене!

Народу постепенно вокруг нас становилось все больше. Горожане с интересом прислушивались, как мы заливались похвалами «Зореньке». Под шумок мы потихоньку выбирались из толпы, чтобы повторить свои дифирамбы нашему ансамблю у другой афиши.

Не знаю, этот ли рекламный пассаж повлиял, или просто пермяки заждались истинных русских голосов и хороводов, но к началу концерта зал бы забит до отказа. Нам, стоявшим за кулисами и трясущимся от волнения, казалось, что зрители только и ждут, когда наша «Зоренька» выйдет на сцену.

432

Наконец, объявили «Зореньку», и как только хоровое многоголосие прорвало тишину зала, сразу же раздались аплодисменты. Зрителей с первых же минут покорили и репертуар, и мастерство хористов, и костюмы ансамбля, но еще больше покоряло то, как четко и слаженно сливаются воедино голоса и души певцов. Да мы и сами чувствовали, что сегодня мы поем как никогда - свободно и раздольно. Еще бы! Александр Иванович - и так имеющий идеальный слух! - с помощью своего изящного маленького камертончика на многочасовых репетициях так отшлифовал наши голосенки, что сфальшивить, а тем более, схалтурить мы никак не могли!

Пчелочка золотая, что же ты жужжишь?

Пчелочка золотая, что же ты жужжишь, жужжишь?

Мощный голос Рейнгольда с хитроватой интонацией ставил перед творительницей меда прямой и недвусмысленный вопрос, мол, хватит летать, когда же ты принесешь свой мед, чтобы смазать им губы любимой и прилипнуть к ним навсегда, и хор тут же поддерживал запев:

Жаль, жаль, жалко мне – что же ты жужжишь?

Эх, жаль, жаль, жалко мне – что же ты жужжишь?

Зрители тоже начинали активно сопереживать певцу, аплодисментами подтверждая, что он на правильном пути – губы у любви должны быть медовыми, и пчелочке просто деваться некуда, как снабжать юношу медом!

Я к губам прилипну – с ними я умру!

Я к губам прилипну – с ними я умру, умру!

Зал одобрительно шумит, будто поддерживая солиста в его решении - правильно, что ходить вокруг да около, слипайтесь губами и помирайте от счастья!

Апофеоз наступил тогда, когда на сцену вплыла хореографическая изюминка нашего конкурсного показа – «Свадьба»! Отсюда и до конца выступления «Зореньки» овации уже не прекращались. Стоя на самой верхней ступеньке хора, мы, басы и баритоны, видели светящиеся счастливые лица зрителей, пространство темного украшенного золотом зала, расцвеченную огнями рампу и наших несравненных артистов, дарящих людям возможность приобщения к самому настоящему празднику – свадебному гулянию. Хор вел свадьбу, очаровательная красавица плыла под венец, а жених таял от счастья, видя неземной красоты невесту…

zorenka1

Потом, когда у нас прошло послеконцертное изнеможение, мы оказались в кругу каких-то официальных представителей, обалдевших от нашего выступления, нас везли на какой-то праздник какого-то огромного завода, мы там снова пели, ели невиданных нами омаров, пили чего-то крепкое и ароматное…

-Девчонки, вы ничего не забыли в гостинице? Сарафаны, сапожки, кокошники все забрали? Мужики, баяны и балалайки не забыли! – Галина Авсиевич, руководитель женской группы хора, как всегда, внимательно и зорко следившая за сохранностью реквизита, давала всем понять, что праздник позади, впереди вагонные полки, стук колес на стыках и торжественная встреча на Далматовском вокзале.

Лауреат Всероссийского смотра самодеятельных коллективов в г. Перми Далматовский – народный! - ансамбль «Зоренька» возвращался домой в приподнятом настроении. Еще бы! Месяцы труднейших репетиций, волнение перед финальным выступлением, напряжение в ходе соревновательного выступления, полное изнеможение после выступления увенчались успехом – ансамбль вошел в число лучших среди множества коллективов, съехавшихся на всероссийский смотр!

…Скажу честно, фамилии всех участников того давнего состава «Зореньки» я уже плохо помню, но те волнующие ощущения, восхитительный полет души в облаке обворожительных звуков оркестра, прекрасные лица артистов и непознаваемое таинство рождения сценического волшебства – всегда со мной!

(Другие статьи о Далматово здесь)

У вас недостаточно прав на комментирование

.